Дмитрий Галочкин. Точка зрения.

Осенняя волна лже-минирований снижена правоохранителями при участии НСБ
10 комментариев Осенняя волна лже-минирований снижена правоохранителями при участии НСБ

В уходящем году среди прочего весьма остро проявилась тема так называемого телефонного терроризма. Волна этих лже-звонков, угроз минирования зданий обернулась миллиардами убытков, подняла на ноги все службы реагирования.  И для законодателя это также стало определенным вызовом, и были приняты поправки, в том числе ужесточающие ответственность за телефонный терроризм. Плюс формируется еще правоприменительная практика по выявлению таких «телефонных деятелей», потому что иногда это целая группа лиц, использующие современную дорогостоящую технику для ухода от ответственности.

Кстати, иногда использование новых технологий дает злоумышленникам возможность создать такой звонок, когда формально он поступает из-за границы. Так что и здесь необходимо выстроить взаимодействие с правоохранительными органами зарубежных стран. Это тоже станет законодательным ответом.

Соответственно, информационно мы научились обрабатывать эти лже-звонки, в  правоохранительных органах есть специально обученные структуры, и уже выявлены и задержаны первые преступники, которые участвовали в таких действиях. Думаю, далее санкции будут серьезнее, и даже, скорее всего, будут выноситься не условные приговоры, а действующие, с реальными сроками.

Можно сказать, волна лже-минирования уже гасится правоохранительными органами при взаимодействии с профильными службами негосударственной сферы безопасности (НСБ).

 



 

25.12.2017
Дом станет крепостью, если простые алгоритмы защиты будет знать каждый
12 комментариев Дом станет крепостью, если простые алгоритмы защиты будет знать каждый

Безопасность – это комплексная задача: и государства, и каждого человека, отдельно взятого.  Чтобы отражение нападения не развернулось в итоге не в пользу защищающегося,  нельзя путать необходимую оборону с другими действиями.

Я считаю, есть хорошая инициатива, в том числе поддержанная Общественной палатой России. Это доктрина «Мой дом – моя крепость». Необходимо сформулировать понятие жилища и сформулировать в том числе понятие необходимой обороны в рамках обеспечения безопасности жилища, когда, например, происходят насильственные противоправные действия с незаконным проникновением против хозяев этого жилища. Жилищем может быть и снятая в аренду квартира, и номер гостиничный, и тот же гараж…

Пока этого не будет, сохранится очень непростая и чаще негативная судебная практика в отношении людей, которые защищали свой дом. Они становятся  фигурантами уголовных дел, и некоторые оказываются в местах ограничения свободы. Я считаю, что в случае, когда происходит незаконное проникновение в жилище с использованием насилия, человек может и должен защищаться любыми силами и средствами. Вот это я называю «мой дом – моя крепость». И здесь необходимо вносить поправки, в том числе законодательные, и формировать определенную правоприменительную практику.

Почему эта инициатива доктрины возникла? В свое время к калужскому  фермеру пришли несколько вооруженных злоумышленников, связали членов семьи, издевались, пытали. Фермер как-то чудом выхватил нож и двоих убил, третий убежал, тоже порезанный. Соответственно, правоохранительные органы возбудили уголовное дело против него, но не возбудили уголовное дело по факту грабежа и разбоя.

Я считаю, что он действовал в рамках необходимой обороны, и позже была правовая оценка дана, что он так и действовал. Только с помощью общественного мнения, которое, кстати, было поддержано Общественной палатой России, конкретных мер, суд  пересмотрел дело и фермер был признан потерпевшим. Хотя первое, что было возбуждено – это убийство, 105-я статья. Если бы он оказался в местах ограничения свободы, то это стало бы сигналом для людей: а как же мы можем защищать свою семью, жизнь, здоровье, честь, в конце концов?

Но есть и обратная сторона пределов защиты своего жилища. Приглашаем в гости своих оппонентов, недругов, предлагаем выпить несколько рюмок за дружбу, а потом заранее подготовленный предмет (скажем, деревянная палка с железным наконечником), со спины его бьет по голове. А хозяйка потом говорит, что защищала свою жизнь и здоровье, действовала в рамках защиты жилища. Вот от таких людей надо защищать общество.

Что зависит от каждого? Знать, что такое личная безопасность, понимать, что такое безопасность семьи, принимать меры – например, охранная сигнализация в доме. Если встречаете членов семьи вечером после работы, - сначала созвон и другие очень незатейливые, но такие надежные алгоритмы для обеспечения своей безопасности, это очень важно.
 

 

 

 

 

 

07.12.2017
Имидж негосударственной сферы безопасности портят охранники-драчуны без лицензии
3 комментария Имидж негосударственной сферы безопасности портят охранники-драчуны без лицензии

В этом году профессиональное сообщество негосударственной сферы безопасности отметило 25-летие принятия закона «О частной детективной и охранной деятельности». По нему мы долго и упорно жили, к нему уже много было принято поправок. Но мы понимаем, что нам нужен новый закон.

Мы сейчас обсуждаем, в том числе на площадке Общественной палаты России, несколько новых проектов законов, которые могли бы не просто улучшить жизнь отрасли охранной деятельности, но более эффективно использовать потенциал негосударственной сферы безопасности и охранной деятельности в обеспечение общественного порядка и общественной безопасности. Необходимо готовить комплексный пакет документов, не просто отдельно закон о частной охранной деятельности, но и готовить закон о детективной деятельности, и о других направлениях. Будут поправки в налоговую сферу, в сферу административной деятельности. Мы хотим, чтобы закон также подразумевал возможность работы частных охранных предприятий за рубежом, и в других сферах деятельности, в том числе на транспорте.

В обществе в отношении сотрудников негосударственной сферы безопасности сложились неоправданные стереотипы. Большинство резонансных случаев, которые были в средствах массовой информации, о том, что где-то охранники избили кого-то,  например, была фраза такая, что «охранник-садист избил семилетнего мальчика»... Мы все эти ситуации брали на свой контроль, проводили расследование совместно с разрешительной системой Росгвардии, и 99,9% – это творили не лицензированные охранники, никакого отношения к ЧОПам они не имели. Это так называемые контролеры торговых залов,  администраторы и так далее, люди без разрешения на занятие охранной деятельностью. Получается, мы несем имиджевые издержки в связи с этим.

Если граждане сталкиваются с подобными нарушениями, можно направить обращение в электронном виде на сайте Общественной палаты России, в профильные комиссии – в комиссию по безопасности, по общественному контролю, о вопиющих фактах. У нас есть механизмы реагирования,  обращение мы берем на личный и общественный контроль.
 

06.06.2017
  • Дмитрий Галочкин Дмитрий Галочкин

    заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю, общественной экспертизе и взаимодействию с общественными советами, председатель Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности (НСБ), заместитель председателя Координационного совета НСБ России

    Эксперт