Сергей Вострецов. Точка зрения.

Сегодня колдунов за их «чудеса» привлечь к полной ответственности не удается
13 комментариев Сегодня колдунов за их «чудеса» привлечь к полной ответственности не удается

Многие спрашивают меня: после предложения поправок об уголовной ответственности за коммерциализацию магических услуг ощущаю  ли вы я присутствие темных сил и злых духов вокруг? Отвечаю: я очень спокойный человек, к тому же православный, поэтому я не верю ни в каких духов, а особенно в тех, которых вызывают за деньги. Знаете, у Филатова, по-моему, в поэме «Про Федота-стрельца» было: «у нас своих волшебников полно, что превращают золото в… нечто».

Тем не менее, огромное, немыслимое количество граждан в магию верят.

На самом деле ключевая вещь, верят, не верят – это право граждан верить во что угодно, у каждого своя вера. Никто навязывать не может и в личную жизнь влезать. Но что касается предоставления услуг, которых не существует, а их гражданам предлагают, начиная от приворотов любовных и  заканчивая обещаниями, что деньги из разорившихся банков вернут. А некоторые товарищи, вы помните, когда в Беслане трагедия произошла, даже погибших детей (!) оживить готовы были. Поэтому мы понимаем, что когда за услугу волшебник или чародей просит денег, возникает первый вопрос: если он такой могущественный, почему ж он свою жизнь не наладит, и для чего ему нужны деньги. И во-вторых, любое доброе дело обычно, как говорится, делается безвозмездно.

Оппоненты приводят в пример способности Ванги или Матроны. НО ни одна из них никогда денег не брала. Продукты питания им приносили, это да. Только это не является имуществом, ни движимым, ни недвижимым, а деньги – это тоже движимое имущество по законодательству у нас.

Суть в чем: сегодня невозможно привлечь «волшебных» товарищей к ответственности за мошенничество, скажем, в одном только Питере на 4 миллиарда ущерба в этом году, несколько уголовных дел, да и эти  развалятся до суда. Последняя ко мне заявительница обратилась, полтора миллиона из нее вытянули. МВД отказало ей МВД в возбуждении уголовного дела: нет состава преступления.

Поэтому мы предлагаем дополнить состав 159-й статьи УК РФ  частью 7-й, где четко будет прописано, что лица, заявляющие публично о своих  сверхъестественных способностях, и за свои «чудеса» берущие деньги, они соответственно (там целый состав расписан) будут привлекаться уже к уголовной ответственности. Если ущерб незначительный, наказанием будет штраф либо исправительные работы.

И что самое страшное – что у нас регистратор государственный, Росстандарт, позволял этим господам получать регистрацию государственного образца. Там сейчас порядок уведомительный, то есть пишете заявление, что вы чародей, обладаете какими-то магическими способностями – и регистрируетесь как ИП.  Многие салоны оккультных услуг свидетельство оу регистрации на самое видное место вывешивают. А люди насмотревшись по ТВ передач о «сильных экстрасенсах», идут в салон, видят регистрацию, и верят: да, наверное, здесь что-то люди сделать. Понимаете? А в результате остаются с пустыми кошельками.

Что еще более удивительно – знаете, цинизм этих людей убивает. В одной передаче маг говорит: «Ну я-то дешево беру, в отличие от коллег, по 3000 всего за час». Но только они с ума сошли, у нас 6 миллионов граждан получают по 12 тысяч зарплату в виде МРОТ. И на эти 3000 – люди целую неделю живут. А магов этих, по данным ВЦИОМ, сегодня уже почти 800 тысяч человек, целая армия. И кто-то же их кормит? Этих не самых бедных людей, между прочим, которые еще и налоги не платят.

Вот поэтому мы расширили, помимо 159-й («Мошенничество»), еще и 163-ю, («Вымогательство»). И я очень буду настаивать, чтобы все-таки голосование по поправкам было открытое. Увидим, кому служат думцы: магам-колдунам или все-таки своим избирателям. Я уверен, что весной мы законопроект уже примем.

 

 

25.12.2017
  • Сергей Вострецов Сергей Вострецов

    депутат Государственной думы Российской Федерации с 2014 года, председатель объединения профсоюзов России СОЦПРОФ, член Общественной палаты, лидер политической партии "Трудовая партия России"

    Эксперт