Арест имущества. Мера без меры? - 15.06.2017

Арест имущества. Мера без меры? - 15.06.2017

Вынося постановление о наложении ареста на все движимое и недвижимое имущество, суды не вдаются в подробности его принадлежности. Судьям достаточно лишь наличия ходатайства следователя о принятии обеспечительных мер.

Сегодня при покупке имущества как никогда высок риск, что оно попадет под арест, а затем будет изъято лишь на основании предположения, что когда-то оно могло принадлежать человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов. Суд обычно не обращает внимания, имеет ли новый владелец заслуги перед страной или он скромный пенсионер, многодетный родитель или мать-одиночка. Для судьи достаточно лишь наличие ходатайства следователя о принятии обеспечительных мер для защиты прав потерпевшей стороны.

Из частых сообщений на форумах: «Купил у дамы машину. Приехав в ГАИ для перерегистрации узнал, что ее машина находится под арестом за долги мужа по алиментам в первой семье, что делать?...», – в панике пишет покупатель. Как рассказывают юристы, в такую же ситуацию может попасть и продавец любой недвижимости: хочешь срочно продать свою квартиру, тут выясняется, что она арестована арестована банком, так на твое имя кто-то взял кредит… Скажем, как сын 81-летнегосамарского инвалида по зрению, едва не оказавшегося на улице. По информации издания «Волга-ньюс», сын взял в банке кредит почти в 3 млн рублей. А в залог отдал квартиру отца. Подписывая документы, старичок думал, что просто страхует имущество. О том, что он давно не хозяин своей «двушки», он узнал через 5 лет от коллекторов, которые пришли его выселять за неплатежи исчезнувшего сына…

Или живет себе на даче пенсионер, а в городе в отношении одного из его сыновей возбуждено уголовное дело, и пенсионеру говорят: папаша, сынок ваш мошенник, присвоил чужие деньги, поэтому ваша дача арестована, надо возмещать ущерб… Да мало ли каких дров могут наломать родные, дети и внуки. Проблема – у них. Но, вполне возможно, что в целях обеспечения исполнения приговора в виде штрафа по уголовному делу имущество могут арестовать ваше. Даже если родственника уже нет на свете. Так, в Заполярье должник из-за тяжелой болезни умер, оставив своей матери трехкомнатную квартиру. Наследуемое жилье в целях обеспечения исполнения решения суда было арестовано. Взыскатель «согласился принять квартиру в счет погашения задолженности», сообщила пресс-служба УФССП России по Мурманской области. О дальнейшей судьбе женщины, потерявшей и сына, и кров, не говорится.

Центральный районный суд Хабаровска по ходатайству следователя наложил арест на автомобиль обвиняемого в мошенничестве бизнесмена Капырина и на автомобиль, принадлежащий по праву собственности его супруге. Каких-либо данных, подтверждающих преступное происхождение автомобиля супруги, а также наличие имущественных взысканий к ней для обеспечения приговора в материалах дела не имеется. Кроме того, по данным защиты, общая стоимость арестованного в рамках уголовного дела имущества и иного, принадлежащего обвиняемому, в разы превышает установленный следствием размер ущерба. Но если следствие просит, разбираться в объективности оснований для ареста имущества суд не станет.

А Мосгорсуд при расследовании дела банкира Александра Григорьева наложил арест не только на его имущество, но также на дом, выстроенный уже после развода бывшей супругой, живущей в нем с четырьмя детьми, и даже на дом его матери, купленный за десяток с лишним лет до обвинения сына… По закону аресту подлежит только имущество обвиняемого(подозреваемого), если есть сведения, что оно получено преступным путем. В данном случае, поскольку собственники арестованного имущества не являются фигурантами уголовных дел или должниками по исполнительному производству, обращение взыскания или арест их имущества с точки зрения права незаконен, говорят эксперты. Между тем, борясь с «финансированием преступного сообщества» бывшей женой и пожилой мамой обвиняемого, Мосгорсуд слышит только мнение следователя.

А еще, учитывая мнение следствия, суд соглашается, что имущество можно арестовать после перепродажи. Ранее у проживающего в Саратове сына Павла Беликова, обвиняемого в хищении 350 миллионов рублей с «Консервного завод ФСИН России» путем завышения закупочных цен на сырье, арестовали квартиру, гараж и автомобиль. По данным «Коммерсанта», до этого молодой человек успел продать данное имущество третьим лицам. Суд препятствовал новым владельцам вступить в права собственности. А что прокурор? Поддержал решение суда.

В последнее время правоохранительные органы часто возбуждают уголовные дела по статьям «мошенничество» (ст. 159 УК РФ), «присвоение или растрата» (ст. 160 УК РФ), «получение взятки» (ст. 290 УК РФ) и подобным делам. Стала «популярной» в связи личными банкротствами граждан и кредитных структур статья 210 ( Организация преступного сообщества). По любой из статей арест и конфискация имущества в доход государства неизбежны, ведь суду не важно, кому оно в данный момент принадлежит, если всегда под рукой стандартный вывод: арестованное имущество «приобреталось за счет средств, полученных преступным путем».

На днях Пленум Верховного суда разъяснил, что аресты имущества не должны ограничивать конституционные права граждан без серьезных оснований. Изменит ли это практику в судах?

 

Мнения экспертов

Александр Боломатов
партнер Юридической фирмы «ЮСТ», советник Федеральной палаты адвокатов

Ходатайство об аресте имущества семьи обвиняемого часто бывает бездоказательным

Надо признать, что, к сожалению, такой институт как арест имущества родственников подозреваемого (реже обвиняемого), к сожалению, часто используется не совсем добросовестно со стороны правоохранительных органов – в качестве способа «воздействия» на фигуранта дела. Он является в целом достаточно эффективным в этой связи, что не только затрагивает, но и ущемляет собственно интересы родственников.

И надо признать, что аресты имущества сохраняются в течение большого длительного времени, и, самое неприятное, их невозможно практически снять. Наши суды весьма  консервативно относятся к этому вопросу, и практически никогда не снимают наложенный ранее арест.  Известны случаи, когда арест недвижимости сохранялся многие годы, и это серьезно нарушало права не непосредственно участников данных правовых отношений, а просто их родственников и близких людей.

Суды исходят из того, что они, как правило, в качестве доказательств, необходимых для ареста, принимают какие-то оперативные данные, которые оперативный работник представил суду, некую докладную записку.

В своем рапорте оперативник или следователь пишет: по нашим сведениям, это имущество было приобретено или использовалось (либо оно  иным образом связано с преступлением, которое рассматривается) противозаконным путем. Это  является в общем основанием, чтобы суд автоматически согласился с позицией следствия и наложил соответствующий арест.

Конечно, мы понимаем, что такие сведения далеко не являются доказательствами, а по сути это просто мнение следствия, иногда даже общего – оно подгоняется под позицию обвинения. Это достаточно ненадежный инструмент.

 

Светлана Красникова
адвокат Московской коллегии адвокатов «Бородин и партнеры»

При наложении ареста на имущество третьих лиц суды не хотят исследовать доказательства

Наложение ареста на имущество третьих лиц в рамках расследования уголовного дела в отношении кого-либо возможно только на основании судебного акта. Следователь формирует ходатайство и обращается в соответствующий суд за судебным разрешением, в данном случае на арест на имущества третьих лиц.

В этом  случае обязанность суда – тщательно проверить доводы ходатайства. Кроме того, суд обязан проверить не только соблюдение процессуальной формы данного ходатайства, но и в силу уголовно-процессуального закона, и в силу разъяснений Пленума ВС РФ (19-й от 1 июня 2017 года) выяснить, имеются ли достаточные основания – фактические обстоятельства, то есть доказательства, которые бы дали основания накладывать арест на имущество третьих лиц.

Имущество формально может не  принадлежать подозреваемому и обвиняемому, но у следствия может возникнуть мнение, если есть доказательства объективные о том, что оно добыто преступным путем фигурантом по делу, либо использовалось для финансирования организованной группы, в целях экстремизма и преступного сообщества, то ходатайство об аресте обосновано и правомерно. Сама по себе оперативная информация не может лечь в основу судебного решения. Но нередко бывает иначе. И я очень надеюсь, что разъяснения Пленума каким-то образом изменят ситуацию, но это будет лишь со временем. Суды формально подходят к рассмотрению данных ходатайств следствия. Очень формально: не проверяя доводы, не выполняя требования закона, чтобы выводы всегда подтверждались доказательствами, суду проще переписать текст ходатайства и разрешить наложение ареста на имущество третьих лиц.

Кроме того, нередки же случаи, мы знаем, когда нанесенный ущерб в результате преступной деятельности фигуранта оценивается условно в 100 единиц, а арест имущества этих самых третьих лиц осуществляется на суммы, в разы превышающие ущерб: скажем,  200, 300.

Именно Пленум 19-й и говорит о том, что наложение ареста должно быть соразмерно либо объему хищения, либо штрафу, который потенциально грозит лицу, либо тому ущербу, который причинен лицам или организациям, признанным потерпевшими от совершенного преступления. И вопросы соразмерности суд также обязан проверять при рассмотрении данного ходатайства.

 

Александр Хуруджи
правозащитник, омбудсмен по вопросам, связанным с нарушением прав предпринимателей пр применении меры пресечения и исполнении приговора, предусматривающего наказание, связанное с лишением свободы

Рекомендации ВС не ущемлять право собственности третьих лиц – пока не требование. Но все же ориентир

Нередко меня спрашивают: как быть, если ты родственник обвиняемого, и вдруг узнаешь, что он под следствием, а на твое имущество наложен арест? Можно ли вообще застраховаться от такой ситуации?  Классическая песня: «Если  у вас нету тети.., если у вас нету дачи.., если нет собаки…» То есть это вопрос риторический, мы прекрасно понимаем, что в современном обществе и при современном способе исполнения законодательства застраховаться от чего-либо крайне сложно. И случаи, когда арестовывают имущество у родственников, и не только у близких, – у второго-третьего колена, они действительно частые.

Что делать? Есть постановление пленума президиума Верховного суда № 10/22 от 29 апреля 2010 года, «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности». Общий принцип следующий: сразу же, как только узнали о том, что арест имущества возможен или уже наложен судом,  родственник, чьи интересы затронуты, должен подготовить заявление и подать его в суд. Оспаривать сразу же, как только этот арест наложен.

Потому что практика получается следующая: если жалобу начинают подавать адвокаты, суд делает вывод, что спорное имущество на кого-то оформлено,  и все остальное, вытекающее.

Сейчас практика ареста имущества семьи по России складывается в основном в отношении строителей. Следствие прикрывается интересами дольщиков,  говорит, что предприниматель не может достроить тот или иной объект, бросает, и тому подобное. И арестовывают подряд все имущество – и родственников, и заработанное 10-15 лет назад, и квартиры жен, и бывших жен, и т.д. 

Выход – в суд общей юрисдикции подали безотлагательно, подготовили качественный иск, и у вас есть шансы отстоять свою правоту. При этом необходимо, чтобы иск был, с одной стороны, мотивирован, а с другой стороны, вам надо понимать, что придется пройти стадии – и  первую, и, как правило, апелляцию, и в некоторых случаях удавалось людям только в Верховном Суде. Почему так происходит? Потому что, как правило, суды первой инстанции связаны с позицией следствия. Понимаете? И вы, когда подаете, должны учитывать два фактора. Первый, на который я обратил бы внимание, - региональный фактор нельзя сбрасывать со счетов. Второй момент: к вашему делу, к вашей ситуации должно быть внимание. Если под видом уголовного преследования вашего родственника лишают вас конституционного права, и вы несете прямой ущерб, вы вправе везде направлять жалобы, и, соответственно, вы таким образом ставите под вопрос основание изначального привлечения самого этого родственника. В некоторых случаях следствие задумается: зачем нам эти проблемы, нам проще отказаться от маминой квартиры, машины бывшей жены и так далее.

То есть следствие говорит: «Вот этот застройщик или этот человек шахтер, мы у него арестовали все активы, которые нашли: «BMW», «Bentley», и у родственников в том числе». Родственники прибегают, говорят: «Как так?» Им отвечают: «Ребята, мы ничего не знаем, у нас, видите, 1000 строителей или шахтеров не получили зарплату – вы им это пойдите объясните». Фактически неофициально так говорят. И подряд на все, что попадется, накладывается арест. Однако когда этот спор доказывается вне региона, где эта проблема возникла, тогда появляется хоть какой-то шанс на правосудие.

И, конечно же, институт защиты предпринимателей в лице омбудсмена Титова существует не зря. Дело в том, что мы такие случаи изучаем, мы рассматриваем случаи несоразмерности обеспечительных мер. Они часто происходят, и были уже предметом рассмотрения в Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции». У человека по материалам дела 15 миллионов ущерба, а вы арестовываете имущество его и родственников до седьмого колена на 1,5 миллиарда. Бывают такие случаи.

Свежий пленум от 1 июня 2017 года, дает установки рекомендательного характера для судов в случаях, когда третьи лица действительно несправедливо, незаконно очевидно, под надуманным предлогом следователя лишаются своего имущества. Сейчас получается такая ситуация: у нас в 80% случаев из всех поступающих жалоб связаны либо с нарушением интересов собственника, либо незаконно человек содержится под арестом. Любое постановление Пленума  хоть это 2010 года, 2017-го, или хоть оно завтра выйдет, – оно носит рекомендательный характер. Но это уже ориентир.

 

 

 

15.06.2017

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Нередко меня спрашивают: как быть, если ты родственник обвиняемого, и вдруг узнаешь, что он под следствием, а на твое имущество наложен арест? Можно ли вообще застраховаться от такой ситуации?  Классическая песня: «Если  у вас нету тети.., если у вас нету дачи.., если нет собаки…» То есть это вопрос риторический, мы прекрасно понимаем, что в современном обществе и при современном способе исполнения законодательства застраховаться от чего-либо крайне сложно. И случаи, когда арестовывают имущество у родственников, и не только у близких, – у второго-третьего колена, они действительно частые.

    Что делать? Есть постановление пленума президиума Верховного суда № 10/22 от 29 апреля 2010 года, «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности». Общий принцип следующий: сразу же, как только узнали о том, что арест имущества возможен или уже наложен судом,  родственник, чьи интересы затронуты, должен подготовить заявление и подать его в суд. Оспаривать сразу же, как только этот арест наложен.

    Потому что практика получается следующая: если жалобу начинают подавать адвокаты, суд делает вывод, что спорное имущество на кого-то оформлено,  и все остальное, вытекающее.

    Сейчас практика ареста имущества семьи по России складывается в основном в отношении строителей. Следствие прикрывается интересами дольщиков,  говорит, что предприниматель не может достроить тот или иной объект, бросает, и тому подобное. И арестовывают подряд все имущество – и родственников, и заработанное 10-15 лет назад, и квартиры жен, и бывших жен, и т.д. 

    Выход – в суд общей юрисдикции подали безотлагательно, подготовили качественный иск, и у вас есть шансы отстоять свою правоту. При этом необходимо, чтобы иск был, с одной стороны, мотивирован, а с другой стороны, вам надо понимать, что придется пройти стадии – и  первую, и, как правило, апелляцию, и в некоторых случаях удавалось людям только в Верховном Суде. Почему так происходит? Потому что, как правило, суды первой инстанции связаны с позицией следствия. Понимаете? И вы, когда подаете, должны учитывать два фактора. Первый, на который я обратил бы внимание, - региональный фактор нельзя сбрасывать со счетов. Второй момент: к вашему делу, к вашей ситуации должно быть внимание. Если под видом уголовного преследования вашего родственника лишают вас конституционного права, и вы несете прямой ущерб, вы вправе везде направлять жалобы, и, соответственно, вы таким образом ставите под вопрос основание изначального привлечения самого этого родственника. В некоторых случаях следствие задумается: зачем нам эти проблемы, нам проще отказаться от маминой квартиры, машины бывшей жены и так далее.

    То есть следствие говорит: «Вот этот застройщик или этот человек шахтер, мы у него арестовали все активы, которые нашли: «BMW», «Bentley», и у родственников в том числе». Родственники прибегают, говорят: «Как так?» Им отвечают: «Ребята, мы ничего не знаем, у нас, видите, 1000 строителей или шахтеров не получили зарплату – вы им это пойдите объясните». Фактически неофициально так говорят. И подряд на все, что попадется, накладывается арест. Однако когда этот спор доказывается вне региона, где эта проблема возникла, тогда появляется хоть какой-то шанс на правосудие.

    И, конечно же, институт защиты предпринимателей в лице омбудсмена Титова существует не зря. Дело в том, что мы такие случаи изучаем, мы рассматриваем случаи несоразмерности обеспечительных мер. Они часто происходят, и были уже предметом рассмотрения в Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции». У человека по материалам дела 15 миллионов ущерба, а вы арестовываете имущество его и родственников до седьмого колена на 1,5 миллиарда. Бывают такие случаи.

    Свежий пленум от 1 июня 2017 года, дает установки рекомендательного характера для судов в случаях, когда третьи лица действительно несправедливо, незаконно очевидно, под надуманным предлогом следователя лишаются своего имущества. Сейчас получается такая ситуация: у нас в 80% случаев из всех поступающих жалоб связаны либо с нарушением интересов собственника, либо незаконно человек содержится под арестом. Любое постановление Пленума  хоть это 2010 года, 2017-го, или хоть оно завтра выйдет, – оно носит рекомендательный характер. Но это уже ориентир.


    Дальше...
    Написал Хуруджи Александр (Александр Хуруджи) 27.06.2017 12:28
  • Наложение ареста на имущество третьих лиц в рамках расследования уголовного дела в отношении кого-либо возможно только на основании судебного акта. Следователь формирует ходатайство и обращается в соответствующий суд за судебным разрешением, в данном случае на арест на имущества третьих лиц.

    В этом  случае обязанность суда – тщательно проверить доводы ходатайства. Кроме того, суд обязан проверить не только соблюдение процессуальной формы данного ходатайства, но и в силу уголовно-процессуального закона, и в силу разъяснений Пленума ВС РФ (19-й от 1 июня 2017 года) выяснить, имеются ли достаточные основания – фактические обстоятельства, то есть доказательства, которые бы дали основания накладывать арест на имущество третьих лиц. Имущество формально может не  принадлежать подозреваемому и обвиняемому, но у следствия может возникнуть мнение, если есть доказательства объективные о том, что оно добыто преступным путем фигурантом по делу, либо использовалось для финансирования организованной группы, в целях экстремизма и преступного сообщества, то ходатайство об аресте обосновано и правомерно. Сама по себе оперативная информация не может лечь в основу судебного решения. Но нередко бывает иначе. И я очень надеюсь, что разъяснения Пленума каким-то образом изменят ситуацию, но это будет лишь со временем. Суды очень формально подходят к рассмотрению данных ходатайств следствия. Очень формально,

    – не проверяя доводы, не выполняя требования закона, чтобы выводы всегда подтверждались доказательствами, суду проще переписать текст ходатайства и разрешить наложение ареста на имущество третьих лиц.
    Кроме того, нередки же случаи, мы знаем, когда нанесенный ущерб в результате преступной деятельности фигуранта оценивается условно в 100 единиц, а арест имущества этих самых третьих лиц осуществляется на суммы, в разы превышающие ущерб: скажем,  200, 300.

    Именно Пленум 19-й и говорит о том, что наложение ареста должно быть соразмерно либо объему хищения, либо штрафу, который потенциально грозит лицу, либо тому ущербу, который причинен лицам или организациям, признанным потерпевшими от совершенного преступления. И вопросы соразмерности суд также обязан проверять при рассмотрении данного ходатайства.

     


    Дальше...
    Написал Красникова Светлана (Светлана Красникова) 26.06.2017 17:22
  • Надо признать, что, к сожалению, такой институт как арест имущества родственников подозреваемого (реже обвиняемого), к сожалению, часто используется не совсем добросовестно со стороны правоохранительных органов – в качестве способа «воздействия» на фигуранта дела. Он является в целом достаточно эффективным в этой связи, что не только затрагивает, но и ущемляет собственно интересы родственников.

    И надо признать, что аресты имущества сохраняются в течение большого длительного времени, и, самое неприятное, их невозможно практически снять. Наши суды весьма  консервативно относятся к этому вопросу, и практически никогда не снимают наложенный ранее арест.  Известны случаи, когда арест недвижимости сохранялся многие годы, и это серьезно нарушало права не непосредственно участников данных правовых отношений, а просто их родственников и близких людей.

    Суды исходят из того, что они, как правило, в качестве доказательств, необходимых для ареста, принимают какие-то оперативные данные, которые оперативный работник представил суду, некую докладную записку.

    В своем рапорте оперативник или следователь пишет: по нашим сведениям, это имущество было приобретено или использовалось (либо оно  иным образом связано с преступлением, которое рассматривается) противозаконным путем. Это  является в общем основанием, чтобы суд автоматически согласился с позицией следствия и наложил соответствующий арест.
    Конечно, мы понимаем, что такие сведения далеко не являются доказательствами, а по сути это просто мнение следствия, иногда даже общего – оно подгоняется под позицию обвинения. Это достаточно ненадежный инструмент.


    Дальше...
    Написал Боломатов Александр (Александр Боломатов) 26.06.2017 16:50
  • Арест это еще пол беды. Пусть скажут спасибо, что не признают это имущество ветхим и не отнимают в обмен на "однушку" в Новой Москве... )))
    Написал Полянский Polyansky (Polyansky Полянский) 15.06.2017 14:34
ТЕМА НЕДЕЛИ Мошенник и предприниматель. Почему продолжают сажать обоих?
Проблемы взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, по заявлению зампреда Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, председателя Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности Анатолия Выборного, остаю...

Популярное
Новое