Заграничные юристы. Нужны ли они в российских судах? - 12.10.2017

Заграничные юристы. Нужны ли они в российских судах? - 12.10.2017

Законопроект «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» определяет порядок допуска иностранных юристов и юридических компаний к судебному представительству на территории России. Их планируется аттестовывать, а деятельность лицензировать.

По мнению одного из разработчиков законодательной инициативы, главы комитета Госдумы по госстроительству и законодательству и председателя Ассоциации юристов России Павла Крашенинникова, «страны ВТО никогда не допустят в участники своих судебных процессов иностранных юристов без подтверждения квалификации в соответствующей юрисдикции, поэтому здесь равные права у всех». Так что законопроект не противоречит российским обязательствам по ВТО не создавать различия в допуске к оказанию правовых услуг.

Для ведения дел в российских судах коллеги из-за рубежа должны получать аккредитацию при общественной организации граждан, имеющих высшее юридическое образование. Важнейшим условием допуска адвокатов и юристов к участию в судебных процессах будет наличие высшего юридического образования либо ученой степени, полученных по имеющей российскую государственную аккредитацию образовательной программе. В противном случае обучавшийся за границей юрист будет обязан пройти аттестацию в общероссийской общественной организации граждан с профильным образованием, говорится в пояснительной записке к документу.

Между тем, по наблюдениям экспертов, иностранные юристы в российских судах встречаются крайне редко. Но если законопроектом эти юристы допускаются (путем приобретения лицензии) к профессии, то как это отразится на работе судов? Правоведы опасаются, что возрастет нагрузка на аппарат, а процессуальные сроки увеличатся. В ФПА считают, что «день открытых дверей» для иностранных юристов и адвокатов в российских судах «отрицательно скажется» на национальной безопасности России.

Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков поясняет, что любые национальные власти и представительные органы тщательно оберегают свои юрисдикции и прежде всего – право на судебное представительство. «Оно исключительно за национальными адвокатами (юристами), в суды не допускаются иностранные юристы. А в большинстве случаев для этого обязательно также и гражданство страны. В этом национальный интерес государства».
Задача оградить граждан от услуг некомпетентных юристов соответствует общемировой практике. Нужно ли для этого искать их среди иностранцев в российских судах?

 

Мнения экспертов

Рафаэль Марданшин
депутат Госдумы ФС РФ («Единая Россия»), член комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству

Законодатель намерен оградить граждан от услуг некомпетентных юристов

Внимание законодателя к работе именно иностранных юристов и фирм у нас в судах не совсем неожиданно. Мы знаем опыт работы российских юристов,  которые имеют российский диплом и работают за рубежом: во многих странах наш диплом о юридическом образовании не котируется и не дает права представлять кого-то в судах. Поэтому аналогичное изменение хотели мы внести в наше российское законодательство.

Иностранные граждане, получившие юридическое образование за рубежом, конечно же, не могут разбираться в полном объеме, скажем так, в нашем российском законодательстве. И зачастую, предлагая оказать юридическую помощь нашим гражданам или организациям, они, как правило, вводят в заблуждение россиян, когда называют себя квалифицированным адвокатом, квалифицированным юристом. Результатом зачастую становится именно низкое качество вот этих юридических услуг, которые получают наши граждане.

Не запрещается же иностранным компаниям и организациям представлять стороны в судах, если в этих компаниях работают наши, российские юристы, которые получили образование в высших учебных заведениях Российской Федерации или имеют ученую степень по данной юридической специальности. Поэтому они и так могут эти услуги оказывать. А если это касается непосредственно иностранного гражданина, который имеет высшее юридическое образование, но оно получено за рубежом, то ему предлагается сдать профессиональный экзамен по юридической специальности у нас в России, чтобы полноценно заниматься юридической практикой. Вполне возможно, иностранцы искренне хотят оказывать россиянам юридические услуги, но, не имея опыта и знания тех законов, которые существуют именно в нашей стране, конечно, они могут иногда просто совершать ошибки.

Иногда наши граждане доверяют представлять их интересы в суде соседям, знакомым, которые порой не имеют даже элементарного начального юридического образования, а потом проигрывают дело в суде. Сосед зачастую не сможет не то что полноценно защитить сторону в суде, а вообще даже просто разобраться в этом судебном процессе. А это тоже очень важно – знать и понимать принципы судебного процесса. Граждане  начинают жаловаться в различные инстанции, что суд несправедливый, что неправильно рассмотрели их дело. Но бывает,  из-за ошибок «соседей или знакомых», которые были допущены, когда уже вынесен судебный акт и вступил в силу, он порой не может быть уже оспорен. Поэтому и предлагается, чтобы примерно так же, как сейчас это происходит по уголовным делам,   гражданские,  административные и арбитражные дела все-таки вели либо адвокаты, либо лица, которые имеют высшее юридическое образование, полученное именно в учебных заведениях РФ.

Конечно, очень важно, чтобы человек защищал свои права и интересы не просто при помощи своего знакомого или объявления, которое он в ближайшей газете, может быть, нашел или на столбе увидел, а именно получил эту услугу через адвокатскую контору или бюро. За них  поручается конкретная юридическая структура, что, во-первых, интересы гражданина будет представлять специалист с высшим профильным образованием, и этот человек не просто со стороны пришел и в любой момент может исчезнуть, а он на самом деле вписан в юридическое сообщество  и работает в нужной гражданину сфере: по гражданским делам, по уголовным делам или  арбитражным. А если гражданин берет для представительства первого попавшегося либо кого-то, кто предлагает ему оказать услугу за небольшое вознаграждение и готово взяться за любое дело, хоть за гражданское, хоть за арбитражное, хоть за административное, – это, конечно, должно в какой-то степени настораживать и вызывать недоверие к данному лицу. Задача законопроекта о представительстве сторон в судах - оградить граждан от услуг некомпетентных юристов, и это соответствует общемировой практике.

 

Магомед Газдиев
партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», руководитель практики «Финансовые организации»

Идея лицензирования деятельности иностранных юристов в наших судах полезна, но где эти юристы?

Дискуссия о лицензировании деятельности иностранных юристов в наших судах, по большому счету, отсутствует. И надо сказать, что инициатива хороша, она проста, понятна. И оппонирования со стороны профессионального сообщества нет в силу малозначительности той проблемы, которую она решает.

Иностранцы в российских судах встречаются чрезвычайно редко, а иностранные юристы – это, скорее экзотика, чем какая-нибудь практика или проблема, которую необходимо решать на законодательном уровне. А чем тогда вызвана необходимость урегулировать иностранное «вмешательство» в наших судах?

Я думаю, что здесь речь может идти о попытке решить большую проблему по частям. Дело в том, что дискуссия относительно урегулирования рынка юридических услуг в нашем правопорядке ведется очень давно. И решить эту проблему до настоящего времени нам не удалось. У нас нет даже концептуального понимания, как именно ее нужно решать. Мнений очень много, но единого подхода ни в Министерстве юстиции, ни в высших судах, ни в самом профессиональном сообществе пока, к сожалению, не выработано.

Я бы склонялся к необходимости лицензирования представителей от каждой конкретной юрисдикции. Если мы говорим о представительстве в общей юрисдикции, в районных, городских судах, то это юристы одной направленности, люди, знающие одну сферу деятельности. Если же мы говорим о спорах хозяйствующих субъектов, об арбитражном процессе, в особенности делах о банкротстве, то это совершенно другая квалификация, другая направленность деятельности и, соответственно, другая лицензия. Как мне кажется, решение должно находиться в этой плоскости.

То же, что сегодня предлагается, то есть ограничение участия иностранных юристов в качестве представителей в судах путем введения базового образовательного ценза – это прекрасно, очень правильно, но, к сожалению, никаких проблем на сегодня это не решает, поскольку касается крайне малочисленного субъекта участия, то есть иностранных юристов.

 

Рубен Маркарьян
Главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», заместитель Президента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член рабочей группы президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и взаимодействию со структурами гражданского общества, кандидат юридических наук

Плодить общественные организации – это характерная российская черта

Для того чтобы в любой стране представлять клиента или оказывать ему квалифицированную помощь, нужно знать законодательство этой страны. И процесс знать надо, если в суд собираешься. Я член Адвокатской палаты Берлина, но права выступать в суде по немецкому праву у меня нет. У меня есть право консультировать по российскому законодательству. Я имею право работать в Германии. И не надо мне было никаких экзаменов сдавать. Достаточно того, что я являюсь членом Адвокатской палаты Москвы. Соответственно, статус мой принимается во внимание коллегами из Германии. Если ты хочешь работать в Германии и консультировать там, то пожалуйста. Надо стать членом ее адвокатской палаты.

Я не вижу препятствий тому, чтобы иностранные адвокаты занимались тем же самым и здесь. Если ты немецкий адвокат и хочешь консультировать в России по немецкому праву, приходи в адвокатскую палату, регистрируйся. Получи соответствующее образование, сдай квалификационный экзамен – такой же, как я сдавал, когда становился адвокатом. Здесь ничего такого экстраординарного нет. По идее, так должно быть.

Или как вот предлагается в законе сейчас: специальный реестр введется: адвокаты регистрируются и имеют право консультировать, но только по тому праву,  в котором они специалисты. Если хочешь работать и консультировать клиентов по российскому законодательству, – пожалуйста. Этих иностранцев в России – полтора человека, может быть, работает, в судах, так что это даже не тема для обсуждения, ведь никому из иностранных адвокатов не придет в голову приехать и работать здесь по российскому праву, которого они просто не знают.

Весь сыр-бор, который произошел, видимо, в последнюю неделю, вся юридическая тусовка шумит по поводу законопроекта, который был внесен в Госдуму, о том, чтобы эти самые иностранные адвокаты получали лицензии, и эти лицензии выдавала бы какая-то общественная организация. Вся интрига-то – в этом. Есть адвокатские палаты, которые уже существуют и которые для этих целей и предназначены, – точно так же, как и во всем мире, как и в Германии, членом палаты которой я являюсь. Но в законопроекте так прозвучало как-то хитренько, что некая общественная организация, а не адвокатская палата будет выдавать лицензии этим иностранным адвокатам.

Там же не написано название, а у нас общественных организаций не так уж много, основная – это Ассоциация юристов России. Половину состава этой организации составляют адвокаты. И вот тут как бы получилось так: в законе будет написано, что общественная организация становится лицензирующим органом. Сегодня она дает лицензии лишь иностранным адвокатам, а завтра она дает всем – и нашим тоже. То есть получается такое двоевластие, которое разрушит адвокатскую, защитную систему, которая в стране существует. Вот, собственно, вся история. Просто у кого-то такая родилась, видимо, идея для того, чтобы придать веса своей организации.

Наплодить какие-то общественные организации, ассоциации – это наша, видимо, российская черта, традиция, если хотите.

Я помню, как-то был на Кипре, представляя Всероссийское общественное движение. Сейчас оно называется «Организация ветеранов «Боевое братство». Его все знают. Мы хотели организовать взаимодействие между ветеранами войны 74-го года на Кипре и нашими ветеранами. И я встречался с министром юстиции и общественной безопасности Кипра. Он и сам ветеран, воевал в 74-м.

И я у министра  спрашиваю, мол, рекомендуйте нам какую-то общественную организацию ветеранов, мы с ней законтачим и будем поддерживать связь. Он говорит: «У нас нет никакой общественной организации ветеранов». Я говорю: «Как нет? Вот у нас их тут сотни всяких. Ветераны группы такой-то, группы такой-то, «Альфа», «Бета», «Вымпел», «Динамо», движения, общественные организации…» Он говорит: «А зачем вам общественные организации ветеранов?» Я говорю: «В уставе написано: для защиты нарушенных прав ветеранов». Он говорит: «А у нас не нарушают права ветеранов». Поэтому, им, видимо, и общественные организации не нужны. Такая же история и с юристами. Не надо плодить большое количество общественных организаций юристов, создавать ассоциации для того, чтобы потом выдавать какие-то лицензии.

Существуют, уже бог знает сколько, адвокатские палаты.  Это как раз тот орган, который регулирует правозащитную деятельность. Те, кто хочет стать адвокатом, в том числе, иностранцы, пожалуйста, по определенной процедуре получайте. Это называется не «лицензия», а «включение в реестр».

Кстати, был такой вопрос: если в России будут работать иностранцы – не обязательно из Берлина, а из Казахстана, из Молдовы, Украины, из Беларуси – чем больше их будет, тем больше конкуренция и тем ниже будут цены на услуги, тем гражданам легче. Но государство-то забоится не о том, что цены будут ниже. Государство, прежде всего, берет на себя обязанность заботиться о качестве российского процесса. И даже если услуга будет стоить сто рублей вместо тысячи рублей, то какой толк от нее? Вот, собственно, о чем речь. Таким образом регулируется рынок не только ценообразования юридических услуг, но и качество их.

 

Юрий Пилипенко: Допуск иностранных адвокатов к работе в российских судах - только на условиях взаимности

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Юрий Пилипенко назвал причину,  по которой «большинство российских адвокатов» восприняли положения законопроекта о регулировании деятельности иностранных представителей в российских судах «недобродушно и даже остро». Вопросы адвокатского сообщества к документу вызвал тезис о наделение некой общественной организации  правом аттестовать иностранных граждан для целей представительства в судах.

«Этот законопроект, с одной стороны, действительно очень нужен стране,  потому что в нем есть та часть, которую мы давно ждем, - заявил Юрий Пилипенко в прямом эфире радиопроекта ЭСМИ «ЗАКОНИЯ». - В российских судах до сих пор представлять спорящие стороны приходят люди без юридического образования. И когда Павел Владимирович Крашенинников предложил считать допуском к работе в судах в качестве представителей людей  с обязательным юридическим образованием, то в этой части, конечно же, мы законопроект приветствуем».
 
В то же время президент ФПА РФ отметил, что в адвокатской среде не вызывает поддержки само основание законодательного регулирования. «Я должен сообщить: иностранные граждане в судах физически отсутствуют, их как таковых там нет. А если есть, то это редкие случаи», - сказал Юрий Пилипенко.
 
По данным главы  ФПА, проведенный среди адвокатов  опрос, как часто они видят иностранцев в судах, показал, что «80% не видели никогда, 6% видели, но давно, и только что-то около 1% видят иногда иностранных граждан в судах». В этаких условиях неубедительным выглядит положение законопроекта «о наделении  некой общественной организации, хотя все имели в виду, конечно, Ассоциацию юристов России, правом аттестовать иностранных граждан для целей представительства в судах».
 
«Наша позиция сводится к тому, что судебное представительство – это зона государственного суверенитета. И иностранные граждане могут у нас работать в судах в качестве представителей только на основании условий взаимности: если где-то за рубежом российских граждан и адвокатов пускают в суд, тогда, наверное, можно допустить иностранных адвокатов в суды России. Иначе вообще не понятно, зачем в судах иностранные адвокаты, юристы,  даже сертифицированные такой уважаемой организацией как Ассоциация юристов России. Вот в этом и было недоумение адвокатской общественности, и мы его не постеснялись высказать прямо», - сказал Юрий Пилипенко.
 
Отвечая на вопрос радиослушательницы, Юрий Пилипенко подчеркнул, что «ни в одной цивилизованной стране мира кто ни попадя в суд представителем ходить не может». В качестве примера президент ФПА привел итоги специального исследования палаты. Лишь около десятка стран в мире, такие как Конго, Киргизия, Узбекистан и до недавнего времени Украина, позволяли всем гражданам свободно, на основании доверенности работать в суде представителями. В большинстве цивилизованных стран даже консультации имеют право давать только адвокаты. В этой связи президент ФПА РФ выразил надежду, «что и в России такие перспективы, когда любой может ходить работать в суд, исчезнут».
 
Законопроект «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» был внесен главой комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым,  по совместительству председателем Ассоциации юристов России (АЮР). Документом предлагается установить единые требования о наличии отечественного юридического образования у представителей граждан и организаций для ведения гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции, а также в арбитражных судах.
 
Согласно приведенным на сайте АЮР тексту законопроекта и пояснительной записке к нему, обучавшиеся за границей юристы будут обязаны  проходить аттестацию в общероссийской общественной организации с профильным образованием.
 

 

 
 

12.10.2017

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Юрий Пилипенко назвал причину, по которой «большинство российских адвокатов» восприняли положения законопроекта о регулировании деятельности иностранных представителей в российских судах «недобродушно и даже остро». Вопросы адвокатского сообщества к документу вызвал тезис о наделение некой общественной организации правом аттестовать иностранных граждан для целей представительства в судах.

    «Этот законопроект, с одной стороны, действительно очень нужен стране, потому что в нем есть та часть, которую мы давно ждем, - заявил Юрий Пилипенко в прямом эфире радиопроекта ЭСМИ «ЗАКОНИЯ». - В российских судах до сих пор представлять спорящие стороны приходят люди без юридического образования. И когда Павел Владимирович Крашенинников предложил считать допуском к работе в судах в качестве представителей людей с обязательным юридическим образованием, то в этой части, конечно же, мы законопроект приветствуем».

    В то же время президент ФПА РФ отметил, что в адвокатской среде не вызывает поддержки само основание законодательного регулирования. «Я должен сообщить: иностранные граждане в судах физически отсутствуют, их как таковых там нет. А если есть, то это редкие случаи», - сказал Юрий Пилипенко.

    По данным главы ФПА, проведенный среди адвокатов опрос, как часто они видят иностранцев в судах, показал, что «80% не видели никогда, 6% видели, но давно, и только что-то около 1% видят иногда иностранных граждан в судах». В этаких условиях неубедительным выглядит положение законопроекта «о наделении некой общественной организации, хотя все имели в виду, конечно, Ассоциацию юристов России, правом аттестовать иностранных граждан для целей представительства в судах».

    «Наша позиция сводится к тому, что судебное представительство – это зона государственного суверенитета. И иностранные граждане могут у нас работать в судах в качестве представителей только на основании условий взаимности: если где-то за рубежом российских граждан и адвокатов пускают в суд, тогда, наверное, можно допустить иностранных адвокатов в суды России. Иначе вообще не понятно, зачем в судах иностранные адвокаты, юристы, даже сертифицированные такой уважаемой организацией как Ассоциация юристов России. Вот в этом и было недоумение адвокатской общественности, и мы его не постеснялись высказать прямо», - сказал Юрий Пилипенко.

    Отвечая на вопрос радиослушательницы, Юрий Пилипенко подчеркнул, что «ни в одной цивилизованной стране мира кто ни попадя в суд представителем ходить не может». В качестве примера президент ФПА привел итоги специального исследования палаты. Лишь около десятка стран в мире, такие как Конго, Киргизия, Узбекистан и до недавнего времени Украина, позволяли всем гражданам свободно, на основании доверенности работать в суде представителями. В большинстве цивилизованных стран даже консультации имеют право давать только адвокаты. В этой связи президент ФПА РФ выразил надежду, «что и в России такие перспективы, когда любой может ходить работать в суд, исчезнут».

    Законопроект «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» был внесен главой комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым, по совместительству председателем Ассоциации юристов России (АЮР). Документом предлагается установить единые требования о наличии отечественного юридического образования у представителей граждан и организаций для ведения гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции, а также в арбитражных судах.

    Согласно приведенным на сайте АЮР тексту законопроекта и пояснительной записке к нему, обучавшиеся за границей юристы будут обязаны проходить аттестацию в общероссийской общественной организации с профильным образованием.

    Взято отсюда...>
    Написал П. В. (аdmin) 31.10.2017 13:18
  • Для того чтобы в любой стране представлять клиента или оказывать ему квалифицированную помощь, нужно знать законодательство этой страны. И процесс знать надо, если в суд собираешься. Я член Адвокатской палаты Берлина, но права выступать в суде по немецкому праву у меня нет. У меня есть право консультировать по российскому законодательству. Я имею право работать в Германии. И не надо мне было никаких экзаменов сдавать. Достаточно того, что я являюсь членом Адвокатской палаты Москвы. Соответственно, статус мой принимается во внимание коллегами из Германии. Если ты хочешь работать в Германии и консультировать там, то пожалуйста. Надо стать членом ее адвокатской палаты.

    Я не вижу препятствий тому, чтобы иностранные адвокаты занимались тем же самым и здесь. Если ты немецкий адвокат и хочешь консультировать в России по немецкому праву, приходи в адвокатскую палату, регистрируйся. Получи соответствующее образование, сдай квалификационный экзамен – такой же, как я сдавал, когда становился адвокатом. Здесь ничего такого экстраординарного нет. По идее, так должно быть.

    Или как вот предлагается в законе сейчас: специальный реестр введется: адвокаты регистрируются и имеют право консультировать, но только по тому праву,  в котором они специалисты. Если хочешь работать и консультировать клиентов по российскому законодательству, – пожалуйста. Этих иностранцев в России – полтора человека, может быть, работает, в судах, так что это даже не тема для обсуждения, ведь никому из иностранных адвокатов не придет в голову приехать и работать здесь по российскому праву, которого они просто не знают.

    Весь сыр-бор, который произошел, видимо, в последнюю неделю, вся юридическая тусовка шумит по поводу законопроекта, который был внесен в Госдуму, о том, чтобы эти самые иностранные адвокаты получали лицензии, и эти лицензии выдавала бы какая-то общественная организация. Вся интрига-то – в этом. Есть адвокатские палаты, которые уже существуют и которые для этих целей и предназначены, – точно так же, как и во всем мире, как и в Германии, членом палаты которой я являюсь. Но в законопроекте так прозвучало как-то хитренько, что некая общественная организация, а не адвокатская палата будет выдавать лицензии этим иностранным адвокатам.

    Там же не написано название, а у нас общественных организаций не так уж много, основная – это Ассоциация юристов России. Половину состава этой организации составляют адвокаты. И вот тут как бы получилось так: в законе будет написано, что общественная организация становится лицензирующим органом. Сегодня она дает лицензии лишь иностранным адвокатам, а завтра она дает всем – и нашим тоже. То есть получается такое двоевластие, которое разрушит адвокатскую, защитную систему, которая в стране существует. Вот, собственно, вся история. Просто у кого-то такая родилась, видимо, идея для того, чтобы придать веса своей организации.

    Наплодить какие-то общественные организации, ассоциации – это наша, видимо, российская черта, традиция, если хотите.

    Я помню, как-то был на Кипре, представляя Всероссийское общественное движение. Сейчас оно называется «Организация ветеранов «Боевое братство». Его все знают. Мы хотели организовать взаимодействие между ветеранами войны 74-го года на Кипре и нашими ветеранами. И я встречался с министром юстиции и общественной безопасности Кипра. Он и сам ветеран, воевал в 74-м.

    И я у министра  спрашиваю, мол, рекомендуйте нам какую-то общественную организацию ветеранов, мы с ней законтачим и будем поддерживать связь. Он говорит: «У нас нет никакой общественной организации ветеранов». Я говорю: «Как нет? Вот у нас их тут сотни всяких. Ветераны группы такой-то, группы такой-то, «Альфа», «Бета», «Вымпел», «Динамо», движения, общественные организации…» Он говорит: «А зачем вам общественные организации ветеранов?» Я говорю: «В уставе написано: для защиты нарушенных прав ветеранов». Он говорит: «А у нас не нарушают права ветеранов». Поэтому, им, видимо, и общественные организации не нужны. Такая же история и с юристами. Не надо плодить большое количество общественных организаций юристов, создавать ассоциации для того, чтобы потом выдавать какие-то лицензии.

    Существуют, уже бог знает сколько, адвокатские палаты.  Это как раз тот орган, который регулирует правозащитную деятельность. Те, кто хочет стать адвокатом, в том числе, иностранцы, пожалуйста, по определенной процедуре получайте. Это называется не «лицензия», а «включение в реестр».

    Кстати, был такой вопрос: если в России будут работать иностранцы – не обязательно из Берлина, а из Казахстана, из Молдовы, Украины, из Беларуси – чем больше их будет, тем больше конкуренция и тем ниже будут цены на услуги, тем гражданам легче. Но государство-то забоится не о том, что цены будут ниже. Государство, прежде всего, берет на себя обязанность заботиться о качестве российского процесса. И даже если услуга будет стоить сто рублей вместо тысячи рублей, то какой толк от нее? Вот, собственно, о чем речь. Таким образом регулируется рынок не только ценообразования юридических услуг, но и качество их.

     


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 27.10.2017 18:20
  • Дискуссия о лицензировании деятельности иностранных юристов в наших судах, по большому счету, отсутствует. И надо сказать, что инициатива хороша, она проста, понятна. И оппонирования со стороны профессионального сообщества нет в силу малозначительности той проблемы, которую она решает.

    Иностранцы в российских судах встречаются чрезвычайно редко, а иностранные юристы – это, скорее экзотика, чем какая-нибудь практика или проблема, которую необходимо решать на законодательном уровне. А чем тогда вызвана необходимость урегулировать иностранное «вмешательство» в наших судах?

    Я думаю, что здесь речь может идти о попытке решить большую проблему по частям. Дело в том, что дискуссия относительно урегулирования рынка юридических услуг в нашем правопорядке ведется очень давно. И решить эту проблему до настоящего времени нам не удалось. У нас нет даже концептуального понимания, как именно ее нужно решать. Мнений очень много, но единого подхода ни в Министерстве юстиции, ни в высших судах, ни в самом профессиональном сообществе пока, к сожалению, не выработано.

    Я бы склонялся к необходимости лицензирования представителей от каждой конкретной юрисдикции. Если мы говорим о представительстве в общей юрисдикции, в районных, городских судах, то это юристы одной направленности, люди, знающие одну сферу деятельности. Если же мы говорим о спорах хозяйствующих субъектов, об арбитражном процессе, в особенности делах о банкротстве, то это совершенно другая квалификация, другая направленность деятельности и, соответственно, другая лицензия. Как мне кажется, решение должно находиться в этой плоскости.
     

    То же, что сегодня предлагается, то есть ограничение участия иностранных юристов в качестве представителей в судах путем введения базового образовательного ценза – это прекрасно, очень правильно, но, к сожалению, никаких проблем на сегодня это не решает, поскольку касается крайне малочисленного субъекта участия, то есть иностранных юристов.

     

     


    Дальше...
    Написал Газдиев Магомед (Магомед Газдиев) 27.10.2017 17:48
  • Внимание законодателя к работе именно иностранных юристов и фирм у нас в судах не совсем неожиданно. Мы знаем опыт работы российских юристов,  которые имеют российский диплом и работают за рубежом: во многих странах наш диплом о юридическом образовании не котируется и не дает права представлять кого-то в судах. Поэтому аналогичное изменение хотели мы внести в наше российское законодательство.

    Иностранные граждане, получившие юридическое образование за рубежом, конечно же, не могут разбираться в полном объеме, скажем так, в нашем российском законодательстве. И зачастую, предлагая оказать юридическую помощь нашим гражданам или организациям, они, как правило, вводят в заблуждение россиян, когда называют себя квалифицированным адвокатом, квалифицированным юристом. Результатом зачастую становится именно низкое качество вот этих юридических услуг, которые получают наши граждане.

    Не запрещается же иностранным компаниям и организациям представлять стороны в судах, если в этих компаниях работают наши, российские юристы, которые получили образование в высших учебных заведениях Российской Федерации или имеют ученую степень по данной юридической специальности. Поэтому они и так могут эти услуги оказывать. А если это касается непосредственно иностранного гражданина, который имеет высшее юридическое образование, но оно получено за рубежом, то ему предлагается сдать профессиональный экзамен по юридической специальности у нас в России, чтобы полноценно заниматься юридической практикой. Вполне возможно, иностранцы искренне хотят оказывать россиянам юридические услуги, но, не имея опыта и знания тех законов, которые существуют именно в нашей стране, конечно, они могут иногда просто совершать ошибки.

    Иногда наши граждане доверяют представлять их интересы в суде соседям, знакомым, которые порой не имеют даже элементарного начального юридического образования, а потом проигрывают дело в суде. Сосед зачастую не сможет не то что полноценно защитить сторону в суде, а вообще даже просто разобраться в этом судебном процессе. А это тоже очень важно – знать и понимать принципы судебного процесса. Граждане  начинают жаловаться в различные инстанции, что суд несправедливый, что неправильно рассмотрели их дело. Но бывает,  из-за ошибок «соседей или знакомых», которые были допущены, когда уже вынесен судебный акт и вступил в силу, он порой не может быть уже оспорен. Поэтому и предлагается, чтобы примерно так же, как сейчас это происходит по уголовным делам,   гражданские,  административные и арбитражные дела все-таки вели либо адвокаты, либо лица, которые имеют высшее юридическое образование, полученное именно в учебных заведениях РФ.

    Конечно, очень важно, чтобы человек защищал свои права и интересы не просто при помощи своего знакомого или объявления, которое он в ближайшей газете, может быть, нашел или на столбе увидел, а именно получил эту услугу через адвокатскую контору или бюро. За них  поручается конкретная юридическая структура, что, во-первых, интересы гражданина будет представлять специалист с высшим профильным образованием, и этот человек не просто со стороны пришел и в любой момент может исчезнуть, а он на самом деле вписан в юридическое сообщество  и работает в нужной гражданину сфере: по гражданским делам, по уголовным делам или  арбитражным. А если гражданин берет для представительства первого попавшегося либо кого-то, кто предлагает ему оказать услугу за небольшое вознаграждение и готово взяться за любое дело, хоть за гражданское, хоть за арбитражное, хоть за административное, – это, конечно, должно в какой-то степени настораживать и вызывать недоверие к данному лицу. Задача законопроекта о представительстве сторон в судах - оградить граждан от услуг некомпетентных юристов, и это соответствует общемировой практике.


    Дальше...
    Написал Марданшин Рафаэль (Рафаэль Марданшин) 27.10.2017 17:07
ТЕМА НЕДЕЛИ Мошенник и предприниматель. Почему продолжают сажать обоих?
Проблемы взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, по заявлению зампреда Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, председателя Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности Анатолия Выборного, остаю...

Популярное
Новое