Закон о допинге: спасение спорта от заразы или лишняя нагрузка для судов? - 10.11.2016

Закон о допинге: спасение спорта от заразы или лишняя нагрузка для судов? - 10.11.2016

Госдума РФ во втором и третьем чтениях приняла законопроект о введении уголовной ответственности за склонение спортсменов к употреблению препаратов, запрещенных для использования в спорте. Для тренеров, спортивных врачей и других специалистов данной сферы предусмотрены санкции от штрафа в размере до 300 тыс. руб. до ограничения свободы на срок до двух лет. Если спортсмен получил запрещенные субстанции «независимо от его согласия», виновным грозит штраф до 1 млн руб., ограничение свободы на срок до двух лет либо лишение свободы до одного года.

Сфере спорта, которая сегодня является серьезной отраслью экономики, необходимо регулирование. Это позиция адвоката Алексея Мельникова, назвавшего новые меры обоснованными и разумными, так как они «носят больше экономический характер». Его коллега Игорь Симонов, напротив, считает, что применение допинга «не относится к числу общественно-опасных деяний», а характер санкций скорее политический.

Адвокаты Руслан Коблев и Сталина Гуревич против любого ужесточения законов и введения новых составов в УК РФ: ответственность можно предусмотреть в рамках административного кодекса, к тому же «это лишняя работа следователей и судов».

Введением в УК РФ статей об ответственности за нарушение антидопинговых правил Россия на мировой арене признает наличие такой практики среди отечественных спортсменов, сказал зампрезидента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ Рубен Маркарьян. Это, по мнению эксперта, «затрагивает честь нашего государства».

Специалист по спортивной медицине Петр Лидов считает, что уголовная ответственность отрезвит врачей команд и они с оглядкой начнут назначать фармакологические программы и системы питания, а большинство спортсменов начнут отказываться от использования допинга, сознавая, что это повредит их карьере.

Глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский настаивает также на внесении поправок о контрактных отношениях тренера и спортсмена и в Трудовой кодекс. Это исключит ситуацию, когда отношения между профессионалами строятся на достижении победы любой ценой, даже ценой потери здоровья спортсмена.

Как заявила исполняющая обязанности главы Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Анна Анцелиович, закон о допинге показывает миру, и в том в числе WADA, серьезность намерений страны. Кроме того, если до сегодняшнего дня основное наказание несли спортсмены, теперь оно распространится на лиц из «орбиты» вокруг них. Однако, предостерегает экс-тренер футболист Валерий Газзаев, спортсмен может начать принимать допинг, никого не предупреждая. А потом обвинят тренера.

Проблемы допинга затрагивают и молодежный спорт возникновением рисков, связанных с наркопотреблением. Будут ли работать дополнения в УК РФ о допинге?

Мнения экспертов

Рубен Маркарьян,
адвокат, главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», заместитель Президента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член рабочей группы президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и взаимодействию со структурами гражданского общества, кандидат юридических наук:

Надо повысить ответственность докторов в массовой медицине, а потом уж наказывать спортивных врачей

Что означает введение в России уголовной  ответственности за допинг? Что  мы признаем наличие проблемы. Как бы мы ни кричали, что это WADA такая бессовестная – с американцами вон как, а с нами вон как поступила, –  мы по факту признаем, что у нас такие нарушения были, и пытаемся показать, что мы с ними будем бороться, чтобы потом так не позориться на междунарордной арене.

Вопрос в том, насколько принятая норма  будет работать. Во-первых, ее предлагается отдать дознанию, а в там работают ребятки возрастом чуть больше 20 лет. Что они понимают в этом допинге, в сложных механизмах определения? Экспертизы надо будет проводить... Получится так: будет расследовать какой-то старший лейтенант-дознаватель в возрасте 24 лет, –  замечательно, но я не думаю, что это будет профессиональное расследование.

Во-вторых, может быть, заняться изначально наведением порядка в другой сфере? Почему мы выделяем только спортивных медиков? Опять же, если эти вещества относятся к наркотическим, то они и так уже в списке запрещенных.

Слушайте, давайте мы начнем наводить порядок и среди основной категории врачей. Сейчас существует уголовная ответственность по статье халатность, но попробуйте привлечь хотя бы одного доктора за неверно выставленный диагноз, за то, что он назначил жаропонижающее вместо антибактериального препарата. Люди от врачебной халатности умирают сотнями. В моем адвокатском производстве есть дело о гибели женщины-роженицы, которая скончалась от гриппа в больнице. Медикам показалось, что у нее послеродовая депрессия, лечили ее специальными препаратами от депрессии, а у нее элементарный грипп. Попробуйте возбудить уголовное дело против врача, который просто не  увидел у пациента гриппа.

Статьи, которая может привлечь медиков к ответственности в случаях, когда пациенту прописано не то лекарство, неверный диагноз поставлен или не проведены какие-то процедуры, у нас нет. За халатность врача можно привлечь только в том случае, если он внутри пациента ножницы забыл при операции, и от этого пациент умер, а в других случаях нет. Здесь никто почему-то тревогу не бьет, но вдруг все срочно озаботились врачами спортивными:  давайте будем их наказывать!

Иначе как неким сиюминутным реверансом  в сторону запада принятую норму не назовешь.

О медальном плане и допинге. Для того, чтобы у нас были результативные выступления спортсменов при основном принципе Олимпиады «главное не победа, а участие», нужно развивать массовый спорт. Чтобы человек хорошо пробежал за сборную, его надо обязательно выписать из Кении и дать ему российский паспорт? Что здесь хорошего?

Нет, я думаю, нужно просто озаботиться тем, чтобы развивать массовый спорт, массовую медицину. Нужно разработать статью, которая позволит привлечь за врачебную ошибку, чтобы врачи были более профессиональны. А потом уже думать: а может нам ввести уголовную ответственность за употребление допинга, как какую-то крайнюю изощренную степень вот этой вот врачебной ошибки или какого-то врачебного умысла.

Станислав Лагойко,
юрист:

Не надо обременять УК РФ статьей о допинге

Что касается уголовных дел в отношении спортсменов, употреблявших допинг, то следователь не должен во всем этом разбираться, есть эксперты, экспертные службы, к которым он всегда может обратиться за специализированными знаниями. Задача следователя состоит не в том, чтобы разобраться, что за вещество принял человек, для чего он это сделал, а чтобы определить, есть ли в деянии этого человека преступление, установить все его факторы, задокументировать их, доказать, что человек совершил именно преступление, после чего уже дело передать в судебные органы для вынесения наказания. Но для этого должна быть собрана определенная доказательная база.

Стоит ли такое деяние как употребление допинга называть преступлением?

Судя по законопроекту, данная категория преступления будет являться наименее тяжкой. Насколько я помню, недавно наш глубокоуважаемый президент Владимир Владимирович Путин заявлял со всех инстанций о том, что нужно декриминализировать Уголовный кодекс, потому что он перегружен менее тяжкими составами преступлений, которые можно не называть преступлениями, все равно серьезной ответственности за них не наступает. В соответствии со ст. 14 УК РФ, у нас есть определенные признаки преступления. Среди прочего есть такой признак как общественная опасность данного деяния. У нас в принципе подразделяются деяния на правонарушения и непосредственно на преступления. Давайте представим, какую общественную опасность несет применение запрещенных препаратов спортсменами для улучшения их спортивных показателей. Позор страны это не общественная опасность для общества.

Есть куча других способов для того, чтобы повлиять на ситуацию с допингом. Если мы говорим о тренерском, о врачебном составе, то почему обязательно надо, чтобы это было преступление и людей лишали свободы. Можно же прописать в административном кодексе уважительные причины для лишения врачебной лицензии, пожизненный запрет на тренерскую деятельность с наложением определенного штрафа, и пусть этот штраф выплачивается с зарплаты, которую уже получили. Это будет куда более серьезное и более вменяемое наказание для тех людей, которые собираются склонять к применению допинга, и будет их больше пугать, чем мифическое уголовное наказание.

Что сейчас происходит? С одной стороны, мы пытаемся декриминализировать УК, а с другой стороны помещаем туда незначительные составы. У нас УК продуман и простроен. Идет речь о применении запрещенных препаратов – есть статья 228-я. Включите просто допинг в состав наркотических средств, привлекайте тогда этих лиц по 228 ст. за распространение наркотиков, и все, зачем придумывать что-то новое, Достаточно серьезные санкции за это предусмотрены, там уже точно люди не будут баловаться никакими допингами. А у нас получается, Уголовный кодекс это что-то вроде испытательного полигона. Давайте мы сейчас данное деяние сделаем преступлением и введем в состав Уголовного кодекса, а после этого будем смотреть.

Игорь Ананских,
глава комитета ГД РФ по физической культуре, спорту и делам молодежи VI cозыва:

Введя уголовную ответственность, мы решим проблему допинга в России

Сажать за допинг это не самый простой путь, это крайний путь. Не надо забывать, что многие спртсмены, которые принимали допинг, не знали об этом. Если некие нерадивые спортсмены делали это специально и получали за победу не только олимпийские медали, но еще и какие-то премиальные от российского государства, какие-то другие блага. Мы же не можем забрать эти блага обратно, мы и не собираемся это делать. Мы им даем понять, что они за все это могут пострадать, мы хотим, чтобы человек тысячу раз подумал о том, что он делает. Многие думают, принимая допинг, это я просто свое здоровье порчу и все, а на  самом деле, они делают противозаконное действие, от которого страдает не торлько их имидж, но  имидж российского спорта.

Мы очень рассчитываем на то, что эта мера будет действенной. Вы же знаете, что проблема нашего государства в том, что наши законы не работают. Но мы рассчитываем, что данный закон подстегет не только спортсменов. Закон касается и тех, кто подталкивает к принятию допинга. Это тренеры, консультанты и т.д. Надеемся, что они задумаются о последствиях. Закон будет работать не только на спортсменов, но и на тех, кто рядом со спортсменами и дает им те или иные советы.

Да, эта мера является исключительной. И в законе сказано, что наказание это не только обязательно уголовная ответственность, это крайняя мера. Там есть и штрафы, и другие наказания.

Надо понять одну простую вещь, - допинг в российском спорте, к сожалению, есть. Он не выше по среднестатистическим показателям мирового уровня. Нерадивые спортсмены есть везде, и в российском спорте их не больше, чем в других странах. Это факт. Конечно же, так остро проблема с допингом не стояла, пока не начались волны привлечения спортсменов, которые не прошли антидопинговые пробы. Еще раз скажу, самое главное - надо помнить, что мы не были никогда на переднем фланге по приему допинга, нет и еще раз нет. Но мы решим до конца эту проблему в российском спорте.

Это не первый закон, который был принят по допингу. Мы пытались вразумить нерадивых спортсменов более гуманными мерами. Но до них не доходило. И еще самый важный фактор. Закон касается не только спортсменов. Мы всегда ругали спортсменов, мол они принимают допинг, но спортсмен не один, он всегда со своей командой, со своими тренерами, и они зачастую его подталкивают к этому, они тоже получают премиальные, а здоровье гробит сам спортсмен. Мы в законе привлекаем к ответственности и тех, кто его к этому делу подталкивает. И тренеры и психотерапевты зависят от результатов этого спортсмена. Мы законом делаем так, чтобы им было невыгодно противозаконно принимать допинг или склонять к применению допинга.

Российский спорт очень сильно поднялся в мировом рейтинге. И важно, чтобы следующие наши спортивные достижения были не за счет допинга, а за счет более качественной спортивной подготовки, за счет более качественной тренерской базы, материальной базы, юридической. В последние 10 лет произошли большие вложения в государственный спорт, и это стало давать результат. Если вспомнить, что было с российским спортом в 90-ее гг, это небо и земля. Уже много лет идет федеральная программа по строительству спортивных сооружений для массового спорта. У нас бассейнов уже намного больше, чем было во всем Советском Союзе, мы давно переплюнули показатели по спортивным площадкам. Все это дает результат, наши спортсмены занимают лидирующие позиции даже в тех видах спорта, которые были исконно не наши.

Александр Мохов,
профессор университета им. Кутафина (МГЮА), эксперт по вопросам медицинского права:

Проблему допинга нужно решать комплексно

Введя уголовную ответственность за допинг, что признал законодатель таким образом? Он фактически признал, что проблема у нас существует. Проблема стоит довольно остро, ее надо решать. А вот как решать, это вопрос. Наш законодатель пошел по самому простому для него пути, решив, что если у нас появится санкция, да еще и уголовно-правовая санкция, то мы таким образом проблему решим. Но, конечно, мы таким образом проблему не решим. Мы должны серьезно заниматься в нашей стране антидопинговой политикой. Проблема и вопрос «как». Нужен подход не такой точечный, введем новую санкцию и проблема сама собой разрешится в угоду западу или в угоду еще кому-то, нет! Необходимо заниматься системно комплексно антидопинговой политикой.

Поэтому если говорить о зарубежном опыте, европейском опыте, то во многих странах существует только административная ответственность, гражданско-правовая, трудо-правовая, и только в некоторых странах есть уголовная ответственность за применение допинга и нарушение антидопинговых правил. Зарубежный опыт говорит о том, что в странах, где есть серьезные спортивные достижения, есть специальные законы, которые направлены на взаимодействие.То есть нужна комплексная система мер, в том числе связанных и с расследованием, и с предупреждением допинга, и со стимулами для чистых спортсменов, и с ограничениями для спортсменов, которых уличили в применении допинга. У нас же появляется пока только единственная норма, которая вряд ли будет работать даже по той причине, что у нас есть проблема с понятийным аппаратом, что такое допинг, что такое антидопинговые правила, кто и как будет проводить расследование и т.д. и т.п.

Я бы сказал, что пока это некий шаг, чтобы снять проблему, которая остро стоит, но это шаг пока в сторону, а не в том направлении, в котором необходимо двигаться.

Однозначно бывают случаи, когда спортсмены не знают, что принимают допинг. Более того, у нас не только спортсмены, у нас и тренеры могут не знать, и врачи. У нас получается, что спортивные и другие врачи, которые должны заниматься сопровождением спорта, неизвестно кто. У нас формально-юридически до настоящего времени спортивной медицины как самостоятельного направления нет. Только в этом году появился приказ Минздрава, который прописал отдельные положения в этой части. Но если мы обратимся к нашему закону «Об основах охраны здоровья граждан», то закон не оперирует категорией «спортивной медицины», то есть фактически у нас этого нет, стандартов специальных, правил, порядков, клинических рекомендаций для спортсменов тоже нет, поэтому большинство врачей совершенно не знакомы с какими-то запрещенными методами, списками и т.д.

В советский период, в плане наказания спортсменов, все решалось не правовыми способами, а трудовой ответственностью, исключали, удаляли и т.д. Но если говорить о советском периоде, у нас все равно работала индустрия спортивной медицины, у нас была система врачебно-физкультурных диспансеров, спорт высших достижений тоже обслуживался, было направление спортивной фармакологии, которое занималось поддержкой спортсменов.

Проблема «тотального допинга» существует, потому что это гонка компаний, которые разрабатывают новые препараты. Здесь можно говорить о неком потенциально опасном списке. Пока не включили формально, не входит в список допинга, но может войти. Об этом тоже нужно думать и проводить работу, но с большей осторожностью. А так нужно понимать, что спорт высших достижений требует высочайших затрат физических, психических и иных. И сопровождение медикаментозное и иное сопровождение, конечно же, осуществляется. Никто этого скрывать не может и не будет. Возможности человека безграничны, но не настолько, чтобы каждый год были новые мировые рекорды.

Мнения слушателей

Галина Павловна:

Все эти меры не помогут. Рыба тухнет с головы. Нам нужен новый министр спорта. Закон бесполезен. Кого будут в тюрьму сажать? Спортсменов? Никогда такого не будет. Надо снимать министра, а потом менять всю спортивную организацию.

15.11.2016

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии


  • Цитата:

    Сообщение от аdmin

    Госдума РФ во втором и третьем чтениях приняла законопроект о введении уголовной ответственности за склонение спортсменов к употреблению препаратов, запрещенных для использования в спорте. Для тренеров, спортивных врачей и других специалистов данной сферы предусмотрены санкции от штрафа в размере до 300 тыс. руб. до ограничения свободы на срок до двух лет. Если спортсмен получил запрещенные субстанции «независимо от его согласия», виновным грозит штраф до 1 млн руб., ограничение свободы на срок до двух лет либо лишение свободы до одного года.

    Сфере спорта, которая сегодня является серьезной отраслью экономики, необходимо регулирование. Это позиция адвоката Алексея Мельникова, назвавшего новые меры обоснованными и разумными, так как они «носят больше экономический характер». Его коллега Игорь Симонов, напротив, считает, что применение допинга «не относится к числу общественно-опасных деяний», а характер санкций скорее политический.

    Адвокаты Руслан Коблев и Сталина Гуревич против любого ужесточения законов и введения новых составов в УК РФ: ответственность можно предусмотреть в рамках административного кодекса, к тому же «это лишняя работа следователей и судов».

    Введением в УК РФ статей об ответственности за нарушение антидопинговых правил Россия на мировой арене признает наличие такой практики среди отечественных спортсменов, сказал зампрезидента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ Рубен Маркарьян. Это, по мнению эксперта, «затрагивает честь нашего государства».

    Специалист по спортивной медицине Петр Лидов считает, что уголовная ответственность отрезвит врачей команд и они с оглядкой начнут назначать фармакологические программы и системы питания, а большинство спортсменов начнут отказываться от использования допинга, сознавая, что это повредит их карьере.

    Глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский настаивает также на внесении поправок о контрактных отношениях тренера и спортсмена и в Трудовой кодекс. Это исключит ситуацию, когда отношения между профессионалами строятся на достижении победы любой ценой, даже ценой потери здоровья спортсмена.

    Как заявила исполняющая обязанности главы Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Анна Анцелиович, закон о допинге показывает миру, и в том в числе WADA, серьезность намерений страны. Кроме того, если до сегодняшнего дня основное наказание несли спортсмены, теперь оно распространится на лиц из «орбиты» вокруг них. Однако, предостерегает экс-тренер футболист Валерий Газзаев, спортсмен может начать принимать допинг, никого не предупреждая. А потом обвинят тренера.

    Проблемы допинга затрагивают и молодежный спорт возникновением рисков, связанных с наркопотреблением. Будут ли работать дополнения в УК РФ о допинге?



    Это бесполезно, сегодня препарат не является допингом, завтра его внесли в перечень запрещенных препаратов. Пример с мельдонием, который вообще не является допингом, как ни крути. Его начинают принимать совсем в юном возрасте(с 13-14 лет, может еще раньше). Он помогает организму восстановиться при интенсивных тренеровках, например в предсоревновательных периодах.
    Написал Dobriyjur 15.11.2016 22:53
  • Что означает введение в России уголовной* ответственности за допинг? Что* мы признаем наличие проблемы. Как бы мы ни кричали, что это WADA такая бессовестная – с американцами вон как, а с нами вон как поступила, –* мы по факту признаем, что у нас такие нарушения были, и пытаемся показать, что мы с ними будем бороться, чтобы потом так не позориться на междунарордной арене.

    Вопрос в том, насколько принятая норма* будет работать. Во-первых, ее предлагается отдать дознанию, а в там работают ребятки возрастом чуть больше 20 лет. Что они понимают в этом допинге, в сложных механизмах определения? Экспертизы надо будет проводить... Получится так: будет расследовать какой-то старший лейтенант-дознаватель в возрасте 24 лет, –* замечательно, но я не думаю, что это будет профессиональное расследование.

    Во-вторых, может быть, заняться изначально наведением порядка в другой сфере? Почему мы выделяем только спортивных медиков? Опять же, если эти вещества относятся к наркотическим, то они и так уже в списке запрещенных.

    Слушайте, давайте мы начнем наводить порядок и среди основной категории врачей. Сейчас существует уголовная ответственность по статье халатность, но попробуйте привлечь хотя бы одного доктора за неверно выставленный диагноз, за то, что он назначил жаропонижающее вместо антибактериального препарата. Люди от врачебной халатности умирают сотнями. В моем адвокатском производстве есть дело о гибели женщины-роженицы, которая скончалась от гриппа в больнице. Медикам показалось, что у нее послеродовая депрессия, лечили ее специальными препаратами от депрессии, а у нее элементарный грипп. Попробуйте возбудить уголовное дело против врача, который просто не* увидел у пациента гриппа.

    Статьи, которая может привлечь медиков к ответственности в случаях, когда пациенту прописано не то лекарство, неверный диагноз поставлен или не проведены какие-то процедуры, у нас нет. За халатность врача можно привлечь только в том случае, если он внутри пациента ножницы забыл при операции, и от этого пациент умер, а в других случаях нет. Здесь никто почему-то тревогу не бьет, но вдруг все срочно озаботились врачами спортивными:* давайте будем их наказывать!

    Иначе как неким сиюминутным реверансом* в сторону запада принятую норму не назовешь.

    О медальном плане и допинге. Для того, чтобы у нас были результативные выступления спортсменов при основном принципе Олимпиады «главное не победа, а участие», нужно развивать массовый спорт. Чтобы человек хорошо пробежал за сборную, его надо обязательно выписать из Кении и дать ему российский паспорт? Что здесь хорошего?

    Нет, я думаю, нужно просто озаботиться тем, чтобы развивать массовый спорт, массовую медицину. Нужно разработать статью, которая позволит привлечь за врачебную ошибку, чтобы врачи были более профессиональны. А потом уже думать: а может нам ввести уголовную ответственность за употребление допинга, как какую-то крайнюю изощренную степень вот этой вот врачебной ошибки или какого-то врачебного умысла.


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 15.11.2016 12:13
  • Что касается уголовных дел в отношении спортсменов, употреблявших допинг, то следователь не должен во всем этом разбираться, есть эксперты, экспертные службы, к которым он всегда может обратиться за специализированными знаниями. Задача следователя состоит не в том, чтобы разобраться, что за вещество принял человек, для чего он это сделал, а чтобы определить, есть ли в деянии этого человека преступление, установить все его факторы, задокументировать их, доказать, что человек совершил именно преступление, после чего уже дело передать в судебные органы для вынесения наказания. Но для этого должна быть собрана определенная доказательная база.

    Стоит ли такое деяние как употребление допинга называть преступлением?

    Судя по законопроекту, данная категория преступления будет являться наименее тяжкой. Насколько я помню, недавно наш глубокоуважаемый президент Владимир Владимирович Путин заявлял со всех инстанций о том, что нужно декриминализировать Уголовный кодекс, потому что он перегружен менее тяжкими составами преступлений, которые можно не называть преступлениями, все равно серьезной ответственности за них не наступает. В соответствии со ст. 14 УК РФ, у нас есть определенные признаки преступления. Среди прочего есть такой признак как общественная опасность данного деяния. У нас в принципе подразделяются деяния на правонарушения и непосредственно на преступления. Давайте представим, какую общественную опасность несет применение запрещенных препаратов спортсменами для улучшения их спортивных показателей. Позор страны это не общественная опасность для общества.

    Есть куча других способов для того, чтобы повлиять на ситуацию с допингом. Если мы говорим о тренерском, о врачебном составе, то почему обязательно надо, чтобы это было преступление и людей лишали свободы. Можно же прописать в административном кодексе уважительные причины для лишения врачебной лицензии, пожизненный запрет на тренерскую деятельность с наложением определенного штрафа, и пусть этот штраф выплачивается с зарплаты, которую уже получили. Это будет куда более серьезное и более вменяемое наказание для тех людей, которые собираются склонять к применению допинга, и будет их больше пугать, чем мифическое уголовное наказание.

    Что сейчас происходит? С одной стороны, мы пытаемся декриминализировать УК, а с другой стороны помещаем туда незначительные составы. У нас УК продуман и простроен. Идет речь о применении запрещенных препаратов – есть статья 228-я. Включите просто допинг в состав наркотических средств, привлекайте тогда этих лиц по 228 ст. за распространение наркотиков, и все, зачем придумывать что-то новое, Достаточно серьезные санкции за это предусмотрены, там уже точно люди не будут баловаться никакими допингами. А у нас получается, Уголовный кодекс это что-то вроде испытательного полигона. Давайте мы сейчас данное деяние сделаем преступлением и введем в состав Уголовного кодекса, а после этого будем смотреть.


    Дальше...
    Написал Лагойко Станислав (Станислав Лагойко) 15.11.2016 12:03
ТЕМА НЕДЕЛИ «Кнуты» и «пряники» армейского призыва. Можно ли с их помощью изжить «уклонизм»?
Руководство государственных и муниципальных органов будут увольнять сотрудника, не отслужившего в армии без законных оснований на отсрочку или без документов об освобождении от призыва. Пришло письменное уведомление из военкомата на место работы граж...

Популярное
Новое