Клевета в сети: как с ней бороться?

Клевета в сети: как с ней бороться?

В информационно-аналитическом журнале «Адвокатские вести России» вышла статья заместителя президента Гильдии российских адвокатов, главного редактора ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» Рубена Маркарьяна об истоках и способах борьбы против старого как мир, но по-прежнему невероятно популярного явления – клеветы.

Право на доброе имя нам даёт Конституция. Пока обратное не доказано судом, каждый из нас невиновен, порядочен и непорочен. Но даже в правовом государстве человеческая природа неисправима: всегда найдутся желающие опорочить и оболгать. Для клеветника, как для истинного террориста, чем больше «радиус поражения», тем лучше. В ход, поэтому, идут все технические новинки человеческих коммуникаций: береста, грамоты, печатные листки, заборы. И вот наступила эра Интернета. Изначально его регулировали внутренние правила, известные как policy, пока он не стал общедоступным и превратился в большую помойку, где масса недостоверной и ложной информации и на каждом шагу льётся грязь.

Пришлось юристам браться за работу и спешно подгонять статьи уголовного и административного права, чтобы навести там порядок. Будем честны: на заборах порядка больше. Там хоть взял краску и замазал или снес забор. А что есть Интернет? Такой большой забор, скрученный в пространстве-времени, топором ничего не вырубишь. Только постановлением суда, да и то постараться надо. До цивилизованной судебной системы нам еще жить да жить, поэтому вакханалия клеветничества и высокомерно-презрительного «ИМХО» на просторах Рунета продолжается.

Под грохот рухнувших судеб, карьер, семей под напором клеветников, законодатели и правоприменители ищут ответ на вопрос: как это остановить? Уже стали законами предложения блокировать сайты за неисполнение постановления суда, возможно, скоро наказание еще ужесточат финансовыми рычагами. Но! Пока человек добьется этого постановления, он уже измазан, а то и пережил личную трагедию.
Тему борьбы с клеветой в сети портал «ЗАКОНИЯ» и Союз криминалистов и криминологов целую неделю обсуждали на площадке «ЗАКОНИИ» в соцсетях, в рамках клуба «Закон и Я» в Торговом доме «Библио-Глобус» и в радио эфире «Радио Москвы».

Профессор кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права МГЮУ им. О. Е. Кутафина Елена Антонян привела такие данные: «С позиции криминологии дел по статье «Клевета» возбуждается крайне мало, и только 15% из них доходят до суда. В больших городах – Москве и Санкт-Петербурге картина обстоит лучше, чем в других регионах, в глубинке. В мегаполисах чаще компенсируется и моральный вред, правда суммы его «копеечные». Чаще всего подают иски люди статусные. Это указывает, что в больших городах правовая культура граждан выше за счет самообразования, а также благодаря немногочисленным правовым передачам, которые заставляют людей задумываться о правовой оценке собственных репутационных потерь».

Таким образом, по мнению Елены Александровны, клевета, применительно к законодательству, в большей степени затрагивает интересы российских элит, людей публичных, финансово обеспеченных. «Законодатель правильно поступил, вернув клевету в уголовно-правовое русло. Не надо забывать, что страх перед наказанием – это действующая сила. Человек, который заведомо распространяет ложные сведения, затрагивающие репутацию человека или компании должен в обязательном порядке нести ответственность», - считает Елена Антонян.

Профессор кафедры уголовного права Московского университета МВД, почетный сотрудник МВД РФ, доктор юридических наук Николай Кадников в ходе дискуссии отметил, что требуется много времени и сил, чтобы раскачать неповоротливую машину судопроизводства. По его мнению, одна из причин этого – «определение клеветы как преступления средней тяжести. Для отчетности сотрудникам МВД такие дела  второстепенны». Выход из ситуации Николай Григорьевич видит в установлении для клеветы квалифицирующего признака преступления – «повлекшего тяжелые последствия». Тогда, возможно, процессуальная машина будет серьезнее относиться к клевете, как к умышленному преступлению против личности. Остается вопросом – что есть тяжкие последствия? Человек ведь не умирает от клеветы, он умирает от болезни. Хотя болезнь и может быть вызвана клеветой. А значит, между клеветой и смертью будет отсутствовать прямая причинно-следственная связь.

Лично мое мнение: уголовная статья по клевете как работала, так и будет работать - избирательно. Великий телезвездист или большой начальник смогут подобрать ключик к неподатливому замочку правоохранительной машины и она защитит. Для людей уровня ниже звездного, УК – не помощник. Поэтому, предлагаю к обсуждению два способа: первый, заткнуть поток грязи на входе, то есть законодательно закрепить, что пока информация о событии или поступках и нравственном облике человека не опубликована в официальных источниках (лицензированном СМИ), она считается недостоверной. Вроде как, мало ли что на заборе написано?

И второй. Если компенсация морального вреда за клевету – копейки, то судебная защита превращается в фарс.

«Докажите нам, насколько вы, Истец, настрадали морально» - такую фразу практикующие по делам о клевете адвокаты слышали от людей в мантиях неоднократно.

Что должен на это ответить оклеветанный знатный стахановец? «Я раньше улыбался, меня хвалили за мои стахановские подвиги, а сейчас соседи пальцем тычут и детей дразнят. Мне некомфортно. Я стал плохо спать. Боюсь звука холодильника ночью»???

Как измерить уровень моральных страданий, чтобы их компенсировать? По моему мнению, просто. Человек улыбался до того, как его оклеветали. Справедливая компенсация морального вреда заключается в присуждении такой суммы денег, чтобы человек снова улыбнулся, несмотря на изгаженную репутацию.

То есть, второй способ борьбы с клеветой – установить для судей минимальный уровень компенсации морального вреда, чтобы позволить пострадавшему от клеветы истцу судебным решением утешиться морально в виде нескучного шопинга или за бокалом шампанского на новой вилле с видом на море. Да еще и гордиться собой: ведь если клеветники взялись за человека, значит, он чего-то да стоит.

В конце концов, мы тут ничего не выдумаем нового: еще в старой Англии судебными прецедентами было установлено, сколько фунтов серебра минимум положено присудить за потерю конечностей. Чем отличается жизнь человека без руки от жизни человека с загубленной репутацией?

 

29.06.2018

Информационно-правовой портал «ЗАКОНИЯ»

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ Небезопасное производство
Минтруд решил сделать апгрейд требований по охране труда. Законопроект «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ (в части совершенствования трудового законодательства в области охраны труда)» сейчас обсуждается заинтересованными ведомствами...

Популярное
Новое