ТЮРЬМА НЕ ПОХОЖАЯ НА ДРУГИЕ

ТЮРЬМА НЕ ПОХОЖАЯ НА ДРУГИЕ

ФРАНЦИЯ – Тюрьма, расположенная в коммуне Мозак (департамент Дордонь), не похожа на другие французские тюрьмы. Во-первых, потому что это полуоткрытый центр заключения. А во-вторых, в этом полуоткрытом центре, в основном, отбывают длительные сроки наказания сексуальные преступники.

Это тюрьма, не похожая ни на какую другую. В этом центре заключения, находящемся в сельской местности в Мозаке, заключенные имеют ключи от своих камер (скорее – комнат) и могут заниматься своими делами в течение всего дня. Здесь нет огромных зданий, все камеры-комнаты находятся в небольших домах, похожих на пригородные коттеджи. Нет здесь и решеток, камер видеонаблюдения или электрических замков. Как нет и высоких стен, окружающих тюрьму, лишь невысокая ограда. Таких заведений во Франции всего два: одно, которое называется «Касабьянда», находится на Корсике, второе – здесь, в департаменте Дордонь.

Центр на 315 мест рассчитан на определенную «публику». В основном, здесь содержатся виновные в совершении преступлений на сексуальной почве. Камеры площадью 9 квадратных метров каждая открыты 12 часов в сутки – с 7 утра до 7 вечера. В течение дня заключенные могут свободно перемещаться по помещению, встречаться между собой, чтобы поиграть в карты или в петанк (провансальский национальный вид спорта – бросание шаров), или просто поболтать. Иногда под руководством спортивных инструкторов и пенитенциарных консультантов они отправляется на длительные прогулки. Это называется «Момент доверия». Многие из них нуждаются в медицинском уходе, поскольку их прошлая жизнь на свободе изобиловала различными «излишествами», такими как, например, наркотики или алкоголь. Почти все заключенные этого центра работают, поскольку трудовая деятельность является одним из основных путей их реинтеграции в общество.

Центр, открытый в 1986 году легендарным министром юстиции Робером Бадинтером1, должен был стать образцовой тюрьмой. По мнению бывшего министра, это было необходимо «в интересах всех, чтобы избежать того, чтобы осужденные оглуплялись в заключении и не могли смотреть в лицо реальности, как это присуще взрослым и свободным лицам».

85 процентов заключенных в Мозаке – это лица, совершившие сексуальные преступления. Подавляющее большинство из них «на хорошем счету» у администрации, поскольку являются «послушными». Здесь редко бывают драки, и надзиратели «работают с удовольствием». «Эти лица гораздо спокойнее. Они приезжают сюда из других тюрем, и здесь для них, как глоток свежего воздуха. Если они ведут себя хорошо, то и надзиратели относятся к ним хорошо. Таким образом должны работать все тюрьмы, но, к сожалению, это не так», – говорит Фредерик, один из тюремных надзирателей.

Автономность и ответственность. Это две оси, которые определяют повседневную жизнь осужденных в Мозаке. Когда срок заключения подходит к концу, они могут пройти курс реинтеграции в школе-ферме, занимающей четыре гектара и расположенной здесь же, в этом пенитенциарном центре. Здесь можно выучиться на каменщика или выращивать экологически чистые фрукты и овощи.  С помощью Маржори Батанеро, специалистки по обучению и реинтеграции, они постепенно учатся устранять свои страхи перед возвращением в общество. Общество, которого они боятся, ожидает их. «Самое сложное – снаружи», – говорит она.

Эти тренинги также позволяют им зарабатывать деньги, пусть и небольшие, около 200 евро в месяц. Сотрудники администрации прекрасно понимают, что если заключенные работают, то и реинтеграция проходит легче. Статистика убедительно демонстрирует, что те, кто трудился во время отбывания наказания, совершают повторные преступления вдвое реже, чем те, кто не работал или не посещал различные курсы.
Пока что это всего лишь вторая такая тюрьма во Франции, но это модель, которая может быть воспроизведена в ближайшие годы в более широком масштабе.

 

На фото: тюрьма в коммуне Мозак.

06.04.2021

Александр ПАРХОМЕНКО (по материалам LCI)

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ПЭЧВОРК
Внешний облик российских новостроек законодательно ничем не регламентируется. Вот и зарастают исторические центры российских городов как сорняками стеклянно-бетонными монстрами, которые уничтожают самобытный...

Популярное
Новое