НEРАЗУМНЫЕ СРОКИ

НEРАЗУМНЫЕ СРОКИ

Судебная волокита в России стала уже притчей во языцех и даже породила своих рекордсменов. Спор в подмосковном Ступинском суде между двумя гражданками за недвижимость длился более двух десятилетий и начался еще в СССР. Пока шел спор не осталось ни одного судьи, который бы не участвовал в нем, секретари судей за это время поженились, родили детей, сами стали судьями и тоже «впрягались» в это эпохальное разбирательство. В Ростовской области в процессе «о пользовании земельным участком и колодцем», который длился более 15 лет, каждый судья принял участие от одного до четырех раз. Справедливости ради заметим, что долгоиграющие суды – не только российское развлечение. В Великобритании брат и сестра отстаивали в суде право считать тропинку возле дома личной, а не общественной, аж 58 лет и умерли, так и не узнав, что выиграли дело. Абсолютный рекорд принадлежит Франции – там аптекари оспаривали в суде запрет на торговлю антимонием (сурьмой) 100 лет и в итоге победили. Одним словом, есть к чему стремиться отечественному правосудию.

А суд и ныне там

Каждый раз после очередной судебной реформы граждан призывают идти в суд и цивилизованно отстаивать там свои права. Что забывают при этом сказать, так это то, что: никакой судья не будет и не должен сам разбираться в обстоятельствах, все доказательства гражданин должен представить сам (далеко не все об этом знают), ответчик может не только не желать являться на суд, но и даже приходить на почту за вызовами, у повестки в итоге истекает срок хранения, или, по-юридически, «отсутствуют данные о надлежащем уведомлении ответчика». Это также неявки на заседания адвокатов, потерпевших, свидетелей, назначение экспертиз, затребование новых данных, приостановление процесса из-за розыска обвиняемого и т.д. И каждый раз при этом судья открывает свое расписание и назначает следующее заседание где-то через месяц.

А еще судьи умеют находить основания для передачи дела в другой суд или соединять его с другим. Про гуляние дел от первой инстанции в апелляцию, кассацию и обратно и говорить не стоит. При этом разъяснения вышестоящей инстанции о надлежащем ведении дела зачастую наглухо игнорируются. Попытки выяснить причины необъяснимого затягивания вызывают у судейского сообщества искренние непонимание, а то и возмущение. Спрашивающие испытывают на себе все прелести судебно-канцелярской казуистики, и, например, могут получить официальный ответ (как это было в одном из дел, которые отслеживает «ЗАКОНИЯ»), что, мол, действующим законодательством не установлено, в какой срок суд первой инстанции в соответствии со ст. 401.7. УПК РФ должен отправить дело в кассацию, да и в целом, «разумный срок» не имеет «четко установленных пределов и определяется в каждом конкретном случае индивидуально, исходя из определенных критериев оценки». Что это за «определенные критерии» высокий суд редакции не пояснил. В общем, впору объявлять конкурс на выявление тех редких случаев принятия решения по гражданским делам в двухмесячный срок, который предусмотрен ст. 154 ГПК. Такие уже даже не исключения, а фактически нонсенс.

Поиск критериев

В чем же дело, почему несмотря на все нормы, принимаемые изменения, реформы, сокращение сроков рассмотрения, усиление института мировых судей, а также самих судов помощниками и секретарями, компенсацию за нарушение срока рассмотрения дел, случаев волокиты и иных проявлений недобросовестного процессуального поведения по-прежнему не счесть? Почему нет до сих пор четких критериев «разумности сроков» и, главный вопрос: даже если их ввести, будет ли их кто-то соблюдать? Есть ли меры, способные «придать ускорение» отправлению правосудия?
 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ


 

Татьяна Проценко
Член Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

 

Существует масса уловок, которыми пользуются судьи для затягивания сроков

Процессуальные нарушения (исходя из процессуальных сроков) индивидуальны в каждом деле. Однако есть ряд категорий – лидеров по количеству их совершений. Они хорошо известны юристам, адвокатам, судьям. Все понимают, почему и как происходит отклонение от норм, «пролезание» в лазейки законов, и это уже стало настолько общим местом, что чуть не претендует или настаивает считаться нормой.
В качестве примера можно привести процессуальный срок 18 месяцев заключения под стражу по особо тяжким преступлениям. После этого периода человек должен быть отпущен из-под стражи, но начинаются игры в продление. Следователь объявляет ознакомление с делом согласно статье 217 УПК РФ, суд срок ареста продлевает, потом, например, прокурор не утверждает обвинение, возвращает следователю, тот снова объявляет 217-ю, и так по кругу. А человек в это время находится в СИЗО и 20, и 25 месяцев.  И ведь очевидно, что такое положение дел – полнейшее безобразие, прямое нарушение основополагающих принципов уголовного процесса, неправомерный обход ограничений, установленных статьей 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ о предельных сроках содержания под стражей. Но, к сожалению, это та лазейка, которая самим судейским сообществом, включая Верховный суд Российской Федерации, воспринимается как абсолютно законная и приемлемая. И на то есть даже официально высказанное мнение Конституционного суда Российской Федерации. О том, получается, человека можно бесконечно содержать под стражей.
То же касается «разумности сроков» судопроизводства, в частности, сроков передачи дела в апелляцию или кассацию. Жалоба подана, разумеется, она должна быть рассмотрена в определенный срок, но он начинает течь с момента поступления в кассационную или апелляционную инстанцию, а она не подается. Были случаи, когда в апелляционную инстанцию жалоба была подана в срок, превышающий 12 месяцев. И такое происходит не только по уголовным делам, но и по гражданским.
К сожалению, существует масса уловок, которыми судьи пользуются. Любой юрист знает, что в декабре, перед Новым годом, с исками обращаться в суд не надо. Они все будут «обездвижены» по надуманным причинам, вроде: «определение обжалованию не подлежит», и т.д. Все знают, что проще еще раз подать или дождаться, когда этот срок истечет.
Или, например, в гражданском судопроизводстве существует такая стадия, как подготовка дела к судебному разбирательству, называется «беседа», в ходе которой судья выясняет обстоятельства дела, позиции сторон, определяет предмет доказывания, доказательства, которые сторонам необходимо представить. Коллеги подтвердят, что практически никогда такие беседы судьями не проводятся, исключения есть, но они редки. И данная процедура – всего лишь удобный повод для того, чтобы поставить галочку в картотеке о том, что, якобы, что-то по делу делается, назначена беседа, и только через месяц после нее назначается судебное заседание. Фактически же эти два месяца исковое заявление лежит в суде.
Не далее, как в мае этого год ВККС высказывалась по поводу недопущения волокиты, были приняты очередные дисциплинарные решения в отношении допустивших волокиту судий, но явление никуда не девается. Справедливости ради стоит отметить, что нагрузка на судей колоссальная, в частности, в Москве задержки судебных заседаний доходят до 9 – 10 часов.  
  

 

Кирилл Титаев
Директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

 

Российские суды не умеют быть удобными и понятными для граждан

Объективные исследования показывают, что российские суды, во-первых, самые быстрые в Европе, во-вторых, если говорить о гражданских делах, в России – одна из самых дешевых по отношению к среднему заработку пошлин, которую должен заплатить гражданин. Поэтому, когда срезы общественного мнения выявляют, что граждане недовольны судопроизводством, в частности, волокитой, понятно, что происходит это не из-за сроков рассмотрения дел, а потому, что суды не умеют быть удобными и понятными для граждан, не готовы объяснять смысл тех формальностей, которые являются неотъемлемой частью любого судопроизводства.  
Имеется в виду не разъяснение процессуальных прав, а ситуации, когда человек приходит подавать процессуальный иск, либо за иным документом. Ведь известно, что достаточно большое количество граждан обращаются в суды вынуждено, потому что чиновники, имея право принимать решения сами, тем не менее, предпочитают отправлять людей в суд. При этом граждане, часто не богатые, а, значит, не имеющие возможности привлечь профессионального представителя, пытаются разобраться со своими проблемами сами.
Объективная реальность такова, что в большинстве судов невозможно найти место, где можно заполнить документы, приемлемые их образцы для мало-мальски нетиповых дел. При подаче документов никто не разъяснит дальнейшие шаги и в чем смысл того, что будет дальше в суде происходить. Но ведь не граждане для судов, а суды для граждан! И эффективное правосудие не только такое, которое быстро разрешает дела, но и такое, в котором граждане остаются неудовлетворенными только в случае проигрыша. А наши граждане остаются неудовлетворенными даже тогда, когда выигрывают.
В том же, что касается уголовного правосудия, в России наблюдается печальная картина: если человеку предъявили уголовное обвинение еще на стадии дознания или следствия, то шансов, что его дело будет каким-то образом будет прекращено или он будет оправдан, сильно меньше, чем единица из ста. Ведь на стадии следствия дела практически не прекращаются по реабилитирующим основаниям, в суде людей не оправдывают. Это базовая проблема российского суда: позиция государства, государственного обвинения всегда ставится выше, чем позиция гражданина или его адвоката, и люди поэтому часто понимают, что их законные права нарушены. 

 

Мария Дьяконова
Старший преподаватель кафедры частноправовых дисциплин Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

 

В скором суде мы нуждаемся еще со времен Александра II

Еще Александр II, проводя судебную реформу, говорил, что нам надо установить скорый суд. Получается, с тех пор ничего не изменилось. Установлены пределы только законных сроков, но не «разумных сроков», немало вещей нуждается в регламентации, например, установление конкретных сроков передачи дела в вышестоящую инстанцию. И это говорит в первую очередь о качестве законов, а, точнее, о наличии дыр в процессуальном законодательстве. 

 

 

21.10.2021

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Удобными и понятными-это конечно хорошо.

    Но для начала желательно бы хотя бы добиться того, чтобы судьи, при исполнении своих должностных обязанностей, соблюдали правила судопроизводства.

    А то без зазрения совести сплошь и рядом судьи сами нарушают законы, а разговор ведется про какие-то удобства.
    Написал ppk16r 23.10.2021 09:29
  • Процессуальные нарушения (исходя из процессуальных сроков) индивидуальны в каждом деле. Однако есть ряд категорий – лидеров по количеству их совершений. Они хорошо известны юристам, адвокатам, судьям. Все понимают, почему и как происходит отклонение от норм, «пролезание» в лазейки законов, и это уже стало настолько общим местом, что чуть не претендует или настаивает считаться нормой.
    В качестве примера можно привести процессуальный срок 18 месяцев заключения под стражу по особо тяжким преступлениям. После этого периода человек должен быть отпущен из-под стражи, но начинаются игры в продление. Следователь объявляет ознакомление с делом согласно статье 217 УПК РФ, суд срок ареста продлевает, потом, например, прокурор не утверждает обвинение, возвращает следователю, тот снова объявляет 217-ю, и так по кругу. А человек в это время находится в СИЗО и 20, и 25 месяцев.  И ведь очевидно, что такое положение дел – полнейшее безобразие, прямое нарушение основополагающих принципов уголовного процесса, неправомерный обход ограничений, установленных статьей 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ о предельных сроках содержания под стражей. Но, к сожалению, это та лазейка, которая самим судейским сообществом, включая Верховный суд Российской Федерации, воспринимается как абсолютно законная и приемлемая. И на то есть даже официально высказанное мнение Конституционного суда Российской Федерации. О том, получается, человека можно бесконечно содержать под стражей.
    То же касается «разумности сроков» судопроизводства, в частности, сроков передачи дела в апелляцию или кассацию. Жалоба подана, разумеется, она должна быть рассмотрена в определенный срок, но он начинает течь с момента поступления в кассационную или апелляционную инстанцию, а она не подается. Были случаи, когда в апелляционную инстанцию жалоба была подана в срок, превышающий 12 месяцев. И такое происходит не только по уголовным делам, но и по гражданским.
    К сожалению, существует масса уловок, которыми судьи пользуются. Любой юрист знает, что в декабре, перед Новым годом, с исками обращаться в суд не надо. Они все будут «обездвижены» по надуманным причинам, вроде: «определение обжалованию не подлежит», и т.д. Все знают, что проще еще раз подать или дождаться, когда этот срок истечет.
    Или, например, в гражданском судопроизводстве существует такая стадия, как подготовка дела к судебному разбирательству, называется «беседа», в ходе которой судья выясняет обстоятельства дела, позиции сторон, определяет предмет доказывания, доказательства, которые сторонам необходимо представить. Коллеги подтвердят, что практически никогда такие беседы судьями не проводятся, исключения есть, но они редки. И данная процедура – всего лишь удобный повод для того, чтобы поставить галочку в картотеке о том, что, якобы, что-то по делу делается, назначена беседа, и только через месяц после нее назначается судебное заседание. Фактически же эти два месяца исковое заявление лежит в суде.
    Не далее, как в мае этого год ВККС высказывалась по поводу недопущения волокиты, были приняты очередные дисциплинарные решения в отношении допустивших волокиту судий, но явление никуда не девается. Справедливости ради стоит отметить, что нагрузка на судей колоссальная, в частности, в Москве задержки судебных заседаний доходят до 9 – 10 часов.  
      


    Дальше...
    Написал Проценко Татьяна (Татьяна Проценко) 22.10.2021 11:24
  • Объективные исследования показывают, что российские суды, во-первых, самые быстрые в Европе, во-вторых, если говорить о гражданских делах, в России – одна из самых дешевых по отношению к среднему заработку пошлин, которую должен заплатить гражданин. Поэтому, когда срезы общественного мнения выявляют, что граждане недовольны судопроизводством, в частности, волокитой, понятно, что происходит это не из-за сроков рассмотрения дел, а потому, что суды не умеют быть удобными и понятными для граждан, не готовы объяснять смысл тех формальностей, которые являются неотъемлемой частью любого судопроизводства.  
    Имеется в виду не разъяснение процессуальных прав, а ситуации, когда человек приходит подавать процессуальный иск, либо за иным документом. Ведь известно, что достаточно большое количество граждан обращаются в суды вынуждено, потому что чиновники, имея право принимать решения сами, тем не менее, предпочитают отправлять людей в суд. При этом граждане, часто не богатые, а, значит, не имеющие возможности привлечь профессионального представителя, пытаются разобраться со своими проблемами сами.
    Объективная реальность такова, что в большинстве судов невозможно найти место, где можно заполнить документы, приемлемые их образцы для мало-мальски нетиповых дел. При подаче документов никто не разъяснит дальнейшие шаги и в чем смысл того, что будет дальше в суде происходить. Но ведь не граждане для судов, а суды для граждан! И эффективное правосудие не только такое, которое быстро разрешает дела, но и такое, в котором граждане остаются неудовлетворенными только в случае проигрыша. А наши граждане остаются неудовлетворенными даже тогда, когда выигрывают.
    В том же, что касается уголовного правосудия, в России наблюдается печальная картина: если человеку предъявили уголовное обвинение еще на стадии дознания или следствия, то шансов, что его дело будет каким-то образом будет прекращено или он будет оправдан, сильно меньше, чем единица из ста. Ведь на стадии следствия дела практически не прекращаются по реабилитирующим основаниям, в суде людей не оправдывают. Это базовая проблема российского суда: позиция государства, государственного обвинения всегда ставится выше, чем позиция гражданина или его адвоката, и люди поэтому часто понимают, что их законные права нарушены. 


    Дальше...
    Написал Титаев Кирилл (Кирилл Титаев) 22.10.2021 11:14
  • Еще Александр II, проводя судебную реформу, говорил, что нам надо установить скорый суд. Получается, с тех пор ничего не изменилось. Установлены пределы только законных сроков, но не «разумных сроков», немало вещей нуждается в регламентации, например, установление конкретных сроков передачи дела в вышестоящую инстанцию. И это говорит в первую очередь о качестве законов, а, точнее, о наличии дыр в процессуальном законодательстве. 


    Дальше...
    Написал Дьяконова Мария (Мария Дьяконова) 22.10.2021 11:02
ТЕМА НЕДЕЛИ ИЗ АВТО В АВТОБУС?
«Новая транспортная стратегия России ограничит использование личных авто», – таким сообщением взорвалась на днях информационная лента. Поводом послужила фраза в опубликованной Транспортной стратегии России...

Популярное
Новое
  • Рубен Маркарьян: Приговоры в отношении предпринимателей находятся в зоне внимания властей Рубен Маркарьян: Приговоры в отношении предпринимателей находятся в зоне внимания властей
    Газета «Коммерсантъ» рассказала о деле Николая Тихоновца, известном читателям ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» из журналистского расследования «Пермский захват». Владелец сети заправок...
  • ИЗ АВТО В АВТОБУС? ИЗ АВТО В АВТОБУС?
    «Новая транспортная стратегия России ограничит использование личных авто», – таким сообщением взорвалась на днях информационная лента. Поводом послужила фраза в опубликованной Транспортной стратегии России...
  • Правозащита online: Как владельцам квартир не потерять съемщиков и плату за аренду в пандемию? Правозащита online: Как владельцам квартир не потерять съемщиков и плату за аренду в пандемию?
    Рынок аренды жилья ожидает существенное проседание в части спроса, отметила в интервью порталу «ЗАКОНИЯ» главный юрисконсульт проектов судебной практики Ольга Старых.
  • ХОСТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС ХОСТЕЛЬНЫЙ ВОПРОС
    В российских городах и поселках нелегальные хостелы и гостиницы плодятся как грибы после дождя. Собственники приспосабливают под ночлежки и частные дома и квартиры в многоэтажках. Их соседи после принятия...
  • До 80% средств размещения в жилом фонде находятся в «серой» зоне До 80% средств размещения в жилом фонде находятся в «серой» зоне
    В настоящее время положение гостиниц, особенно в крупных городах, очень сложное. Оно проистекает из допандемийного периода, когда был введен запрет на размещение малых средств размещения в жилом фонде...
  • НИКОМУ НЕ ГНАТЬ! НИКОМУ НЕ ГНАТЬ!
    Комитет Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам предложил ввести госрегулирование производства и оборота самогонных аппаратов в рамках борьбы с нелегальной торговлей спиртными напитками. Ранее...
  • Мария Сазонова. Президент Федеральной нотариальной палаты России. Мария Сазонова. Президент Федеральной нотариальной палаты России.
    Новый ракурс в обсуждении правового образования граждан предложила президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова. В своем выступлении она сделала акцент на пользе, которую могут принести обществу...
  • ЗАЩИТА ОТ КОЛУМБАЙНА ЗАЩИТА ОТ КОЛУМБАЙНА
    В 2018 году после гибели 21 человека в Керченском политехническом колледже от рук учащегося Владислава Рослякова, английский термин «колумбайн» вошел и в нашу жизнь. В мае 2021 года 19-летний Ильназ Галявиев...
  • НИЖЕГОРОДСКИЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ МИКС НИЖЕГОРОДСКИЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ МИКС
    В этом деле «прекрасно» все: от такой «малости», как переписывание карандашиком на папке статей обвинения без положенного по УПК РФ закрытия одного и возбуждения другого дела, до того, что по всем законам...