Рубен Маркарьян. Точка зрения.

Калашников vs. Шмайссер
комментировать Калашников vs. Шмайссер

И что такого в трофейных чертежах?

22.09.2017
И школе, и ученику пора жить с электронным учебником
6 комментариев И школе, и ученику пора жить с электронным учебником

Российские издатели в соответствии с законом «Об образовании» обязаны выпускать только те учебники, которые имеют электронную версию для планшетов. При этом электронный учебник должен быть полноценным интерактивным инструментом, а не просто читалкой, где оцифрованные страницы. Такое каждый может сделать сейчас, у кого есть планшет. Получается, без подключения планшета к интернету нам образовательная такая революция не светит, потому что обратный вариант чреват потерей ученика, которого в сети привлекает не только полезный контент. Если он подключается к интернету, а он же там – раз! – еще куда-нибудь зайдет. Это во-первых.

Во-вторых, закон законом, штука хорошая, но вот эта вот школе лицензия нужна от каждого издательства, потому что электронная версия – это одно, а издательство – другое. Стоимость лицензии действует до трех лет на книги в цифровом формате, и она сопоставима с ценами на печатные учебники, то есть лобби здесь не пропустит. Далее, получается, электронный учебник открывает возможности, чтобы им пользоваться, но надо также  изменить методику преподавания. И здесь какая штука? Вот в школе, куда у меня сын ходит, там вроде загорелись сначала  в 2015-ом году: «О, давайте! Ура,  планшет!». А потом оказалось, что половина учителей даже не знает, как туда тыкать. То есть дети умеют в гаджетах разбираться  гораздо лучше, чем учителя.

Это значит, что нужно переучивать учителя. Вот он учил по учебнику, а ему говорят: «А теперь электронная версия». А он просто этого делать и не умеет. И здесь, получается, ведите, закон приняли,  дети-то – с удовольствием, но еще надо учителей научить преподавать по-новому.

Я думаю так: детям разрешим учиться с планшетами – они сами учителей и научат. К сожалению, образование глубоко у нас формализовано, то есть все по регламенту, все по методикам, все по утвержденным сценариям. Здесь нет возможности для творчества, как в некоторых частных школах где-нибудь за рубежом – вот у преподавателя своя метода. А у нас все очень четко: надо только именно вот так, и учебники только вот эти.

Поэтому я думаю, что родители должны поднять руки и сказать нашим учителям и школам: «Ребята, раз закон приняли, и раз не стоит на месте цивилизация, давайте уж двигаться ей навстречу. Электронные гаджеты – штука хорошая, новое поколение ими пользуется, а мы все еще книжки листаем». Я же не против книжек, но раз время такое, что надо приспосабливать во многих областях жизни к электронным версиям, то, наверное, это правильно. Скажем, в Новой Зеландии книги хранятся в школе, а дома учебники-гаджеты.

А пока  планшет в обучении не используется, второй комплект учебников детям в школе хранить зачастую не разрешают, вот так и таскаем по городу  портфель в шесть килограммов.
 

13.09.2017
Смысл армейской службы – защита права граждан при исполнении  воинской обязанности
8 комментариев Смысл армейской службы – защита права граждан при исполнении воинской обязанности

Вопрос довольно сложный: что важнее в армии, обязанности или права. Видимо, смысл армейской службы заключается в том, чтобы защищать права граждан, исполняя свою армейскую обязанность. Понятно, что армейская служба накладывает определенные ограничения, в том числе, и на права, например, на право свободы передвижения, но на сегодняшний день это ограничено на 12 месяцами.

Если бы в мою бытность офицером солдат-срочник подошел и сказал: «Нет, товарищ капитан, права такого у вас нет, вы нарушаете мои права!», то есть за такие слова, скорее всего, я бы солдатика отправил на гауптвахту суток на трое. Есть приказ начальника – это закон для подчиненного. Поэтому если я говорю солдату: «Ныряй за гаечным ключом», а вода холодная, то он должен нырнуть, потому что от меня, от командира зависит, чтобы техника завелась и поехала, иначе погибнут другие люди.  Да, для солдата это может быть холодно, он может сказать: «Я не должен нырять в холодную воду». И здесь уже решение командира, и я могу сознательно идти на нарушение прав конкретного солдата.

 

Еще о правах. Недавно я участвовал заключительном этапе конкурса Генштаба на лучшего военкома страны, это действительно интересный опыт. Военкомы должны были не только ответить на вопросы, но и среагировать на ситуацию. То есть приходит на прием к военкому призывник с определенной проблемой или с жалобой на решение призывной комиссии: кому-то не предоставлена была отсрочка от службы в армии, кого-то, наоборот, не взяли в армию, и он жалуется военкому. И стоит этот «призывник», у которого заученная роль, я как его представитель, адвокат, и сидит военком,  перед которым «личное дело» призывника. И должен был перед всем честным народом и перед телекамерой разобраться в ситуации, как это могло бы быть на самом деле.

Надо сказать, что на трех практических заданиях двое военкомов пошли адвокату навстречу.  Это по сценарию не соответствовало правильному ответу, но было разумно, правильно с точки зрения прав человека.

Ситуация по заданию конкурса была такая. У призывника больная мать, инвалид второй группы, и он просит отсрочку, чтобы за ней некому ухаживать. А по закону 24 статья говорит о том, что предоставляется отсрочка по уходу за нуждающимися в постоянном уходе близкими родственниками, если отсутствуют другие лица, которые обязаны по закону заботиться. У этого призывника сестра, она живет в Израиле. Есть сестра родная?  Обязана заботиться, и все. И поэтому с точки зрения закона отсрочка не должна была быть предоставлена. Я рассказал, как я это обычно делаю перед присяжными или перед судом, словно это речь в прениях, что если сегодня ему отсрочка не будет предоставлена, то завтра женщина умрет без ухода. И кто будет искать эту родную сестру в Израиле, и обязана ли она по закону нести ответственность за свою мать, и кто будет ее обязывать? И военком, несмотря на то, что толкование закона было несколько иное, то есть Министерство обороны толкует норму закона буквально, поступил по-человечески, он действительно подумал: как не предоставить отсрочку? кто же будет ухаживать за инвалидом?  Надо, к чести его, сказать, что он, несмотря на то, что с точки зрения толкования закона ошибся, все-таки он получил звание «Лучший военком России». Это был военком Хабаровского края.

 

04.09.2017
Военному карьерный рост важен прежде всего, учителю – сомневаюсь
8 комментариев Военному карьерный рост важен прежде всего, учителю – сомневаюсь

Как офицер по первому своему образованию я, конечно, карьерист. То есть, когда я окончил военное училище, возможный рост был понятен: лейтенант, старший лейтенант, капитан, майор там, подполковник и так далее... И потом, когда пошел в юриспруденцию, стало совершенно очевидно, что не будет там: адвокат, младший адвокат, старший адвокат, суперстарший адвокат и т.д. Закончилась карьера на слове «адвокат», никакого другого статуса не бывает. Поэтому как бы поначалу я, оставаясь офицером, расстраивался. Потом понял, что, в общем-то, в этой профессии главное – не звание. И применительно к предлагаемой Минобром градации планок для учителя мое мнение,  совпадает с моим взглядом на адвокатуру на сегодняшний день.

Главное в учителе – чтоб человек был хороший, детей любил, дети его любили, чтобы был предан делу. Правильно? Есть возможность реализоваться у учителя, стать лучшим учителем года, лучшим учителем страны, района, села, получить почетное звание, например, «Заслуженный учитель РФ». Соответственно, лет 20 должно пройти для того, чтобы учителя за особые заслуги представили к этой награде.

А вот в системе профстандартов, которую там предлагают ввести, - старший учитель, ведущий учитель, супервайзер  - я не думаю, что есть большой смысл. Потому как, если послушать учителей, то они и так-то стонут по нескольким причинам: зарплата маленькая, лучше прибавьте, а не давайте нам звание почетное. И, самое главное, что я, разговаривая с учителями, услышал, что они не очень хотят зависеть от директора. От него и так зарплата напрямую зависит, а с введением профстандартов будет еще и еще больше. То есть ты не старший учитель – ну, значит, тебе зарплата меньше. Хотя, может быть, для учеников ты и лучше.

Я знаком с двумя системами образования, кроме российской, – это с немецкой и с британской. Ну нет там вот этого:  старший учитель, супервайзер и прочее там. Есть в школе, как они их называют, учителя, которые, может, они учителями не являются, а они являются тьюторами, то есть следят за детьми. Такая система. А если говорить там про вуз, то в Британии нет автономного понятия «профессор»,  вечного, как у нас для тех, кто, скажем, защитил в свое время диссертацию «Как влияет марксизм- ленинизм на одноклеточные растения». Там – только профессор университета. Ушел из этого университета, и ты уже не профессор университета.

Офицер, закончивший командное училище, в любом случае тоже преподаватель. Мы  занятия тоже с личным составом проводили, с солдатами. Но там у нас был, еще раз повторю, карьерный рост. Но  учителям, не думаю, что это нужно.

04.09.2017
Задержанному должны гарантироваться право пользоваться услугами адвоката и право на телефонный звонок
комментировать Задержанному должны гарантироваться право пользоваться услугами адвоката и право на телефонный звонок

Кому вы будете звонить, если вас, к примеру, задержат на улице и скажут: «Пройдемте»? Родственникам, знакомому полковнику, может, генералу, адвокату или вот в call-центр – на  «горячую линию» «ЗАКОНИИ». Если вы держатель полис-карты, на место сразу выедет адвокат, они у нас есть практически в любом регионе страны. 

Как-то мне рассказали историю про задержание одного дебошира, который хулиганил – громко музыку включал, достал всех в доме. Когда он видел, что подъезжает полицейская машина, он обычно делал ее тихо и говорил: «они сумасшедшие, у них галлюцинации». Один раз полиция приехала, а он стал требовать адвоката. «Я никуда не пойду, у меня есть знакомый юрист, он сейчас должен приехать». Так весь подьезд вышел запихивать его в полицейскую машину: «Обойдешься ты без адвоката»...  А в этот момент полицейские чего делали? Они стояли, смотрели, как граждане им в машину хулигана запихивают. Это они не хотели просто ничего делать. А когда они хотят делать, то  ни у кого не спрашивают. Просто на улице подбирают любого человека и сами запихивают в машину, и адвокату никакому не звонят. Да телефон еще отбирают.

Вот буквально пару недель назад  приходил ко мне вполне респектабельный молодой человек тридцати лет на консультацию. Он говорит: «Вчера после работы из метро выхожу и решил перекусить». Бутылку пива он, кстати,  выпил с друзьями еще на работе.  «До дома осталось всего чуть-чуть, около метро захожу в пиццерию, там поел, там выпил еще одну бутылку пива в этой самой пиццерии». Выходит из пиццерии, переходит дорогу в сторону своего дома. Время 7 вечера, лето, хорошая погода, хорошо одетый человек с портфельчиком. Ему по плечику двое ППС-ников – хлоп-хлоп! «Товарищ, паспорт предъявите». У его есть паспорт, показывает. Ему говорят: «А вот в портфельчике у вас чего?» А он: «Да ничего такого, могу показать, конечно… Но какие основания, чтобы вы у меня смотрели портфельчик?» Тогда они: «Э-э, да от тебя плохо пахнет, да ты выпивши в общественном месте… Ну-ка, поехали с нами для освидетельствования».

Он не сопротивлялся сотрудникам полиции, кстати, правильно сделал. Там вышел врач, сказал: «Будешь освидетельствоваться?»  Он говорит: «Да я не за рулем, а меня зачем-то сюда привезли»  –  «Ну, значит, так и напиши». Повезли в отделение. До полпервого ночи они там составляли протокол, он писал параллельно заявление о беспределе, дежурный полицейский не стал заявление принимать, говорит: «Договорись с этими ППС-никами». Он говорит: «А с чего меня задержали-то вообще? Я ничего такого не делал. Что, пиво запрещено выпить, что ли?» – «Ну, ты был нетрезвый в общественном месте». – «Что значит нетрезвый?»…  В итоге выгнали его из этого полицейского участка…

 И я, слушая его рассказ,  для себя сделал вывод, что за ним просто охотились. Он один, без свидетелей, прилично одетый. Понятно, если он выходит из пиццерии, наверное, он там чего-то выпил. Раз так,  ему можно сказать: «О, да ты пьяный в общественном месте!». Вот такая беда.

Какие выводы мы делаем из этой истории? Нужен адвокат простому человеку с портфельчиком, который выходит из пиццерии? Этот парень пришел ко мне, получил консультацию, приобрел полис-карту «ЗАКОНИЯ», кстати говоря, на следующий раз, если из пиццерии будет выходить, сразу полицейским вручит, скажет: «Вызывайте моего адвоката. Вот у меня есть соглашение с адвокатом, это документ, вот телефон». И тут,  хочешь не хочешь, они должны позвонить адвокату или разрешить это сделать задержанному. Потому что они в перечне изъятых вещей этот документ должны будут указать. И потом на жалобу придется ответить.

А если уж адвокат появится на пороге отделения полиции, то уж оттуда без своего клиента не уйдет. И именно поэтому я и пропагандирую право пользоваться услугами адвоката и право на телефонный звонок.

02.09.2017
Охота за нематериальной взяткой прекратит обычные человеческие отношения
5 комментариев Охота за нематериальной взяткой прекратит обычные человеческие отношения

У меня в целом отношение позитивное к любой борьбе против каких-то негативных проявлений, в том числе коррупции. В частности к последним инициативам, предложенным Анатолием Выборным:  увеличение сроков привлечения к уголовной ответственности за дачу взятки, перевод преступления из категории небольшой тяжести в преступление средней тяжести. Что касается нематериальной взятки, так называемым подношением «борзыми щенками», с которой ранее выступал также Минюст, здесь отношение скорее негативное, по двум причинам.

Мне кажется, что пока не установилась ясная, четкая система борьбы с материальной взяткой, призывать бороться еще и с нематериальной – это просто зайти в тупик. Почему? Во-первых, ее трудно доказать, тем более что в денежном эквиваленте не выразить, не измерить. Ведь доказать ту же материальную взятку совершенно невозможно, если человек деньги не берет. А, а как мы знаем, за провокацию взятки некоторых товарищей крупного калибра из числа МВД все-таки сажают. Никто не забыл еще генерала Сугробова и ту историю с провокацией взяток материальных.

А здесь, притом, что будет уголовная ответственность за нематериальную взятку, и провокация не требуется. Открытку человеку прислали, уже поздравили его или, извините, по радио заказали поздравление, пригласили на радио. Или кто-то кого-то устроил к какому-нибудь знакомому врачу, его без очереди приняли – все, уже нематериальная взятка получается.

Само по себе оказание услуги всегда нематериально, мы таким образом прекратим обычные человеческие отношения. То есть либо чиновники перестанут вообще общаться со своими друзьями, либо нормальные люди перестанут идти в чиновники, потому что зачем это надо, чтобы ты все время был под прицелом у правоохранительных органов. Либо, как это уже водится, в чиновники пойдут исключительно маргиналы: «Поймают, не поймают – а за месяц-два работы чиновником я чего-нибудь такого себе заработаю». Этого мне не хотелось бы, совсем доводить до какого-то абсурда.

Во-вторых,  я боюсь, уже как адвокат в данном случае, неминуемой избирательности этого процесса. То есть этих мы можем посадить, а этих не надо пока, потому что до них очередь не дошла. Да и от злоупотреблений просто захлебнемся. Я имею в виду неугодного чиновника, который поссорился с местным начальником, скажем, управления внутренних дел. Завтра же уже кто-нибудь напишет заявление, что он едет с организацией лекции в каком-нибудь Риме. Хотя, может быть, римлянам в одном из мес тных институтов частного права очень нужно выступление именно этого чиновника, и его еле-еле уговорили. Но завтра же придет майор Пронин и скажет: «Это нематериальная взятка, слушайте, вы там прочитали лекцию, вам ничего не заплатили, но вы же посмотрели Колизей». Поэтому я против.

С другой стороны, не дай бог, какой-нибудь ребенок какого-нибудь судьи устроится в какое-нибудь национальное достояние, извините, я даже название компании не буду называть. Среди сотрудников  компании может оказаться очень много детей разных взрослых чиновников. Они все туда устроены, видимо, в качестве взятки? Всех их нужно оттуда выгнать? Чем, собственно говоря, они провинились? Если сын чиновника действительно толковый парень, заканчивает университет, ему куда идти? Обязательно во фрезеровщики на завод,  чтобы только папа не был обвинен в коррупции?

Потом, извините, тут я прочел по поводу, что нематериальной взяткой могут быть также услуги интимного характера. Это вообще у меня вызвало хохот, потому что для того, чтобы услуги интимного характера каких-нибудь девушек легкого поведения признать нематериальной взяткой, тогда надо признать их «деятельность» официально. Давайте тогда сначала проституцию легализуем, а потом уже будем говорить, что такая услуга  – это одна из разновидностей взятки.

Подводя итог. Тут генеральный прокурор  выступал и говорил, что у нас незаконно посаженых очень много, это только официальные сведения. А давать такую роскошь правоохранителям, как фантазировать, что есть нематериальная взятка…

Я купил билеты на концерт, ребенок заболел, и я не могу пойти. Я взял и раскидал спамом дружеским среди своих знакомых: «Ребята, кто может пойти? Билеты, пропадают». Если среди этих моих адресатов окажется какой-нибудь чиновник, который согласится, это что – будет нематериальная взятка? Конечно, сразу какой-нибудь майор Пронин возьмет это себе на заметочку:  дана взятка в счет будущих преференций. Я не хочу жить в такой ситуации.

 

09.08.2017
Если привлечь россиян на внутренние курорты,  они оставят там гораздо больше «турналога»
6 комментариев Если привлечь россиян на внутренние курорты, они оставят там гораздо больше «турналога»

Почему-то у меня такое глубокое убеждение, что начинать развитие такого туристического кластера или туристического региона побором с туристов – наверное, самое последнее дело. У меня был один знакомый, который был генеральным директором туристической компании. Он сказал, что нельзя зарабатывать на деньгах туристов, которые те платят за билеты. Но за билеты – это мелочь. А самое основное, что интересует владельца туристического бизнеса либо руководителя региона, – это те деньги, которые турист привезет с собой, которые он потратит там. Купит шубу, персики, вина, сувениров…

Как в ту же Турцию люди едут, билеты покупают за две копейки, отель еще две копейки, а шубы увозят за 2000 долларов. В этом смысл как раз – заманить туриста и там ему что-то заманчивое предложить. Поэтому позиция наших законотворцев  интересная, но не совсем правильная.

Самая простая конструкция, принятая во всем мире: замани к себе туриста, каждый привезет с собой по нескольку десятков тысяч рублей, которые оставит местным предпринимателям, фирмам, магазинам, кинотеатрам, клубам, чему угодно. Предприниматели будут оказывать услуги и потом платить налоги – на этом все и держится.

Я читал, в Португалии открылся новый курорт, и там каждому приехавшему в августе и начале сентября ежедневно бесплатно бутылка вина – либо розового, либо белого, либо красного. Это красиво. Вот бы у нас точно так же в аэропорту какого-нибудь Симферополя букеты дарили женщинам, а мужчинам  раздавали бутылки фирменного крымского вина, пусть маленькие, но тогда они с большим удовольствием приедут. Эта бутылка, может, эти 50 рублей и стоит. А тут предлагают наоборот: «Вы к нам приезжайте и заплатите еще 50 рублей, и тогда купите у нас эти самые персики». Какое удовольствие?

А в это время какая-нибудь Турция говорит: «Приезжайте, у нас тут все в полцены, и а вот это мы вообще вам подарим». Лишь бы турист приехал, ведь самое главное – подобраться к его кошельку. Это основное, у нас этого просто не понимают, видимо, или не хотят понять. В конце концов люди просто сядут у себя перед телевизором, включат какой-нибудь телеканал с приключениями. И все, нормально, телевизор-то у всех есть.

 

31.07.2017
Если подросток что-то умеет, почему бы ему не делать это на заказ?
12 комментариев Если подросток что-то умеет, почему бы ему не делать это на заказ?

Разрешить или не разрешить подростку открывать собственный бизнес? Я, пожалуй, соглашусь с депутатом, который считает, что раз уж трудоустраиваться при определенных условиях с 14 лет можно, то почему нельзя стать и  индивидуальным предпринимателем? Скажем,  если ребенок умеет рисовать картинки и делает это удачно в Интернете, почему бы ему это не делать по заказу?

Другое дело, что, наверное, надо скорректировать перечень видов деятельности, которыми могут заниматься эти юные предприниматели. Я бы не рискнул идти в кафе, которое принадлежит индивидуальному предпринимателю Васе 14-ти лет. Потому что если вдруг отравит, то потом его и к ответственности не привлечешь, потому как за это для Васи уголовной ответственности не предусмотрено,  разве что если он  не украдет из кошелька что-нибудь. Но некий ограничивающий перечь профессий или видов предпринимательской деятельности – почему нет? Сейчас у нас детки весьма продвинутые.

Какую бы сферу деятельности предпринимательской, в которой категорически бы не стоило участвовать детям, навскидку я бы  отбросил? Начал бы, наверное, с риэлтерской…

Я тут со своим сыном как-то пообщался, и даже не знал, что он уже денег заработал в Интернете, есть там какие-то возможности. Создал блог, у него получилось много посетителей, и соответственно, это сразу стало трафикообразующим ресурсом. И какая-то копеечка, если он что-то там у себя размещает, в виде электронных денег ему капает. Там есть  какая-то технология, которая позволяет эти деньги сбросить на мобильный телефон. Он даже в этом плане более продвинутый пользователь, хотя ему не 14, а 12. Так что ничего страшного я в этом не вижу. А вот имеет ли право  несовершеннолетний ИП зарабатывать в интернете без согласия папы или мамы? Нет, в том-то и дело: родители  должны дать разрешение, потому что они же несут материальную ответственность в случае чего.

То же самое касается и трудоустройства. Только не в ущерб учебе и не в ущерб здоровью. Если посмотреть на современную молодежь, то не слишком-то большое количество молодого поколения стремится учиться. Всем хочется сразу стать этакими молодыми Трампами или, по меньшей мере, молодыми Абрамовичами. Потому как начитаются всяких книжек, «как стать богатым», посмотрят на людей на тех же «Гелендвагенах», и думают, что это все это очень просто делается.

Психологи, насколько я знаю, объясняют очень даже просто, что у поколения,  которое выросло на компьютерных играх, у него момент от начала какой-то деятельности до достижения высокого результата очень короткий. То есть это он сегодня запустил какую-то игру сетевую, а завтра-послезавтра при определенных усилиях он уже какой-нибудь Маг 80 уровня и у него уже есть летающий дракон. И когда ты ему говоришь: «Слушай, надо хорошо учиться, сначала в школе, потом в институте, потом ты заработаешь денег, и у тебя будет хорошая машина», – он смотрит на тебя, этот ребенок, и думает: «А зачем все это надо, когда я уже на драконе летаю?»

У них совсем другая психология, и  если эту психологию как-то в правильном направлении подвинуть путем разрешения предпринимательской деятельности, то это даже скорее позитивно.
 

25.07.2017
Уважаю МГЮА и Резника
комментировать Уважаю МГЮА и Резника

Генри Маркович Резник проявил гражданскую позицию и ушел из профессоров МГЮА из-за памятной доски Иосифу Сталину. Если быть точнее, то не самому Сталину, а его выступлению в 1-м зале университета в 1924 году. Доску установили на основании действующего постановления Совмина РСФСР от 30 августа 1960 года № 1327.

«Ноги моей в оскверненном здании не будет» - сказал Генри Маркович.

Согласен с именитым коллегой, что Сталин много сделал для уничтожения самого понятия права в стране советов. До сих пор хлебаем традиции в исполнении нынешних праворубов.

 Но, с другой стороны, Сталин – это история,  в том числе история права, которую в МГЮА изучают. Мемориальная табличка о выступлении Сталина – это не увековечение его светлой памяти, а напоминание о значимом событии, состоявшемся 90 с лишним лет назад. Если бы в тот день в университет спустился сам дьявол, не грех было бы по этому поводу тоже повесить табличку, и студенты с интересом бы слушали лекции по истории религии..

 На площади Бебельплатц в Берлине, напротив юридического факультета университета имени Гумбольта есть замечательный памятник, возле которого всегда останавливаются туристы. И читают бронзовую табличку, навсегда вбитую в булыжную мостовую: «Здесь в 1933 году нацисты сожгли книги..». Это не памятник нацистам, сжегшим творения Ремарка, Хемингуэя и самого Сталина, кстати. Это напоминание об историческом событии, которое не должно повториться.

 P.S. Искренне уважаю и Генри Марковича Резника и свой университет.

А вакантную ныне должность профессора МГЮА на 1/10 ставки я бы занял, если б предложили ;)

28.06.2017
Три пункта, чтобы следователь не мог «давить», а свидетель врать
4 комментария Три пункта, чтобы следователь не мог «давить», а свидетель врать

Адвокат из Хабаровска рассказал, как следователь принудил свидетелей фактически дать ложные показания, и когда свидетели одумались и решили все же сообщить объективные сведения, показания подаются тому же следователю, и он же сам решает, какие из показаний считать «правильными», а какие нет.

Это системная проблема, тут дело не в Хабаровске, не в Урюпинске и не в Москве. Давление следствия на свидетелей встречается сплошь и рядом, и это действительно явление глобальное, потому что у следователя российского, в отличие от следователя советского, нет задачи восстановить справедливость или отыскать реального преступника. У него есть задача обвинять.

Дело вот в чем.  В советское время за следователем надзирал прокурор, у которого были реальные полномочия, чтобы следователь не сильно углублялся в обвинительный уклон, но осуществлял другие важные мероприятия, чтобы выйти на реального преступника. И если следователь осуществлял какие-то незаконные действия, прокурор был вправе этого следователя наказать. Вплоть до того, чтобы возбудить уголовное дело и следователя самого посадить.

Если говорить о злоупотреблениях следователей и вообще сотрудников правоохранительных органов, то вот сегодняшняя новость: 22 года по приговору получает генерал Сугробов. А за что? За то, что фабриковали дела, что провоцировали взятки, для того чтобы продвигаться по службе и продвигать себе подобных. Вот единичный случай, они просто нарвались на непростых ребят из ФСБ, поэтому так это все плачевно закончилось для генерала. А как явление это сплошь и рядом происходит. Поэтому я думаю, что бороться с конкретным следователем из Хабаровска, наверное, можно тем путем, как это и должно происходить. Сегодня, кстати, странным образом совпали знаковые события: приговор Сугробову и вступление в силу закона, который изменил УПК, в частности несколько статей, которые расширяют полномочия адвокатов.

Теперь адвокат из Хабаровска имеет право предъявить дополнительное ходатайство следователю, и по новым обстоятельствам допросить свидетелей и присутствовать при этом допросе, фиксировать, будет там оказано давление или нет. Новые поправки в УПК внесены по инициативе президента, он сам, видимо, увидел, что есть такая проблема, и адвокатам расширил полномочия. Теперь следователь не вправе отказать в приобщении к материалам дела дополнительных доказательств защиты. Оценивать их уже потом суд будет. И вот именно сегодня это все произошло, этот закон вступил в законную силу, через десять дней с момента опубликования.

Мое мнение, чтобы таких проблем не было, нужно: первое – наверное, в обязательном порядке ввести видеозапись допроса и потом эту запись приобщать к материалам уголовного дела. Благо сейчас у нас не 70-е годы, где была проблема с катушечными  магнитофонами, и бобины с пленкой выдавались по каким-то странным разнарядкам, по спискам, и все это было очень строго. Сегодня смартфон есть у любого следователя, и не самый даже плохой, который можно, в том числе, и использовать. Потом, если что, провести экспертизу. И поэтому по видеозаписи можно будет сказать, давил следователь во время допроса или не давил.

Второе. Запретить неформальное общение следователя со свидетелями, то есть любое общение должно быть запротоколировано, потому что во время такой так называемой беседы может произойти как раз это давление. То есть сначала придавил, сказал: «Инвалидом тебя отправим на пенсию, и лишишься одного, второго, третьего. А завтра приходи на допрос, только подумай за ночь». Конечно, человек придет, и на допросе на него уже давить не надо.

И третье, о чем я уже сказал, это прокурору предоставить права по реальному контролю над следствием. Чтобы прокурор был не номинальной фигурой, которой жалуешься, он пишет какое-то представление следователю, а следователю все равно, что там прокурор написал, он как  вел следствие, так и вдет. Отпишется, что следователь – процессуально независимая фигура, которая сама определяет ход расследования. То есть получается, что эта штука бесконтрольна.

Я сейчас осознанно не упомянул про суд, потому что эту систему вообще нужно реформировать. Но без политической воли здесь ничего не произойдет. Поэтому говорить о том, что суд какой-то что-то должен взять на контроль – никогда ничего суд под контроль не возьмет!

Тему ложных показаний мы не раз поднимали на «ЗАКОНИИ». О том, что у нас наказание за заведомо ложные показания, в общем-то, несущественное. Какие-то 80 тысяч рублей за ложные показания, сопряженные с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, за которое ему грозит тюрьма!  Это не имеет никакого сравнения с нормальными практиками, принятыми в Европах и Америках. Там, если обманешь суд, тебя просто сразу разорвут, прямо тут же, на месте! Посадят навсегда. Нельзя обманывать суд. А у нас – ну 80 тысяч рублей, ну до двух лет лишения свободы… Поэтому, конечно, следователь может свидетелю сказать: «Слушай, я тебя сейчас упеку на 20 лет. А если ты дашь ложные показания, что тебе грозит? Максимум 80 тысяч, ерунда какая». И, конечно, человек делает выбор между угрозой следователя на 20 лет и эфемерным наказанием.

 

 

09.06.2017