Елена Герасимова. Точка зрения.

14 лет – рановато для открытия бизнеса
13 комментариев 14 лет – рановато для открытия бизнеса

Сегодня существует возможность, когда подростки могут вступать в предпринимательскую деятельность раньше обычного возраста. То есть проходят с 16 лет через процедуру эмансипации, если их родители считают, что дети достаточно зрелые и могут принимать на себя все риски, с которыми связано ведение бизнеса. Потому что действительно самостоятельная предпринимательская деятельность – это не только возможность заработать деньги, это еще необходимость отвечать по обязательствам.

Когда мы говорим про предпринимательскую деятельность, это обычно рисуется все в радужном свете, то у тебя появляется возможность заработать. Но ты действительно уже с момента принятия на себя этого статуса несешь и ответственность по самым разным обязательствам, которые могут возникать в связи с причинением, например, ущерба другим лицам,  это могут быть также достаточно большие финансовые риски и иные.

Но есть еще другая сторона. Почему, скажем, в трудовом законодательстве  существует ограничение возраста привлечения подростков к труду? У нас общий возраст привлечения к работе – это 16 лет, но все равно до 18 лет сохраняются определенные ограничения, то есть нельзя работать в принципе на тяжелых работах, на вредных работах. Конечно, есть еще возможность раньше начинать работать – с  14, с 15 лет – до  достижения 16-летнего возраста, но тоже с определенными ограничениями.

В чем их смысл? Политика всех международных организаций, вообще государств, которая по этому вопросу формировалась, в течение XX века  заключалась в том, что нужно дать подросткам возможность получения хорошего  образования. И если вместо того, чтобы получать это образование, подростки будут работать, то у них намного меньше шансов получить достойное образование.
В наше время значимость качественного образования для дальнейшей успешной профессиональной деятельности только увеличивается.

И еще такая социальная составляющая: чем раньше начинают работать подростки и дети, тем вероятнее они отбирают работу у своих родителей. Происходит такое перераспределение, сейчас особенно, учитывая, что происходит взросление населения, увеличивается продолжительность жизни. В том числе в России, кстати, обсуждают проблему  повышения пенсионного возраста. Возникает, конечно, обоснованный вопрос: собственно, рабочие места для этих людей будут? Так что вопрос, кому достается работа, тоже актуальный.

И помимо составляющей образовательной, здесь есть моменты, конечно, медицинские. То есть, например, когда подросток вступает в трудовые отношения до достижения возраста 18 лет, то он должен проходить медицинский осмотр. Потому что все-таки это еще формирующийся, развивающийся организм, и напряженности какие-то такой трудовой деятельности могут определенным образом сказываться. И продолжительность рабочего времени в течение недели, и продолжительность работы в течение дня, учитывает, кстати, и те обстоятельства, учится в это время подросток или не учится,  чтобы не было ущерба школьному обучению.

Соответственно, если человек занимается предпринимательской деятельностью, все эти ограничения по предварительному, периодическому медицинскому осмотру и остальные снимаются, никто не должен их соблюдать. Поэтому мне кажется, обсуждать нужно, в первую очередь целесообразность инициативы, во-первых, с точки зрения гражданских рисков, которые будут налагаться на подростка в случае ведения предпринимательской деятельности.

У меня ребенок, которому практически 14 лет, я очень легко проецирую эту ситуацию и на других московских детей, которых я вижу в этом возрасте. Мне кажется, это еще не то время, когда  нужно начинать заниматься самостоятельной предпринимательской деятельностью, если это не творческая деятельность, кстати, для которой отдельные исключения и так существуют. Плюс в вопросе самое главное, повторю, - это как это будет влиять, собственно, на здоровье и возможность обучения.

 

24.07.2017
Ипотечники не должны пользоваться преимущественным правом оставления на работе
2 комментария Ипотечники не должны пользоваться преимущественным правом оставления на работе

Законодательная инициатива запретить увольнять работников, выплачивающих ипотеку, поднимает вопрос, кому отдавать преимущественное право на оставление на работе. Действительно ли это должны быть ипотечники или кто-то другой. И мне кажется, что запрет на увольнение именно ипотечников это неправильный подход. Я понимаю, что люди оказываются в сложных обстоятельствах. Но это те люди, которые сделали выбор в решении своей жилищной проблемы путем приобретения квариры в собственность. На самом деле, могут быть в той же организации люди, которые платят за жилье, например, не за ипотеку, а за арендованную квартиру. Или люди, у которых есть свое жилье, но им нужны деньги, потому что они содержат нетрудоспособных членов своей семьи или нескольких детей. И вопрос о том, насколько справедливо, поддерживать именно ипотечников – очень неоднозначный. И потом люди, которые берут ипотеку на приобретение жилья, находятся в разных ситуациях, в разных условиях. Может быть,  у этого несчастного "ипотечника" есть какое-то другое жилье в другом городе. Просто наличие ипотеки, с моей точки зрения, неоднозначно понятный и оправданный критерий для того, чтобы людей поддерживать.

На сегодняшний день есть такое понятие как «преимущественное право на оставление на работе». Когда выбор осуществляется между несколькими людьми, сокращаются люди по однородной должности, как раз используется это понятие. На сегодняшний день есть определенный критерий, кто таким правом пользуется. На первом месте семейные люди при наличии двух и более иждивенцев, нетрудоспособных членов семьи, которые находятся на полном содержании работника или иных лиц в семье, у которых нет работы с постоянным заработком; люди, получившие увечья в период ВОВ, инвалиды боевых действий (менее распространенные категории, хотя тоже обоснованные).

Сказать, что нельзя увольнять с работы людей, у которых есть ипотечный кредит, и что они будут пользоваться преимуществом по сравнению с теми, у кого есть нетрудоспособные иждивенцы, мне кажется, необосновано.

Можно поставить еще вопрос. Если ввести такого рода запрет, то работники смогут злоупотреблять, будут брать ипотечные кредиты и говорить, все меня больше нельзя уволить. И вопрос о том, насколько был обоснованным и необходимым данный кредит тоже не рассматривается. Я очень критически отношусь к этой инициативе.

Я думаю, что как раз в перечень лиц, которые пользуются преимущественным правом на оставление на работе, можно было бы ввести категорию лиц, которые получили ипотечный кредит, наравне с остальными и думать, в какой последовательности и кто должен пользоваться более преимущественным правом на оставление на работе. Если тот, кто взял ипотеку, одинокий человек без семьи и детей, ему, может быть, не так страшно потерять эту работу и квартиру, чем человеку, у которого несколько маленьких детей и который останется вообще без средств к существованию с маленькими детьми или очень пожилыми родителями. Нужно все обсуждать, смотреть, кто в какой ситуации находится и кого оставлять на работе, должен быть очень чувствительный подход. Этот тот вопрос, по которому должны проводиться честные принципиальные консультации между работодателем и представительным органом в организации.

К тому же у нас законодательство допускает вводить в коллективные договоры основания для преимущественного оставления на работе, кто должен таким преимущественным правом пользоваться. Можно даже не вносить изменения в Трудовой кодекс для этого, просто внести какие-то поправки и заключать коллективные договора, которые в некоторых обстоятельствах будут учитываться, и проводить консультации между представителями работников и работодателем.

 

19.12.2016
Для решения проблемы теневой занятости существует большой спектр возможностей
9 комментариев Для решения проблемы теневой занятости существует большой спектр возможностей

Вводить ответственность для неработающих граждан не нужно ни в коем случае. Во-первых, начнем с международных обязательств и конституционных обязательств, которые у РФ существуют перед своими гражданами. Введение уголовной ответственности, которое предлагается, это фактически узаконивание принудительного труда, который запрещен и в соответствии с Конституцией РФ, и в соответствии с Трудовым кодексом. И давайте возьмем выше, откуда эти нормы взялись в нашем законодательстве, - в соответствии с огромным количеством международных универсальных актов и актов Международной Организации труда. Например, с точки зрения МОТ, запрет принудительного труда является одним из 4-х самых главных принципов или прав человека в сфере трудовых отношений. Ни в коем случае недопустим принудительный труд, он даже приравнивается  к рабству, к рабским отношениям. Это будет нарушением всех наших обязательств и Конституции в том числе, и всего, в чем государство имеет обязательство перед своими гражданами.

Во-вторых, задача, которая ставится разработчиками законопроекта, насколько я понимаю, - снизить теневую занятость. Может, какая-то еще задача стоит, но та, которую я могу еще как-то оправдать, это снижение теневой занятости, - чтобы люди, которые сейчас работают нелегально, неформально, не платят налоги, не платят взносы в фонд социального страхования, в пенсионный фонд,  легализовались. Мне кажется, что эту задачу можно решать другими способами. Это действительно проблема, но ее можно решать множеством других способов, механизмов. Спектр этих способов очень большой, и если бы мы хотели этим заниматься, прикладывать усилия для легализации неформальной занятости, то возможностей довольно много, но почему-то вместо них используются довольно странные методы.

Я думаю, в условиях нынешней экономической ситуации, когда многие люди теряют работу, они хотели бы ее иметь, но они ее теряют и не могут найти, говорить об уголовной ответственности за неработу, по меньшей мере, аморально.

Есть еще один момент. Если посмотреть разные базы вакансий, то мынайдем довольно много рабочих мест с очень низким уровнем заработка. Может быть, у кого-то в голове есть такая идея, что очень быстро на те вакансии, должности, которые сейчас никому не интересны, можно будет легко найти людей, потому что людям просто некуда будет деваться (либо уголовная ответственность, либо пойти на такую зарплату)? Но это вообще, мне кажется, позиция очень аморальная, очень антисоциальная, не имеющая право на жизнь. Крайне печально и очень плохо, если кто-то такую идею примет и будет пытаться реализовать.

07.09.2015
граждан вновь хотят убедить в нужной сегодня государству концепции
1 комментарий граждан вновь хотят убедить в нужной сегодня государству концепции

Выгодно ли для граждан повышение пенсионного возраста? Вопрос однозначного ответа не имеет. Все зависит от того, к какой категории люди относятся. Что произойдет, если повысится пенсионный возраст? Вопрос упирается в то, где люди живут, кем работают, какой у них уровень доходов, как они себя чувствуют.

У нас достаточно большое количество людей в России работают за достаточно низкую заработную плату. Для таких людей пребывание на пенсии воспринимается как период, когда наконец-то их доходы увеличатся. Даже если люди останутся работать, они чувствуют, что с момента, когда они начнут получать пенсию, их доходы станут поприличнее. Они будут получать еще и ту заработную плату, которая для них сейчас является совсем маленькой. Получится, что их уровень жизни повысится. Я довольно много таких людей встречаю, и на самом деле даже в Москве такие люди есть, которые ждут момента пенсии и в надежде, что их ситуация  стабилизируется. Для таких людей, конечно, повышение пенсионного возраста и увеличение времени, в течение которого им надо будет работать за туже самую нищенскую зарплату, вызывает ужас.

Есть другая категория людей, которые работают на вредных тяжелых производствах. К моменту достижения пенсионного возраста, даже пониженного, они чувствуют себя уже настолько выжатыми и измотанными, что с удовольствием уходят на пенсию. Ими повышение пенсионного возраста тоже воспринимается негативно, не потому что они ждут прибавки-пенсии как дополнительного дохода, а потому что они правда считают: слишком много себя и своего здоровья отдали государству, и уже пора начать что-то получать и от него.

Есть много людей, которые работают интенсивно и продолжают работать после пенсии. Пенсию после достижения пенсионного возраста она копят, откладывают, потому что не нуждаются в ней остро сегодня. Они могут себе позволить работать дольше, есть еще и силы, и желание, они полны энергии, полны разных замыслов, у них нормальное финансовое положение при наличии даже только одной заработной платы. Конечно, для таких людей оттягивание пенсии проблемой не будет.

Но, повторюсь, в разных регионах, в зависимости от того, сколько люди получают, на какой работе они работают, идея повышения пенсионного возраста восприниматься будет очень по-разному.

К сожалению, и предыдущая пенсионная реформа, и нынешняя в достаточно узком кругу обсуждалась. А нынешняя пенсионная реформа обсуждалась и очень быстро. С одной стороны, организовывались круглые столы, мероприятия, приезжали представители министерства, разрабатывали концепцию, приезжали из профсоюзов, убеждали, объясняли. Вроде бы, шло какое-то обсуждение, но реально за этим обсуждением стоят экономические расчеты.

Можно ли этим экономическим расчетам доверять? Мне кажется, нет: мы не можем их проверить, насколько они целесообразны. Причем экономическая ситуация у нас меняется непрерывно, и концепции, которые лежат в основе этих экономических расчетов, тоже постоянно меняются. Нас убеждают в том, что накопительная часть пенсии - это то хорошо, то плохо. Постоянно меняется точка зрения, и опереться на какую-то четкую экспертную позицию очень сложно. Потому что непонятно, где начинается и заканчивается правда, а  где начинается и заканчивается манипуляция, необходимость убедить в нужной на сегодняшний день государству концепции.

Конечно, не было тысячи специалистов, участвующих в разработке концепции, все делалось в очередной раз быстро, в очередной раз достаточно узким кругом людей. Система, которая разрабатывается, в очередной раз, очень сложная. Даже специалисты по пенсионному обеспечению, юристы, которые знали предыдущую систему, не успевают следить за этими меняющимися концепциями, не могут объяснить и разобраться, не говоря уж о том, чтобы другим объяснить смысл того, что планируется.

19.05.2015
Обвинять человека за отказ работать на неквалифицированной и низкооплачиваемой работе - аморально
9 комментариев Обвинять человека за отказ работать на неквалифицированной и низкооплачиваемой работе - аморально

С точки зрения норм трудового права и современного права, установление ответственности за то, что человек не хочет работать и обязание его работать называется «принудительный труд», что официально запрещено и нормами трудового права и нашим Трудовым кодексом. Основный принцип трудовых отношений – свобода труда, человек вступает в трудовые отношения тогда, когда хочет, его нельзя заставить работать.

Есть короткий и опасный путь, когда мы создаем рабочие места с очень плохими условиями труда, с очень низкой заработной платой и говорим, что каждый обязан работать. С точки зрения норм международного права, это недопустимо. К сожалению, сейчас действительно сложилась такая практика. О хорошей высокооплачиваемой работе информация не доходит даже до центров занятости, а предоставляется информация о каких-то не очень квалифицированных рабочих местах с низкой заработной платой. Эту проблемы должны решать работодатели и государство.

Государство должно обеспечивать требование о минимальной заработной плате, позволяющей человеку достойно жить. На сегодняшний день минимальная заработная плата ниже уровня прожиточного минимума. То есть легально предлагают зарплату, которая не дотягивает до уровня психологического выживания. И когда люди за такую зарплату работать не хотят, это вполне понятно. А заставлять человека работать за зарплату, которая не дотягивает до минимального прожиточного уровня это, на мой взгляд, даже аморально.

14.11.2014
  • Елена Герасимова Елена Герасимова

    директор АНО «Центр социально-трудовых прав», председатель Совета НП «Юристы за трудовые права»

    кандидат юридических наук

    Эксперт