Криминальная Россия XIX века. Доктор Гааз и каторжане

Криминальная Россия XIX века. Доктор Гааз и каторжане

Вместе с развитием полицейского ведомства на протяжении XIXв. набирает обороты и преступность. Если в 1-й половине столетия главные преступники – это  беглые крестьяне, превратившиеся в разбойников, грабивших горожан и одиноких путников, то после отмены крепостного права преступность в России приобретает более профессиональный характер. Получивший свободу люд отправляется в города на заработки, а среди криминальных профессионалов возникает дифференциация.

В целом обстановка в городах остается  неспокойной, несмотря на постоянно  увеличивающийся штат полицейских.

В периодических изданиях того времени писали: «В Москве в 1862г. ещё нельзя безопасно ходить по городу, и многие очень наивно носят с собой вечерком кто пистолет, старую шпажонку, а кто и просто палочку со свинцовым набалдашником…»

Так же обстановку в Москве описывал современник, сенатор и общественный деятель, Владимир Федорович Одоевский в 1864г.: «В Нескучном завели полицию, ибо приходили пьяные, ломали цветы, ругались по матерну, один поднял у проходившей женщины юбку... Со всех сторон слышно о грабежах в Москве. У Ник. Дим. Маслова до сих пор шишка на спине от полученного на Пречистенке удара кистенём. Если бы удар был немножко выше и не был он в шубе, то несдобровать бы ему; нападали на него двое. Рассказывают историю про даму в пролётке, на которую напали пятеро, хожалого и кучера избили, её раздели донага и ускакали на пролётке».

После отмены крепостного права в 1861г. количество преступлений возросло в несколько раз, убийств более чем в 10 раз, краж в 5 раз. Две третьих от общего количества уголовных дел составляли имущественные преступления.

Преступное сообщество

Одним из криминальных центров Москвы с середины XIXв. становится так называемая Хитровка, ныне территория Подколокольного переулка. В 1824г. этот участок со сгоревшими зданиями выкупил генерал-майор Николай Захарович Хитрово и организовал на этом месте торговую площадь. Впоследствии на площади открыли биржу труда, а затем и ночлежные дома. Постепенно на территории Хитровки как грибы выросли трактиры – «Пересыльный», «Сибирь», «Каторга», «Утюг», – а  помимо них  появились и места для кормления нищих, где, как и в ночлежных домах, царила полная антисанитария.  В целом территория Хитровки стала прибежищем для неимущих, бродяг и преступников всех мастей.

К концу XIXв. в криминальном мире возникла дифференциация, основанная на промысле преступника, его характере и степени «матерости».  Среди бывалых выделялись «Иваны», «храпы» и  «игроки». «Иваны» – грабители, становящиеся авторитетами среди каторжан. «Храпы» или «глоты» – вторая  по статусу группа среди преступников. Они занимались чем придется, плели интриги, провоцировали конфликты и всегда получали выгоду, поддерживая сильного авторитета. «Игроки» – шулеры  и профессиональные мошенники в азартных играх, имеющие самую строгую иерархию в своих рядах. «Шпанка» – низшая  каста среди преступников, постоянно эксплуатируемая остальными. На каторгах были и «сухарники» – те, кто предлагал за вознаграждение свои услуги практически во всем, в том числе сухарники брали на себя чужие преступления. А «асмадеи» занимались в тюрьмах и на каторгах ростовщичеством и торговлей. Полицейские таких барыг называли «Иванами, не помнящими родства». Кастовое разделение распространялось на весь преступный мир и в первую очередь на заключенных и каторжан.

Участь осужденных

Система содержания заключенных в тюрьмах и этапирования на каторгу начинает складываться в России еще в конце XVIIIв. Джон Горвард, англичанин, путешественник и известный тюрьмовед того времени, посетил Россию и  побывал в тюрьмах Москвы, Санкт-Петербурга, Киева и Херсона,  где заразился холерой и умер, правда успев оставить рекомендации для российских чиновников по совершенствованию содержания заключенных. В целях воплощения советов Горварда в жизнь по инициативе князя Александра Николаевича Голицына, министра духовных дел и просвещения, было основано Всероссийское тюремное попечительство, которое затем организовало множество  филиалов и просуществовало до 1893г.

Членами попечительства становились как государственные чиновники, так и общественные деятели, на благотворительных началах работающие в пенитенциарной системе и следящие за тем, чтобы к заключенным не применялось насилие, а давалась возможность  исправления и нравственного воспитания.

Из записок Горварда следовало, что система содержания заключенных в России была крайне неразвита. Конечно, в православной стране милость к каторжанину  проявлялась на каждом шагу, однако на государственном уровне об осужденных практически не заботились.

Тюремные узники  отбывали наказание  в страшных условиях. Денег на содержание практически не выделяли, заключенные, как правило, умирали от голода, инфекционных заболеваний и жестокого обращения. Мужчины и женщины содержались вместе, никаких помывок и условий для соблюдения ежедневной гигиены не было предусмотрено.

Еще тяжелее приходилось этапируемым. Проход по этапам превращался в одну нескончаемую пытку. Тяжелые кандалы прикреплялись к металлическому пруту, который несли конвоиры. 10-12 человек шли, гремя цепями, нанизанными на один прут, инвалиды и обессиленные тащились за счет «товарищей», невозможно было нормально справить нужду, в колонне царила атмосфера злости и ненависти. 15-25 км проходили каторжане за день, шли с 10-минутными остановками каждые 3 часа. Руки и ноги заключенных обмораживались в металлических кандалах и стирались до костей. Четверть колонны умирала в этапе.

Добрый доктор

Многие существенные изменения в пенитенциарной системе происходят в середине XIXв., благодаря работе доктора Федора Петровича Гааза в Московском тюремном попечительстве.

Федор Петрович Гааз или Фридрих Иосиф Гааз – немец-католик, успешный врач, приехавший в Россию, полюбивший ее и ставший одним из величайших общественных деятелей 1-й половины XIXв. Будучи на 6 десятке жизни, Федор Петрович побывал в Московском тюремном замке, ныне Бутырская тюрьма, и, увидев, как живут заключенные, всю свою оставшуюся жизнь посвятил тому, чтобы облегчить их страдания. Выполняя долг христианина, он помогал нуждающимся заключенным, приравнивая их состояние к несчастью или тяжелой болезни.

Доктор Гааз является основателем Полицейской больницы. Помимо лечения, он добивался для наиболее старых и слабых амнистии. Благодаря стараниям Гааза было отменено хождение по этапу на пруте. Федор Петрович требовал полной отмены заковывания в кандалы, однако на это полиция пойти не могла. В результате доктор усовершенствовал кандалы,  проведя эксперимент на самом себе и найдя оптимальное соотношение диаметра наручников и веса цепей. Новые кандалы, также по рекомендации доктора обитые изнутри кожей для предотвращения обморожений, так и стали называться «гаазовскими».

Доктор договорился с промышленниками Рахмановым и Филлиповым, благодаря которым был организован «прощальный» двор на выходе из Москвы, по которой этапируемые шли порядка 3 часов. На дворе каторжане прощались с родственниками, принимали подаяние. Каждого снабжали в дорогу бубликами от пекаря Филлипова. Сам доктор всегда провожал осужденных на каторгу, ведя с ними беседы.
Достижением доктора Гааза является отмена бритья половины головы заключенным. В Московском тюремном замке на средства Гааза была проведена реконструкция, пробиты окна, расширено помещение храма. Призывая милосердно относиться к заключенным, Гааз при тюрьме построил гостевой дом и приют для детей осужденных,  организовал рабочие мастерские.

Можно спорить о том, насколько терпимым и милосердным должно быть отношение к преступникам, однако доктор Гааз всегда ставил для себя задачу выше, нежели остальные. Провожая  осужденных, следя за тем, чтобы женщины были на телегах, больных не ставили в связку со здоровыми, он не только беседовал с заключенными, вручал каждому азбуку основ Евангелия, которую лично составил и издал, но и давал им конфеты и апельсины. Часто его спрашивали, зачем он дает несчастным такие лакомства, а не простую снедь. На что Гааз отвечал, что хлеба каторжанину любой дать может и даст, а конфету несчастный, может, в последний раз в жизни видит. Для многих доктор Гааз запомнился не только конфетой, а милосердием и добротой, которую не каждый способен проявить.

Доктор Гааз скончался в 1854г., его могила огорожена «гаазовскими» кандалами, а его заветы стали неотъемлемой частью морального кодекса и врача, и работника пенитенциарной системы.

Коноваленко Марина

Музей Права

10.10.2012

Информационно-правовой портал «ЗАКОНИЯ»

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ Жена со штампом и дамы сердца. Кто кого «распилит» при наследовании?
Гражданские браки при наличии живой законной супруги процветают. Но лишь до поры, пока не случится непоправимое. Какой из двух сторон тогда должно достаться имущество почившего многоженца?

Из сообщений на форумах: «Отец много лет прожил в ...

Популярное
Новое