Гражданам не стоит опасаться трактовки дружбы с чиновником как взятки

Гражданам не стоит опасаться трактовки дружбы с чиновником как взятки

Любая законодательная инициатива, которая имеет практическое применение, актуальна. Коррупция – это бизнес, он взаимовыгодный и  построен на получении ренты за счет процедур.  То есть у тебя есть властный ресурс, ты получаешь ренту коррупционную, ты придумываешь очереди, дополнительные бумаги, придумываешь, дополнительные мероприятия по контролю, дополнительные ремонтные работы, ты можешь придумать дополнительные контракты. Ты можешь все что угодно придумать.

В принципе идея криминализации нематериальной взятки имеет под собой обоснованность. Смотрите, у нас есть некие системные вещи, которые выходят из аппарата управления президента. Выходит целый пакет из Государственной Думы, появляются инициативы депутатов. Дальше появляются инициативы различных федеральных органов, они тоже не вредны. Мы выстраиваем систему, выстраиваем некую историю. Когда мы на сегодняшний момент говорим, что Россия – самая коррумпированная страна, то есть нам это внушают, история повторяется. Зарубежные страны со своими системами, имели такую же историю, просто они выстраивали систему 20-30 лет, Сингапур 50 лет это выстраивает.

Мы тоже сейчас выстраиваем систему, и, я думаю, сейчас самая ценная инициатива – это ужесточение уголовного законодательства. Она реально необходима, реально назрела, это связано с хищением бюджетных средств. Но почему-то правительство в настоящий момент не хочет ужесточать законодательство.

Еще 10 лет назад у нас не было понятия конфликта интересов. У нас, к сожалению, государство рекламирует посадки, но не рекламирует, например, отставки по утрате доверия. У нас уволено семь губернаторов, три вице-губернатора и огромное количество чиновников и так далее, связанных с конфликтом интересов. 10 лет назад мы об этом не говорили. Мы с вами пять лет назад бегали, искали знакомых, чтобы срочно получить загранпаспорт.

Сейчас такой проблемы вообще нет. То есть постепенно система выстраивается, потому что ведь коррупция построена на процедурах. Основная палка-копалка, то есть орудие производства коррупции – это процедуры. Но нельзя коррупцию победить одними только историями с плахами.

Почему мы говорим об ужесточении уголовного законодательства, связанного с хищением бюджетных средств? Потому что деньги выводятся за рубеж, и нам нужно деньги вернуть. Запад научился возвращать деньги в совершенстве. Однажды мы предложили: от 10 до 25 лет без права условно-досрочного освобождения и амнистии в случае не погашения ущерба. То есть, пожалуйста, тебе компьютер в камеру, ты говоришь: «Я иду на сделку с правосудием, денежки перевел». Что сделали китайцы? Китайцы послушали и решили, что у них теперь смертную казнь можно выкупить.

Они идут на сделку с правосудием: «Мне смертная казнь? Я 100 миллионов даю». Говорят: «Слушай, 100 миллионов – это тебе только до 25 лет мы тебе скостим»… – «А еще 100?» – «Еще 100 миллионов долларов  – мы тебе всего 10 лет дадим или 15». Это реальная сделка с правосудием, возвращать деньги таким путем.

Говорят, простые граждане начнут опасаться, общаясь со своими друзьями-чиновниками, можно ли, скажем, поделиться лишним билетиком в театр, если сам не можешь пойти? На самом деле граждане ничего не должны бояться. Я приведу пример. 10 лет назад я встречался с чиновником, он итальянец, занимает большой пост, это международная организация в Париже. Я пригласил его на ланч, он пришел, записал нашу встречу в специальную книгу ланчей, он может принять от меня ланч на 40 евро. Он такой контракт подписывает: 40 евро от меня, если я пригласил его, он может принять. В общем, мы заказывали одно и то же, чтобы его не стеснять, нам принесли счет, по-моему, в районе 84. Там больше было на 5 или 6 евро. Он 2 евро… доплатил, мне вернул, да. Я ему говорю: «Слушай, я все понимаю». Он говорит: «У нас хорошие отношения, но зачем мне терять пенсию, еще что-то?»…  То есть это проблема не общения с друзьями – это проблема чиновника.

...Есть за рубежом такое понятие, называется антикоррупционный отпуск. В день дня рождения чиновники на три дня берут отпуск. Чтобы никто, не дай бог, чего-нибудь «в подарок» не принес, он с семьей уезжает.  

08.08.2017

Кирилл Кабанов

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • У меня в целом отношение позитивное к любой борьбе против каких-то негативных проявлений, в том числе коррупции. В частности к последним инициативам, предложенным Анатолием Выборным:  увеличение сроков привлечения к уголовной ответственности за дачу взятки, перевод преступления из категории небольшой тяжести в преступление средней тяжести. Что касается нематериальной взятки, так называемым подношением «борзыми щенками», с которой ранее выступал также Минюст, здесь отношение скорее негативное, по двум причинам.

    Мне кажется, что пока не установилась ясная, четкая система борьбы с материальной взяткой, призывать бороться еще и с нематериальной – это просто зайти в тупик. Почему? Во-первых, ее трудно доказать, тем более что в денежном эквиваленте не выразить, не измерить. Ведь доказать ту же материальную взятку совершенно невозможно, если человек деньги не берет. А, а как мы знаем, за провокацию взятки некоторых товарищей крупного калибра из числа МВД все-таки сажают. Никто не забыл еще генерала Сугробова и ту историю с провокацией взяток материальных.

    А здесь, притом, что будет уголовная ответственность за нематериальную взятку, и провокация не требуется. Открытку человеку прислали, уже поздравили его или, извините, по радио заказали поздравление, пригласили на радио. Или кто-то кого-то устроил к какому-нибудь знакомому врачу, его без очереди приняли – все, уже нематериальная взятка получается.

    Само по себе оказание услуги всегда нематериально, мы таким образом прекратим обычные человеческие отношения. То есть либо чиновники перестанут вообще общаться со своими друзьями, либо нормальные люди перестанут идти в чиновники, потому что зачем это надо, чтобы ты все время был под прицелом у правоохранительных органов. Либо, как это уже водится, в чиновники пойдут исключительно маргиналы: «Поймают, не поймают – а за месяц-два работы чиновником я чего-нибудь такого себе заработаю». Этого мне не хотелось бы, совсем доводить до какого-то абсурда.

    Во-вторых,  я боюсь, уже как адвокат в данном случае, неминуемой избирательности этого процесса. То есть этих мы можем посадить, а этих не надо пока, потому что до них очередь не дошла. Да и от злоупотреблений просто захлебнемся. Я имею в виду неугодного чиновника, который поссорился с местным начальником, скажем, управления внутренних дел. Завтра же уже кто-нибудь напишет заявление, что он едет с организацией лекции в каком-нибудь Риме. Хотя, может быть, римлянам в одном из мес тных институтов частного права очень нужно выступление именно этого чиновника, и его еле-еле уговорили. Но завтра же придет майор Пронин и скажет: «Это нематериальная взятка, слушайте, вы там прочитали лекцию, вам ничего не заплатили, но вы же посмотрели Колизей». Поэтому я против.

    С другой стороны, не дай бог, какой-нибудь ребенок какого-нибудь судьи устроится в какое-нибудь национальное достояние, извините, я даже название компании не буду называть. Среди сотрудников  компании может оказаться очень много детей разных взрослых чиновников. Они все туда устроены, видимо, в качестве взятки? Всех их нужно оттуда выгнать? Чем, собственно говоря, они провинились? Если сын чиновника действительно толковый парень, заканчивает университет, ему куда идти? Обязательно во фрезеровщики на завод,  чтобы только папа не был обвинен в коррупции?

    Потом, извините, тут я прочел по поводу, что нематериальной взяткой могут быть также услуги интимного характера. Это вообще у меня вызвало хохот, потому что для того, чтобы услуги интимного характера каких-нибудь девушек легкого поведения признать нематериальной взяткой, тогда надо признать их «деятельность» официально. Давайте тогда сначала проституцию легализуем, а потом уже будем говорить, что такая услуга  – это одна из разновидностей взятки.

    Подводя итог. Тут генеральный прокурор  выступал и говорил, что у нас незаконно посаженых очень много, это только официальные сведения. А давать такую роскошь правоохранителям, как фантазировать, что есть нематериальная взятка…

    Я купил билеты на концерт, ребенок заболел, и я не могу пойти. Я взял и раскидал спамом дружеским среди своих знакомых: «Ребята, кто может пойти? Билеты, пропадают». Если среди этих моих адресатов окажется какой-нибудь чиновник, который согласится, это что – будет нематериальная взятка? Конечно, сразу какой-нибудь майор Пронин возьмет это себе на заметочку:  дана взятка в счет будущих преференций. Я не хочу жить в такой ситуации.

     


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 09.08.2017 12:34
  • Любая законодательная инициатива, которая имеет практическое применение, актуальна. Коррупция – это бизнес, он взаимовыгодный и  построен на получении ренты за счет процедур.  То есть у тебя есть властный ресурс, ты получаешь ренту коррупционную, ты придумываешь очереди, дополнительные бумаги, придумываешь, дополнительные мероприятия по контролю, дополнительные ремонтные работы, ты можешь придумать дополнительные контракты. Ты можешь все что угодно придумать.

    В принципе идея криминализации нематериальной взятки имеет под собой обоснованность. Смотрите, у нас есть некие системные вещи, которые выходят из аппарата управления президента. Выходит целый пакет из Государственной Думы, появляются инициативы депутатов. Дальше появляются инициативы различных федеральных органов, они тоже не вредны. Мы выстраиваем систему, выстраиваем некую историю. Когда мы на сегодняшний момент говорим, что Россия – самая коррумпированная страна, то есть нам это внушают, история повторяется. Зарубежные страны со своими системами, имели такую же историю, просто они выстраивали систему 20-30 лет, Сингапур 50 лет это выстраивает.

    Мы тоже сейчас выстраиваем систему, и, я думаю, сейчас самая ценная инициатива – это ужесточение уголовного законодательства. Она реально необходима, реально назрела, это связано с хищением бюджетных средств. Но почему-то правительство в настоящий момент не хочет ужесточать законодательство.

    Еще 10 лет назад у нас не было понятия конфликта интересов. У нас, к сожалению, государство рекламирует посадки, но не рекламирует, например, отставки по утрате доверия. У нас уволено семь губернаторов, три вице-губернатора и огромное количество чиновников и так далее, связанных с конфликтом интересов. 10 лет назад мы об этом не говорили. Мы с вами пять лет назад бегали, искали знакомых, чтобы срочно получить загранпаспорт.

    Сейчас такой проблемы вообще нет. То есть постепенно система выстраивается, потому что ведь коррупция построена на процедурах. Основная палка-копалка, то есть орудие производства коррупции – это процедуры. Но нельзя коррупцию победить одними только историями с плахами.

    Почему мы говорим об ужесточении уголовного законодательства, связанного с хищением бюджетных средств? Потому что деньги выводятся за рубеж, и нам нужно деньги вернуть. Запад научился возвращать деньги в совершенстве. Однажды мы предложили: от 10 до 25 лет без права условно-досрочного освобождения и амнистии в случае не погашения ущерба. То есть, пожалуйста, тебе компьютер в камеру, ты говоришь: «Я иду на сделку с правосудием, денежки перевел». Что сделали китайцы? Китайцы послушали и решили, что у них теперь смертную казнь можно выкупить.

    Они идут на сделку с правосудием: «Мне смертная казнь? Я 100 миллионов даю». Говорят: «Слушай, 100 миллионов – это тебе только до 25 лет мы тебе скостим»… – «А еще 100?» – «Еще 100 миллионов долларов  – мы тебе всего 10 лет дадим или 15». Это реальная сделка с правосудием, возвращать деньги таким путем.

    Говорят, простые граждане начнут опасаться, общаясь со своими друзьями-чиновниками, можно ли, скажем, поделиться лишним билетиком в театр, если сам не можешь пойти? На самом деле граждане ничего не должны бояться. Я приведу пример. 10 лет назад я встречался с чиновником, он итальянец, занимает большой пост, это международная организация в Париже. Я пригласил его на ланч, он пришел, записал нашу встречу в специальную книгу ланчей, он может принять от меня ланч на 40 евро. Он такой контракт подписывает: 40 евро от меня, если я пригласил его, он может принять. В общем, мы заказывали одно и то же, чтобы его не стеснять, нам принесли счет, по-моему, в районе 84. Там больше было на 5 или 6 евро. Он 2 евро… доплатил, мне вернул, да. Я ему говорю: «Слушай, я все понимаю». Он говорит: «У нас хорошие отношения, но зачем мне терять пенсию, еще что-то?»…  То есть это проблема не общения с друзьями – это проблема чиновника.

    ...Есть за рубежом такое понятие, называется антикоррупционный отпуск. В день дня рождения чиновники на три дня берут отпуск. Чтобы никто, не дай бог, чего-нибудь «в подарок» не принес, он с семьей уезжает.  




    Дальше...
    Написал Кабанов Кирилл (Кирилл Кабанов) 08.08.2017 23:00
  • ..и вот ишшо вопрос... Если директор спит, к примеру, с начальником отдела, то это у них не служебный роман, а коррупционная схема?
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 04.08.2017 16:23
  • ..то есть шлюха из сауны в показаниях теперь будет писать не просто "дала..", а дала взятку.."?
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 04.08.2017 16:13
  • Кирилл Кабанов Кирилл Кабанов

    председатель Национального антикоррупционного комитета

    Эксперт