Магистральный путь армии - переход на контракт

Магистральный путь армии - переход на контракт

Уклонение от армии это отдельная проблема и не такая большая как нам ее представляют. На самом деле призыв в последнее десятилтие полностью всегда выполняется. Перед каждым призывом президент всегда своим указом закрепляет численность, которую надо призвать. В этом году 150 тыс. перед  весенним призывпом, 150 тыс. было перед осенним призываом, 300 тыс. в год, и последние несколько лет эти цифры 100% выполняются министерством обороны. Проблем с количеством призывников нет, проблема только с качеством, с браком работы военкоматов, с которым часто сталкиваемся. 300 тыс. это примерно треть военнослужащих по призыву призываются и служат из каждого поколения, у нас где-то треть негодных по состоянию здоровья, треть не призывается, потому что не надо, треть призывается и служит. В принципе с призывом нет проблем и уклонистов не такое большое количество. Это всего несколько тысяч уголовных дел по всей стране на фоне трехсоттысячного призыва это мизер. А те цифры, которые называются министерством обороны- это 200 тыс. и т.д., это некий фейк, потому что это те люди, которые не являютсяф по повесткам в военкомат. А возникает это потому что действуют по старинке, методом запугивания перед каждым призывом выходит очередная страшилка, что сейчас либо возраст будет повышен, либо срок службы опять увеличится, либо еще что-то, потому что боятся, что ребята не пойдут в армию. Э то мы видим на протяжении последних лет. При этом есть второй путь, который демонстрирует президент и высшее военное руководство. Это переход на контракт. Это и есть ответ на вопрос, что ужно изменить в армии – полностью перейти на контрактный способ комплектования. И президент такую задачу поставил, правда не стоит дата отмены призыва, сейчас принят план постепенного его сокращения. В майском указе 2012 г., который касался армии. Президент поставил задачу к 2020 г. сократить кличество военнослужащих по призыву в 2 раза, и плавно перейти на контракт. Он профессионал, он военнослужащий другой правовой культуры, другого правового состояния, это найм, у него есть все права и обязанности, все возможности его защитить, действительно, это будущее. У нас есть прекрасный пример – пограничная служба с 2007 г. , правда она подчиняется не министерству обороны, а ФСБ и масштабы там поменьше, но она полностью перешла на контракт. Мы видим, что от правозащитных организаций, от комитетов солдатских матерей информация, что практически прекратились проблемы с насилием в пограничной службе. Там другие проблемы, связанные с выхдом, с военными городками удаленными и т.д. но то, что волнует общество, насилие, продолжающиеся эксцессы, раньше это дедовщиной называлось, оно полностью исчезло. И это магистральный путь, переход на профессиональную армию, на комплектование добровольцами.

С 2008 г., когда начались кардинальные реформы, были сделаны очень радикальные шаги, разрешены мобильные телефоны в армии для военнослужащих, тогда министр обороны Сердюков говорил о гуманизации военной службы, запрещены были все виды работ, несвязанные с военной службой, поставлены были задачи, чтобы военнослужащий получал либо физическую, либо боевую подготовку и не привлекался на строительство «генеральских дач», как это было раньше. Были и другие шаги, в том числе и открытость, публиковались данные статистические о гибели военнослужащих. Сейчас этот процесс в некотром смысле приостановлен, замедлен, но не отменен. И министерство обороны по крайней мере до прошлого года, до военного времени демонстрировало такую открытость, разрешали посещать воинские части правозащиникам и комитетам солдатских матерей. Идут на контакт, довольно много мероприятий мы проводили, прислушивались к предложениям, этот процесс шел довольно хорошо.

Нужно продолжать работу по открытости, создавать комитеты общественно-наблюдаьтельные комиссии, как сейчас за местами лишения свободы существуют и сейчас демонстрируют поразительные результаты по улучшению условий содержания. Я не сравниваю места лишения свободы и армию. Просто это закрытые места. Здесь также надо подключать гражданский контроль к условиям прохождения службы, чтоьбы быт, одежда, питание, санитерное обслуживание, медицинское обслуживание, были высоки и под контролем общественности. И переходить на контракт, потому что военнослужащий по призыву фактически не имеет рычагов своих для защиты своих прав. Есть и внешние шаги. Военная полиция, которая сейчас создается, правда в урезанном качестве, у нее убрали важнейшую функцию проводить дознание. Новый независимый механизм дознания, когда случаются происшествия, преступления в войсках, должны выполнять не командиры, как сейчас, которые и ответственны в основном за эти преступления, а независимый орган, либо военная полиция, либо военная прокуратура, однако эта реформа идет с трудом. Меры есть. Нет такой одной кнопочки, которую можно нажать и ситуация улучшится, но эксперты давным давно предложили целый спектр мер и по открытости и по контролю и по совершенствоваю управления войсками. Магистральный путь – отмена призыва и переход на контракт.

В советское время отказывались от службы в армии по миротворческим убеждениям – это примерно 2 тыс. уголовных дел в год. Сейчас есть альтернативная гражданская  служба, любой призывник может отказаться по любым убеждениям и заменить военную службу на альтернативную гражданскую. Сейчас у нас это есть, правда не очень большой популярностью пользуется, всего 1 тыс. молодых людей в год идут при трехсоттысячном призыве, но возможность у каждого есть. В советское время этого не было, тех, кто отказывался -  спажали. И под этим страхом, конечно все призывались. Тогда был всеобщий призыв, сейчас не всеобщий.

07.08.2015

Сергей Кривенко

 в избранное

Позднее об этом

  • Сегодня сложное время, и мы должны быть готовы защитить Родину 7 комментариев Сегодня сложное время, и мы должны быть готовы защитить Родину

    В последнее время, благодаря Шойгу и его команде, в армии произошли коренные изменения. Во-первых, что к руководству ВС пришли очень авторитетные военачальники, герои, люди, которые реально заслужили авторитет у народа и прежде всего у офицерского копуса, а офицеры соскучились по авторитетным командирам. Во-вторых, командующими округов, родов и видов войск стали тоже авторитетные, заслуженные офицеры. Началась большая работа, связанная с пропагандой армии, произошли серьезные изменения в оборонно-промышленном комплексе, стали поступать новые образцы техники вооружения. При том большое количество этих образцов носит совершенно секретный гриф, они не разглашаются, многие проходят государственные испытания. Личный состав и люди, которые участвуют в этом процессе, все знают, у них это вызывает внутреннее уважение, чувство достоинства и самоутверждения.

    Но нация большая. И когда мы говорим о неких уклонистах, то  мы должны вспомнить, что предыдущие 20 лет целенаправленно, чуть ли не на государственном уровне, шло шельмование армии и показ недостатков, в том числе и объективных проблем, которые были в армии, но это было настолько зло и непорядочно в отношении своей страны, что мы сформировали устойчивый стереотип у людей, что нежелательно и необязательно идти в армию. Сейчас количество людей, которые не приходят получать повестки изменилось, но все равно это примерно 200 тыс. человек, которые не получили повестки и не хотят идти в армию. Их даже не пугает закон, в том числе инициатором которого и я был,  что молодые люди, не прошедшие службу в ВС не получат государственную должность. Многие этого не понимают. Когда они закончат ВУЗ, и у них начнется политическая деятельность, они это поймут, у них начнутся большие проблемы, потому что они сами себе поставили, как говорят в армии, «серьезные тормоза».

    Но есть и другая тенденция, приведу маленький пример. Когда открывалась междунаролдная выставка «Армия 2015», на ней было много людей, я сам был удивлен тому, что было сделано, и как эта выставка была проведена. И когда у меня журналисты спросили, как вы думаете, что нужно, чтобы наши молодые люди пришли в армию, я ответил, что лучше, чем сделал Шойгу, сделать уже невозможно. Потому что любой мальчишка от 10 до18 лет, который побывал на этой выставке, уклонистом не будет.

    На контрактную армию мы полностью не перейдем, это невозможно. Самое главное, делать этого не надо. Это приводит к деморализации армии и невозможности подготовить мобрезерв. Все должно быть разумно. Мы должны проводить такую предвоенную подготовку для молодых людей, чтобы они могли достойно и честно отслужить хотя бы на этих примитивных стрелковых должностях, не подрывая боевой готовности частей и соединений. Мы должны понимать, что время сегодня очень сложное, и личные интересы каждого гражданина, которые безусловно понятны, должны подчиняться государственным интересам. Родину надо защищать, за нас никто ее не будет защищать, когда возникнет такая необходимость.

    07.08.2015

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Интересно, что многих беспокоит "затянувшееся окончание реформ". На мой взгляд именно их окончание и будет главной проблемой армии. Реформы не должны останавливаться, именно тогда армия будет полностью соответствовать духу времени (стремиться к этому, по крайней мере).
    Написал Тригнин Владимир (владимир тригнин) 22.08.2015 15:21
  • В последнее время, благодаря Шойгу и его команде, в армии произошли коренные изменения. Во-первых, что к руководству ВС пришли очень авторитетные военачальники, герои, люди, которые реально заслужили авторитет у народа и прежде всего у офицерского копуса, а офицеры соскучились по авторитетным командирам. Во-вторых, командующими округов, родов и видов войск стали тоже авторитетные, заслуженные офицеры. Началась большая работа, связанная с пропагандой армии, произошли серьезные изменения в оборонно-промышленном комплексе, стали поступать новые образцы техники вооружения. При том большое количество этих образцов носит совершенно секретный гриф, они не разглашаются, многие проходят государственные испытания. Личный состав и люди, которые участвуют в этом процессе, все знают, у них это вызывает внутреннее уважение, чувство достоинства и самоутверждения.

    Но нация большая. И когда мы говорим о неких уклонистах, то мы должны вспомнить, что предыдущие 20 лет целенаправленно, чуть ли не на государственном уровне, шло шельмование армии и показ недостатков, в том числе и объективных проблем, которые были в армии, но это было настолько зло и непорядочно в отношении своей страны, что мы сформировали устойчивый стереотип у людей, что нежелательно и необязательно идти в армию. Сейчас количество людей, которые не приходят получать повестки изменилось, но все равно это примерно 200 тыс. человек, которые не получили повестки и не хотят идти в армию. Их даже не пугает закон, в том числе инициатором которого и я был, что молодые люди, не прошедшие службу в ВС не получат государственную должность. Многие этого не понимают. Когда они закончат ВУЗ, и у них начнется политическая деятельность, они это поймут, у них начнутся большие проблемы, потому что они сами себе поставили, как говорят в армии, «серьезные тормоза».

    Но есть и другая тенденция, приведу маленький пример. Когда открывалась междунаролдная выставка «Армия 2015», на ней было много людей, я сам был удивлен тому, что было сделано, и как эта выставка была проведена. И когда у меня журналисты спросили, как вы думаете, что нужно, чтобы наши молодые люди пришли в армию, я ответил, что лучше, чем сделал Шойгу, сделать уже невозможно. Потому что любой мальчишка от 10 до18 лет, который побывал на этой выставке, уклонистом не будет.

    На контрактную армию мы полностью не перейдем, это невозможно. Самое главное, делать этого не надо. Это приводит к деморализации армии и невозможности подготовить мобрезерв. Все должно быть разумно. Мы должны проводить такую предвоенную подготовку для молодых людей, чтобы они могли достойно и честно отслужить хотя бы на этих примитивных стрелковых должностях, не подрывая боевой готовности частей и соединений. Мы должны понимать, что время сегодня очень сложное, и личные интересы каждого гражданина, которые безусловно понятны, должны подчиняться государственным интересам. Родину надо защищать, за нас никто ее не будет защищать, когда возникнет такая необходимость.


    Дальше...
    Написал Клинцевич Франц (Франц Клинцевич) 07.08.2015 15:58