Сложность законов существенно затрудняет защиту прав граждан

Когда в 1799 году к власти во Франции пришел Наполеон, он велел подготовить Конституцию и при этом сказал: «Пишите кратко и неясно». Наши законодатели, кажется, следуют лишь второму из этих двух советов. Но стоит отметить, что не все российские законы непонятны гражданам. Законодательные акты есть разного порядка: кодифицированные, постатейные и т.д., и написаны они по-разному. Например, Семейный кодекс написан достаточно простым и четким языком. Существует юридико-правовая техника написания законов, но она не определяет содержательный уровень, она о том, как составлять закон: преамбулу, статьи, пункты, части.
Примечательно, что чем выше и статуснее орган, принимающий различные нормативные акты, в том числе постановления пленума Верховного суда, постановления Конституционного суда, тем он пишет их более юридически грамотным, но и более заковыристым языком с латинской терминологией, которая простому гражданину неизвестна. Если раньше Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы были достаточно просты в понимании, то в новой редакции они это свойство утратили. Но как исполнять закон и защищать права, если никто не понимает, как правильно его толковать и применять. Это создает дополнительные проблемы и законодателям и правоприменителям, и, конечно, гражданам.
Конечно, хочется, чтобы закон звучал: «Не влезай, убьет», чтобы было максимально понятно, чего нельзя делать и какие будут правовые последствия в случае нарушения норм. Чтобы он был четким, понятным и структурированным. Но то ли из-за того, что в России разучились писать такие законы, то ли из-за того, что в Госдуме или других структурах – субъектах законодательной инициативы не так много юристов, появляются документы с максимальным нагромождением терминов, сложных юридических конструкций. При этом в любом органе государственной власти, который занимается написанием законов, есть специальные структуры, которые проверяют нормативные акты на правильность их написания, возможные противоречия с другими нормами, правильное употребление терминов и так далее.
Сложность языка законов приводит к тому, что их не все понимают. Вполне возможно, что законодатель подводит систему судопроизводства к тому, что без адвокатов граждане не смогут защитить свои права, как это происходит в США. Там без знания законов, прецедентов, правоприменительной практики в суд идти бесполезно. Но в Америке 10 адвокатов на 100 человек, а в России – на 100 000 всего один. Но если в России не предусмотрено обязательное бесплатное участие адвокатов в процессах и государство пишет непонятные законы, надо их либо комментировать, принимать постановления пленумов вышестоящих судов, публиковать обзоры судебной практики, нести это в широкие массы, чтобы люди понимали, как это применяется. В любом случае, язык законов, особенно с большим количеством нагромождений юридических конструкций, нужно упрощать.   

18.11.2022

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
  • Людмила Айвар Людмила Айвар

    Доктор юридических наук, профессор, вице-президент Союза адвокатов России

    Эксперт