Виталий Третьяков. Точка зрения.

3 комментария Государственной информационной политики нет, поскольку нет государственной идеологии

Надо принимать как данность, что вся сумма телевизионного продукта на малую часть состоит из журналистики того или иного качества: информационных выпусков, документальных расследований и т.д., всё остальное – это массовая культура. А это всегда развлечения, это всегда ниже уровнем, чем высокое настоящее искусство, это всегда смех, порой в форме того, что сейчас называют «стёб», а точнее, глумления, осмеяния всего и вся. И чем более сакральные, высокие ценности осмеиваются, тем больше внимания толпы. Хотя при этом, люди могут кривиться, ругаться, критиковать.

Каналы на эту данность ориентируются, так как, помимо всего прочего, они должны зарабатывать деньги. Если они не зарабатывают деньги на массовой культуре для массовой аудитории, то тогда их кто-то должен финансировать. Большинство претензий к нашему телевидению сводятся к тому, что недостаточно показывает настоящее высокое искусство, либо за неверные интерпретации исторических событий, искажение фактов. Со многим здесь можно согласиться. Официальные государственные каналы лучше следят за этим, от них требуют более чёткой государственной линии информационной политики.

Но вот самый главный вопрос: а какая у нас государственная информационная политика? Кто-то из первых лиц, допустим, говорит, что Сталин преступник, а кто-то, что важный государственный деятель, но при этом были репрессии. Что журналистскому цеху воспринимать как данность? Государственной идеологии сейчас нет – что требовать тогда от телевидения?

При этом, если  государство заинтересовано популяризировать высокое искусство, в частности, оперу, то должен быть дан государственный заказ руководству каналов. Те ответят: мы готовы показывать, но у нас уменьшится аудитория, реклама, а, значит, дохода и мы будем от вас же требовать денег на восполнение затрат. Без госзаказа они заполняют эфир тем, что приносит прибыль. 

29.03.2019
Телевидение нуждается в органе, который бы корректировал программную политику
7 комментариев Телевидение нуждается в органе, который бы корректировал программную политику

Для чего нужен Общественный совет по телевидению? Дать закулисную команду кого-либо уволить или закрыть какую-либо программу можно и без всяких советов. Исходя из этих соображений, не надо никаких советов. Я исхожу из чистоты разума и намерений тех, кто это предлагает, а не из политических соображений.  Я действительно считаю, что общие федеральные телеканалы должны иметь наблюдательные советы, каковые должны иметь право корректировать вещательную политику или программную политику этих телеканалов в рамках нравственных и общественных задач, которые стоят перед обществом. В этот общественный совет должны входить уважаемые люди, реально уважаемые люди, другой вопрос как их отобрать.

21.10.2016
Польша никогда не простит превосходство России
8 комментариев Польша никогда не простит превосходство России

То, что происходит в Польше, довольно просто и, на мой взгляд, объяснимо. Мне не совсем ясна порой позиция наших людей, - чего мы от поляков добиваемся? Польша в свое время, 5 веков назад, претендовала на то, чтобы стать величайшей европейской державой, раскинувшейся от Балтийского до Черного морей и до Уральских гор, на большее они не претендовали. И конкурировала она в этом с Московским царством. Проиграла эту конкуренцию. Московское царство стало великой державой, раскинулось между этими морями и за Урал ушло. Польша проиграла. Первое.

Второе. Польша в XVIII в. вошла в состав Российской империи, после наполеоновских войн вошла полностью под названием царство Польское. Русский император был царем польским одновременно, и это длилось до революции 17 -го года, больше века. Были восстания польские, так называемые. Потом после 45 г. Польша, получив дополнительные земли и восточную Пруссию, то есть немецкие, собственного говоря, земли, благодаря Сталину, вошла в состав советского блока, советской империи, как тогда называли. Мы можем как угодно относиться к полякам, но они не могут этого забыть и простить России. Будь мы на их месте, мы забыли бы и простили, но они нет. Таким образом, мне совершенно понятна логика их мысли. Они проиграли России, исторически проиграли в этой части  Европы, были подчинены Россией так или иначе, за это они не любят Россию, в первую очередь. Мы в ближайшие 50 лет не добьемся любви от польского государства, не будет никакой дружбы с Польшей у России.

На своей территории памятники, которые стоят над могилами советских солдат, погибших в годы Великой Отечественной войны, а их здесь приблизительно 600 тыс. погибло, поляки не трогают.. Другое дело, что вандалы периодически их громят, но тем не менее, в соответствии с законами международными, договоренностями, эти могилы и соответствующие памятники  охраняются польским государством, и с ними все нормально. А вот многочисленные памятники, установленные в советский период, в том числе и советским военным и советско-польской дружбе, боевой дружбе, не над могилами, не на кладбищах, действительно сносят один за другим. Запретить им это делать нельзя, это их дом, их земля, тут ничего не поделаешь, международные законы это не запрещают, потому что это не памятники на кладбищах, а на площадях, городах, на улицах. Желать, чтобы они этого не делали, можно, но добиться этого нельзя. На мой взгляд, ставить эту цель не нужно. Отношений у нас не будет хороших. Они будут в НАТО, они будут все время твердить, что мы на них вот-вот нападем. Хотя мы на них не нападем, потому что нам не нужна польская земля по многим причинам. Но в том числе, я считаю, и потому что Польша очень ненадежный союзник. Если у тебя военный союзник Польша, бойся, что что-нибудь с тобой случится. Ни один генерал или политик, хоть немного знающий историю, не захочет иметь союзником польское государство.

13.05.2016
Российское движение школьников должно привить молодежи правильное понимание понятия «патриотизм»
3 комментария Российское движение школьников должно привить молодежи правильное понимание понятия «патриотизм»

Новая пионерия – аналогия, которая напрашивается сама собой. У меня отношение к Российскому движению школьников не очень оригинальное, неоднозначное, двоякое. Конечно, нельзя не видеть, что современные дети, молодежь, юношество, я особенно хорошо это вижу на абитуриентах, которые ко мне на факультет поступают, очень часто не имеют единых моральных норм, установок. Я имею в виду общечеловеческую мораль. Деньги это хорошо или плохо? С одной стороны хорошо, но если ради денег все остальное по боку, переступают через трупы, судьбы, головы и прочее, то вроде бы это плохо. Тогда почему надо все время показывать миллиардеров? Вот они какие хорошие, есть несколько плохих, но в основном все хорошие. Это проблема не нашей молодежи, это проблема отсутствия единой идейной системы, единой системы идейных и моральных норм в нашей стране вообще. Связано это с тем, что запретили единую государственную идеологию. Вроде бы правильно, но в результате нет никакой идеологии, никакой морали и каждый трактует свое поведение так, как ему удобно. Уголовный кодекс это не определяет. В этом смысле хорошо бы, чтобы молодежь воспитывалась в определенном круге понятий, определяющих добродетель и плохие поступки, греховное, если церковным языком выражаться и то, что считается пристойным.

Но опыт современности показывает, что единая, унифицированная, охватывающая всю молодую часть общества, система не срабатывает. Она превращается в то, чем была коммунистическая идеология в последний период существования коммунистической партии СССР, когда на собраниях говорят одно, на этих же собраниях, сидя в зале, друг с другом – другое, а действуют вообще по третьему, потому что идеология слишком оторвалась от жизни. Со взрослыми еще бог с ними, но с детьми такое раздвоение, разтроение ни к чему, кроме как к цинизму, не приведет. А это плохо. У меня сомнение в том, что можно создать такую систему, такую структуру общегосударственную, которая бы успешно для всех школьников страны без двойного счета функционировала. Нужно смотреть конкретную разработку. Сомнение в том, что этого можно добиться, у меня есть. Потребность некого духовно-морального объединения молодого поколения страны безусловно необходима. Можно ли этого добиться с помощью единой организации, большой вопрос. Скорее нет, чем да. Сельские школьники это одно. Городские школьники, из Москвы, из Петербурга, из мегаполисов – это совсем другая психология, другие нормы поведения и другие формы активности. Я бы создал 3-4 организации, ориентирующиеся, в частности, на объективные социальные показатели, чем одну единую. При том, что пионерия в свое время очень много сделала и у нее безусловные заслуги перед нашей страной существуют.

Как непосредственно политический шаг в технологическом смысле рассматривать указ президента о создании РДШ нельзя. Как-будто вот мы сейчас создадим новую пионерию под таким-то названием, лидеры определенные расскажут соответствующие вещи, и это приведет к тому, что в 16-18 гг. они все придут на выборы и проголосуют так, как кому-то нужно. Это недостижимо, молодежь вообще в крупных городах, по крайней мере, не ходит на выборы. Цель этого шага, я думаю, все-таки в том, чтобы привить молодежи понимание такого понятия как «патриотизм». Надо ли ради большого заработка уезжать из России? Кто тогда будет поднимать страну, если все кому платят потенциально больше, уедут?

Относительно самой сути проблемы. Работа с молодежью, если даже это кружки вязания и бойскауты, которые ходят в походы по родной стране, это все равно политика в широком смысле слова. Также как ложным является лозунг о том, что церковь не должна заниматься политикой в любой стадии. Церковь  всегда занималась и будет заниматься политикой, пока существуют религиозные организации, тем более на уровне СССР. А когда это традиционная национальная религия, это естественно. Догма демократическая о том, что церковь отделена от государства, каждый исповедует какую хочет религию и поэтому церковь не должна вмешиваться в государственные политические дела, это идиотизм. Неправильно. Лицемерие. Потому что если приходит верующий к своему священнику и говорит, завтра выборы, батюшка, объясни мне, за кого голосовать, я сам не могу понять, священник должен сказать – церковь отделена от государства, я не могу тебе дать такого совета, но это же не так. Любая кофессиональная, любая крупная молодежная организация, детская организация, даже занимающаяся только спортом, все равно, так или иначе это некий политический ресурс, политический резерв. Хотя бы потому что это молодое поколение с теми установками, которые ему дадут в походах. Помогать товарищу или главное, дойти первому до цели, а тот пусть в болоте тонет. Это же не политическая установка, а чисто моральная. А потом она превращается в политику, когда молодой человек идет голосовать. Спрятаться от политики, сделать вид, что это к политике никакого отношения не имеет, не удастся. И если будут такие обвинения, лучше не отбиваться от них, а прямо сказать, - это воспитание гражданственности. Гражданственность это и политика тоже.

16.11.2015
Ущербное сознание Уголовным Кодексом не исправить
9 комментариев Ущербное сознание Уголовным Кодексом не исправить

Комментируя скандальный опрос канала «Дождь» о блокаде Ленинграда, журналист Познер  сказал:  идея с опросом плохая, потому что еще живы люди, которые это видели, и телеканал мог их оскорбить. Где грань? Не должно остаться в живых свидетелей исторических событий? Давайте подождем, когда последний блокадник умрет, и тогда мы начнем высказывать  дурным голосом свои дурные мысли? Ведь  мы уже не оскорбляем их воспоминания…

Если на телеканале работают невежды и дураки, видимо нужно, чтобы они там не работали, тем более – чтобы им не давали общественную трибуну. Они не знают и не берегут свою историю или ее презирают, если считают предателем героя. С ними государство должно иметь какое-то дело? Нет, не должно. Не давать им гранты на выпуск программ, не финансировать.  А государственные чиновники не должны давать комментарии таким телеканалам, не должны ходить на тусовки этих каналов. И дальше все встанет на свои места постепенно.

Я не думаю, что в случае с «Дождем» дело только в невежестве. Невежество – это отговорка.
Это люди, которые ненавидят Россию и, очевидно, считают, что это отсталая и глупая страна, и лучше было бы, чтобы «умные» нации завоевали «глупую», то есть, нашу. Наказывать уголовно за такое понимание сути страны, в которой родились, невозможно, неправильно, ненужно, да и нереально. Кстати, говорят, что ненавидят не саму страну, а нынешний режим. Тогда не понимаю, почему нынешний режим ими скрыт, в том числе и финансово.

Как-то одна молодая поэтесса была поймана за распространение наркотиков, была очень шумная компания, и  один очень известный поэт, сейчас он уже, к сожалению, умер, выступил в ее поддержку. Я его спросил: вы защищали, но ведь она наркотики распространяла, это же отвратительно. Он говорит: она поэтесса. Я спросил, она хоть стихи-то хорошие пишет? Так себе стихи, сказал он. Я говорю: значит, вот только потому, что она поэтесса? А он: надо своих защищать. Понятно? Своих поэтов, даже таких, нужно защищать, а свою  Родину защищать от клеветы не нужно. Вот психология этих людей, не исправишь ее Уголовным Кодексом.

21.02.2014
Дураков-мальчишек за оправдание фашизма сажать будут, а «светских львиц» – нет
8 комментариев Дураков-мальчишек за оправдание фашизма сажать будут, а «светских львиц» – нет

Как и любой законопроект, предложение ввести в УК уголовное наказание за оправдание нацизма имеет право на существование. Но чтобы предложенная норма стала законом – здесь  я категорически против.

Мой отец в 16 лет ( в 42 году) пошел на войну и закончил ее в Восточной Пруссии. Моя мать была 5 месяцев под немцами в оккупации в Тульской области. Один брат матери был убит на войне, старший брат отца тоже,  одна из сестер матери провела в блокаде от первого дня до последнего… Никакому извинению это не подлежит.

Введенная на Западе мода на трактовку истории по УК нерациональна и сейчас уже доходит до абсурда. Теперь этот абсурд  докатился до нас. Я понимаю чувства тех, кто так же, как и я, относится к смыслу Великой Отечественной: мы были страдающей стороной, но потом разбили фашистов, освободили себя, а заодно еще кучу стран, которые не все это помнят или делают вид, что не помнят. Но в век Интернета бессмысленно запрещать книги, рукописи, журналы.

Второе. Дело не в свободе слова. Она уже такая широкая, что сколько угодно можно вводить статей в УК... Отрицания геноцида армян 1915 года усиленно добивались во многих азиатских, европейских странах и кое-где добились, потом недопустимость уголовного преследования за отрицание Холокоста  – отрицать  это могут люди циничные, но заставлять уголовной статьей признавать или не признавать эти зверства – это просто абсурд. Тем более, что так или иначе можно под видом чего угодно – стихов, иного творчества свободного – отрицать то, что мы считаем правдой. Автор скажет: это свобода моего поэтического творчества, как вы можете мне это запрещать, если ко мне пришла Муза.

Принимать законы, тем более уголовные статьи, которые не будут выполняться, – и  смешно, и опасно. Можно будет посадить кого угодно, какого-то простого дурака-мальчишку, который в гитлеровском приветствии поднял руку сдуру, по молодости, потому что насмотрелся всякого рода видео. А вот более-менее известного писателя, более-менее известного, медийного человека, тут же помчатся спасать 125 адвокатов, они  будут защищать свободу творчества, свободу слова, и никто никогда этого писателя не посадит и  не оштрафует. У нас столько писателей-публицистов и всяких иных известных светских львиц, которых такая статья уголовная, вроде бы, должна преследовать за высказывания в адрес того, что нам дорого, а вместо этого они приглашаются на всякие крупные мероприятия, включая кремлевские, выдвигаются во всякого рода Советы, мелькают по телевизору.

Вот один писатель в кадре  говорит то, что абсурдно для нашей страны, пострадавшей более других от гитлеризма, и не только евреев это касается. Если он такой, тогда вы, его друзья, не раскручивайте его в других своих же программах, не показывайте и не рассказывайте, какой он выдающийся и как замечательно он представляет государство. Это как с разного рода губернаторами, которые на своем посту богатеют,  точнее, не они, а их жены. Они за чистоту выборов, за прозрачность доходов, за рынок свободный, за свободные тендеры, но свою жену или племянника они почему-то из общего круга выводят. В идеологии то же самое.

21.02.2014
  • Виталий Третьяков Виталий Третьяков

    главный редактор журнала «Политический класс», автор и ведущий программы «Что делать? Философские беседы», декан Высшей школы телевидения МГУ

    Эксперт