Александр Саверский. Точка зрения.

4 комментария Система контроля и надзора над отпуском лекарств у нас не работает

Я думаю, что идея исключительно рецептурной продажи лекарств так и останется на словах. В этом, может быть, есть какой-то смысл. Но в реальности, если это случится, то наши поликлиники просто встанут, а частный сектор будет аплодировать, потому что люди уйдут из государственного сектора окончательно в частный, который, естественно, вырастет. Просто наша государственная система здравоохранения не готова к тому наплыву пациентов, которые придут за рецептами, чтобы получить необходимые лекарства. Пока государство не приведет свою систему здравоохранения в состояние, когда она будет готова принять то количество людей, которые придут за всеми рецептами на все лекарства, это все досужие разговоры. Это условие, которое пока непреодолимо.
С другой стороны, мы знаем прекрасно, что даже рецептурные препараты, антибиотики те же самые, можно совершенно спокойно добыть в аптеке, и никто за это не наказывает. Иногда Росздравнадзор борется с этим. Вроде аптеки стали чуть аккуратнее. Потом смотришь – опять то же самое. Проблема в том, что реализация запрета на отпуск рецептурных препаратов без рецепта, система контроля и надзора, у нас все равно не работает.

13.04.2018
Донорство органов должно происходить только после зафиксированного согласия
2 комментария Донорство органов должно происходить только после зафиксированного согласия

Я за презумпцию испрошенного согласия на донорство органов. Без согласия человека нарушается много всяких разных норм, включая достоинство личности, отношение к телу умершего. При этом ключевым вопросом здесь является вопрос родителей, которые стоят у дверей реанимации и думают, что спасают их ребенка. И когда они узнают о том, что органы изъяты, у них возникает сомнение, кого спасали, их ребенка или того, кому нужно было органы пересаживать. Конечно там жизнь на кону, на другой стороне кто-то ждет, но мы должны быть абсолютно уверены в том, что человека спасают до конца, и с формальной точки зрения, и с медицинской.

К медицине тоже есть вопросы. Что такое смерть головного мозга, и почему она только в законе о трансплантации существует? Специально для этого придумана? Видимо, так и есть.  Это определенная стадия комы, когда головной мозг не подает никаких сигналов, он считается мертвым, там целая процедура, инструкция, как это устанавливается. Но есть случай, когда человек вышел из комы, правда, из третьей стадии, через 26 лет! Если мы не дадим шанса этим людям, которых мы считаем мертвыми, хотя для нас с вами, не врачей- человек с бьющимся сердцем живой, это уже ненормально. В определенном смысле это даже эвтаназия. У него бьется сердце, но мы его признали мертвым. Когда я разбирался с этим вопросом, меня поразил тот факт, что даже человека в сильном алгкогольном опьянении можно спутать с этой запредельной стадией комы.

01.04.2016
  • Александр Саверский Александр Саверский

    президент Лиги защитников пациентов

    член Общественного совета Минздравсоцразвития

    Эксперт