Юлия Зимова. Точка зрения.

2 комментария Единого перечня услуг семьям со сложной жизненной ситуацией нет в широком доступе

Сейчас в стране активно обсуждается реформа опеки и попечительства, в направлении возможности передачи части полномочий другим организациям, так как у них очень большая нагрузка и, соответственно, большая текучка кадров. Недостаточна и подготовка таких специалистов, на данный момент есть профстандарт, но никакие вузы по нему не готовят. В этом году только состоялся набор в магистратуру МГПУ по специальности «Органы опеки и попечительства».

Но в тех случаях, которые сегодня на слуху с детьми, вопрос скорее, к возможности профилактики и работе системы социальной защиты. Не все дети, которые пострадали за последнее время, находились в поле зрения системы органов социальной помощи, не ходили в детский сад, в школу, не были прикреплены к поликлинике. Спасены они были во многом благодаря соседям.

К сожалению, у нас нет нигде в едином доступе перечня услуг, на которые может рассчитывать семья или одинокая мать. Но во многих регионах есть Центры помощи семье и детям, куда можно прийти и, не обращаясь в органы опеки, или центры  соцобслуживания, получить услуги: оформить льготы, выплаты, обратиться к психологу для работы с ребенком, вплоть до получения продуктового набора, билетов и путёвок.
 

22.03.2019
Давайте вместо борьбы с матюгами в домах начнем комплексную поддержку семьи
10 комментариев Давайте вместо борьбы с матюгами в домах начнем комплексную поддержку семьи

МВД настаивает, что арест на 15 суток за нецензурную брань в семье  – это профилактика семейно-бытового дебоширства, с которой никак у них не получается, не выходит, не хватает норм, то есть не понятно, чего не хватает и, мол, поправки эти дадут возможность. Запрещаем мы, расширяем, так сказать, зоны запрета материться.

Допустим, дома кто-то матерится – кто-то из соседей слышит. Вы можете себе представить ситуацию, когда по их звонку приезжают сотрудники полиции? Им действительно проще будет, то есть соседи позвонили: «В этой семье целый день шум, гам, матерщина». И что дальше? Ссылаясь на показания соседа, полиция будет разбираться, что там происходит в этой семье, расширит свою зону риска? Как?


Это очень-очень странная мера. Потому что у нас, простите, убрали вытрезвители, убрали лечебно-трудовые профилактории, убрали все. То есть если, к примеру, отец обижает семью, полиции его даже деть некуда. А нам предлагают забирать таких отцов на 15 суток? Так у нас, простите, будут переполнены все ОВД . То есть что будет происходить? А если  сосед на соседа начнет клеветать, а если начнет ребенок решил таким образом с отцом расправиться,  - дальше что будет?
 

То есть истории очень могут быть неоднозначные  в плане правоприменения. Поэтому, если уж говорить о том, что у нас с дебоширством проблемы, надо с нецензурщиной  как-то по-другому решать. Здесь нужны очень серьезные культурные программы, и в том числе нужно СМИ подключать, на телевидении рассказывать, как можно общаться по-другому. Нужна работа с семьей, с отцами, кризисные центры, психологи. То есть здесь вариантов очень много, есть же целые тренинги по снижению агрессии, которые люди в некоторых странах вообще принудительно проходят. Нужна карта детского отдыха, чтобы каждый ребенок летом куда-то поехал. Людям надо давать рабочие места. У нас ведь отчего происходит это дебоширство? Потому что, например, папу уволили, он начинает пить и отсюда  в семье такая грустная история. То есть у нас сейчас ключевая задача – это сориентироваться на семье и сделать так, чтобы все усилия всех служб, которые работают на месте, были направлены на помощь этой семье, если у нее сложности.

Я скажу: это уже сейчас работает, когда какая-то кризисная ситуация в семье появляется, мы встречаемся, бывает, с местными властями по разным вопросам, когда надо помочь семье. И когда на месте начинают все объединять свои усилия – управы, центры социального обслуживания и некоммерческий сектор, и так далее вокруг одной семьи -  получаются очень хорошие результаты. У нас, оказывается, находится сразу столько ресурсов для помощи семье. Для этого не нужно сейчас никаких законов придумывать, нужно просто концентрироваться на этом.

 

 

22.08.2017
Надо поддерживать не многодетную семью, а для начала – вообще семью
17 комментариев Надо поддерживать не многодетную семью, а для начала – вообще семью

По поддержке многодетных семей в последнее время есть очень неплохие предложения. Например, за каждого последующего ребенка «минус» 20% от ипотечного кредита. Или, скажем, если у тебя в семье три ребенка и больше, это выплаты 25 тысяч ежемесячно, если от восьми детей и больше – 100 тысяч ежемесячно, покупать музыкальные инструменты, абонементы в консерваторию, фитнес-клубы.. Это все здорово, но это из области сказки на текущий момент. И, видимо, поскольку не понятно, откуда брать на помощь многодетным  деньги, предлагается мера в виде «налога на малодетность».

На мой взгляд, мера совершенно не ко времени, потому что сегодня надо в первую очередь семью как таковую поддерживать. Какая вообще малодетность? У нас сейчас есть, например, неплохая поддержка приемной семьи, но она несравнимо, намного меньше поддержки  многодетной семьи. И вот этому, конечно, надо уделять внимание.

Все понимают, что поддержка семьи многодетной – это очень правильная история, но никакой налог на малодетность в нынешних экономических условиях не может, скажем так, к этому иметь отношения. Не может и не должен. Как придумать, чтобы это работало? У нас для начала был на рассмотрении законопроект о введении пособия по уходу за ребенком от полутора до трех лет. Потому что у нас сейчас в полтора года заканчивается выплаты  маме пособия по уходу за ребенком, а только в три года начинается сад. Давайте хотя бы с этого начнем.
 

 

30.05.2017
В трагедии на Сямозере виновата не система организации детского отдыха, а люди, работающие в системе
1 комментарий В трагедии на Сямозере виновата не система организации детского отдыха, а люди, работающие в системе

Стандартов по детскому отдыху у нас очень много, но, к сожалению, они все не собраны в одном месте. Не только бедные семьи ездят по путевкам от соцзащиты, много детей и из многодетных обычных семей. Изначально это были не такие плохие путевки, несколько лет назад, судя по отзывам в интернете.

Общественная палата может делать общественные проверки, мы их уже инициировали по тем лагерям, с которыми были заключены контракты от госдепартамента труда и соцзащиты населения Москвы, и сейчас они уже начались по разным регионам, которые мы нашли по госзакупкам. Перед сезоном каждый регион свои лагеря проверяет. По той же самой Карелии говорят, что 3 июня у них были все заключения по проверкам, и частично их не допускали ни к походам, ни к палаткам, то есть они имели право только на стационарные путевки. Проверки идут в Адыгее, в Крыму, в Краснодарском крае, в Московской области. Другой вопрос, что на местах оказываются люди, которые либо не выполняют эти предписания, либо не уведомляют МЧС в случае предполагаемого похода.

Просто так после случившегося на Сямозере сейчас никто не отделается, буду отменены аукционы по детским лагерям. И дело не в том, что власти признали, что они ошиблись. Дело в том, что в тех тендерах, которые были сейчас, было написано, что безопасность в детских лагерях должна быть обеспечена в соответствии с законодательством РФ, но не было подробно написано, каковы требования этой безопасности. Сейчас поняли, что, наверное, это некорректно. Но опять таки ничто не мешало людям в лагере на Сямозере уведомить МЧС о готовящемся походе, которая сделала бы все, что нужно, чтобы этот поход состоялся нормально, и организаторы обязаны были это сделать. Я не могу сказать, что ошиблась власть в том, что они не вызвали МЧС, это не совсем корректное будет заявление.

12.07.2016
Социальные воспитатели возьмут на себя заботу о «трудных» детях-сиротах
комментировать Социальные воспитатели возьмут на себя заботу о «трудных» детях-сиротах

Риск нарваться на небросовестную приемную семью есть всегда. Но органы опеки проверяют приемные семьи раз в несколько месяцев, смотрят, как ребенок живет в этой семье, все ли нормально. Плюс у нас есть служба сопровождения, если что-то кому-то не нравится, рекомендуют обращаться в эту службу. Риск есть всегда, но есть механизмы их не допускать.

В Москве в среднем приемный родитель получает 15 тыс. руб. на содержание ребенка и 15 тыс. руб. как вознаграждение родителю. Это не астрономические суммы. При этом  сейчас кризис в стране, не у всех есть работа. Есть люди, которые готовы воспитывать детей, у них это хорошо получается, почему бы им не дать эту возможность, не все же могут это себе позволить. Тем более что в законопроекте о социальных воспитателях стоит четкое условие, что взять на воспитание по трудовому договору за зарплату можно только определенных детей трудноустраиваемых категорий, это дети-подростки, дети с инвалидностью и т. д. Речь не идет о том, что увеличивается какая-то сумма денег, речь идет о том, что у родителей должен быть трудовой стаж и обеспечение в соответствии с трудовым законодательством.

У нас в стране ситуация следующая по статистике: у нас около 70 тыс. детей в целом, которые нуждаются в семейном устройстве. Больше 20 тыс. граждан стоят в очереди, это те люди, которые ищут деток от 0-3, голубоглазых маленьких красивых деточек, которых очень мало. Статистика есть статистика. Детей маленьких и здоровых берут очень много, у нас есть очередь. А как устраивать детей сложных, детей с особыми потребностями, подростков, братьев и сестер, которых бывает по 5-6, не всегда понятно. И этот законопроект это один из способов того, как государство предлагает начать решать задачу семейного устройства именно этих детей.

Есть всегда родители самые разные и у обычных детей, и у приемных детей. Это было есть и будет. Но у нас есть четкий механизм, каким образом мы можем эту ситуацию регулировать и отсматривать. У нас есть органы опеки, которые выходят с актами и смотрят на то, как живет эта семья. У нас есть родители, которые отчитываются за те деньги, которые они получают. Понятно, что обойти можно все, но при всем при этом нужно смотреть, как при всех тех нормах, которые есть, это вообще заработало. Не каждый человек готов взять ребенка-инвалида и воспитывать его. Я знаю родителей, которые воспитывают по 8 деток, половина из которых с синдромом Дауна… , далеко не каждый родитель может себе позволить такое даже в плане подготовки моральной и т.д.

Если законопроект станет законом, минусов точно не будет больше. Многие родители говорят о том, что это было бы неплохо. Я не могу сказать, что прямо очень много у нас станут усыновлять детей с инвалидностью, нет, но для кого-то это будет выходом из ситуации, бонусом, поощрением для тех, кто уже этим сейчас занимается. У нас же есть профессиональные приемные семьи, которые всю жизнь занимаются тем, что воспитывают особых деток, просто для них появятся особого рода бонусы и привилегии.

14.04.2016
  • Юлия Зимова Юлия Зимова

    руководитель проекта "Ванечка.рф", член комитета ОП РФ по поддержке семьи, детей и материнства

    Эксперт