Государство борется с инвалидизацией населения механическим способом

Я еще не видел ни одного инвалида, которому мешал бы термин «инвалид», это исключительно теоретический спор тех, кто думает, что надо бороться за лучшее, тем самым нивелируя хорошее, это надуманная проблема.

Для того чтобы оказать помощь инвалидам, необходим комплекс мер. В первую очередь, должна быть ответственность за непризнание лица инвалидом. Если человек обладает признаками инвалидности, а медико-социальная экспертиза ему в этом отказывает, то необходимо прописать в законах, чтобы гражданин имел реальную возможность получить социальную помощь государства и государство за отказ его признать инвалидом, должно отвечать.

Пример из практики: приходит к нам человек, у него нет одного глаза, а ему говорят: у вас есть второй, мы вас инвалидом не признаём. И он должен доказывать, что у него сужается угол обзора, что при его профессии, если он, допустим, водитель, он не сможет видеть встречный транспорт и совершит аварию, что это означает снижение его трудоспособности. И он, наконец-то, это доказал, обратившись во все мыслимые и немыслимые инстанции, подняв на ноги общественность, журналистов. Но за два года, что он не был не был инвалидом, не мог работать и не получал никакой помощи от государства, он ничего добиться не мог.

Новые принятые критерии инвалидности очень сложны для восприятия. Там должна быть триада: тяжелое хроническое заболевание или увечье, наступать ограничения по способности к труду, социальному обслуживанию, общению, передвижению, учебе  и плюс к этому должна быть социальная недостаточность, требующая помощи государства. И вот люди должны доказывать, что они инвалиды, что у них нет возможности работать и содержать себя, сложнее учиться, чем всем остальным.  А если люди не имеют знаний, не имеют возможности обратиться к юристам, не имеют опыта отстаивания своих прав, как инвалида? И огромное количество инвалидов мгновенно перестали быть таковыми. То есть, государство начало бороться с инвалидизацией населения не путём улучшения здравоохранения, профилактики, усиления работы по пропаганде здорового образа жизни, качества питания. Оно стало добиваться этого механическим путем, создав непреодолимые барьеры для того, чтобы человек мог быть признан инвалидом. Особенно это тяжело оказалось для людей, которые проживают в небольших населенных пунктах, им сложно добраться до медико-социальной экспертизы, до юристов, они не пользуются интернетом. В уязвимом положении оказались заключенные. Вот человек был инвалидом два десятилетия, к сожалению, совершил преступление, попал в тюрьму, и хотя состояние здоровья его ухудшилось, ему говорят: все, ты не инвалид. 

В последнее время ситуация, конечно, улучшается. Возрастает доступность безбарьерной среды, увеличивается перечень предоставляемых лекарственных препаратов, улучшаются условия содержания инвалидов-заключенных. Иногда, когда содержатся несколько инвалидов-колясочников, в тюрьмах специально для них строят лифты, как это было сделано в следственном изоляторе №4 ФСИН России в городе Ростов, появляются, наконец, индивидуальные программы реабилитации инвалидов, но само тюремное пространство для инвалидов не предназначено. Мы понимаем, что инвалид, оказавшись в тюремных условиях, более уязвим, чем все остальные. 

23.11.2018

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Вот так "Защитил" Верховный суд мое право на жилье https://forum.zakonia.ru/showthread.php?t=300860
    Написал Лейканд Валерий (Valeron) 25.11.2018 17:11
  • На расширенном заседании Общероссийского народного фронта, где присутствовали все представители крупных и небольших организаций, работающих с людьми с инвалидностью, многие участники отмечали, что слово «инвалид» настолько уже прижилось и стало нейтральным в русском языке, что оно не задевает людей, во многих случаях не несёт в себе негативного смысла или содержания.

    При этом есть проблемы с определением термина «инвалид» в законодательстве. Когда нам Женева даёт рекомендацию, как соблюдать Конвенцию о правах инвалидов,  думается, они имеют ввиду необходимость поменять подоплёку и содержание этого термина. Если менять сам термин, то придется вносить изменения в более чем 18 тысяч федеральных нормативных актов и в десятки тысяч региональных. А если его чуть-чуть подкорректировать в сторону более социального определения и менее медицинского, то мы бы удовлетворили рекомендациям международного сообщества, а с другой стороны – не сильно себе затруднили работу.

    Обычно этот термин задевает  людей, у которых инвалидность не врождённая, они её приобрели во взрослом возрасте. Естественно, для них сложно психологически смириться с этим статусом. И задевает родителей инвалидов, которым нужно дойти до какой-то психологической стадии, чтобы принять такого ребенка.

    Менять понятие «инвалид» на «человек с инвалидностью» наверное, психологически правильно, потому, что, таким образом, человек оказывается в центре. Но это не настолько принципиально, если мы потихоньку начнём менять не определение, а иные, более серьёзные вещи. Барьеры – они обществом создаются, а не только ограничениями по здоровью.

    На днях состоялось встреча Дмитрия Медведева с представителями общественных организаций-инвалидов. Прозвучала цифра, что 50% объектов в нашей стране так или иначе оборудованы теперь доступной средой, что было совершенно немыслимо еще несколько лет назад.
    Мне кажется, что меняется и отношение людей: если еще несколько лет назад мы были свидетелями большого количества скандалов, связанных с дискриминацией инвалидов, то сейчас таких случаев практически нет.

    Очень хочется верить, что государству удастся поменять систему медико-социальной экспертизы. Два года уже идёт разговор о том, чтобы людям меньше надо бегать с бумажками, чтобы был электронный документооборот, чтобы не надо было подтверждать инвалидность в том случае, когда ясно, что у человека уже ничего не изменится.

    В Азербайджане, например, вся эта процедура происходит заочно. Человек идет к врачу, врач делает медицинское освидетельствование, документы по электронной почте отправляет в соответствующее ведомство, оно на них смотрит, не зная ничего про самого человека, учитывая только  показатели, на которые указал врач, принимает решение и  человеку по электронной почте его отправляет. Инвалиду не надо мыкаться по кабинетам, записываться к десяти врачам, собирать какие-то справки. Вот вам пример, когда бывшая страна Советского Союза сумела у себя наладить такую удобную систему. 


    Дальше...
    Написал Поликанов Дмитрий (Дмитрий Поликанов) 23.11.2018 14:14