Проблема скулшутинга лежит не в плоскости законодательства, а в плоскости психиатрии

В Российской Федерации есть большое количество людей, которые имеют оружие по служебной необходимости, но тем не менее, оно стреляет достаточно редко. Оружие, которое хранится в сейфах охотников или коллекционеров также крайне редко убивает. Безусловно, каждый факт применения с тяжкими последствиями, с большим количеством пострадавших – предмет серьезного исследования. Но понятно, что пока в мозгах что-то противоправное не сформировалось, само по себе оружие не опасно. Зачастую, при попытке анализа таких ситуаций, велик соблазн все свести к простой формуле: запретить, ужесточить и т.д. Но даже при самом жестком порядке лицензировании оружия все равно будут иметь место случаи, когда это оружие будет попадать в руки невменяемых личностей. Бывает ведь, что человек прошел психиатрическую экспертизу, а потом шел и убивал человека.
Иными словами, проблема скулшутинга лежит не в плоскости законодательства, а в плоскости психиатрии. Зачастую пыл негодования общества направлен на неодушевленный предмет, а не на человека, который его применяет. Все ужесточения в итоге касаются людей абсолютно законопослушных. И алгоритма выявления и работы со скулшутингом нет. Ведь если человек не попадал в поле зрения правоохранительных органов, специальных служб, не вызывал подозрений у окружения или врачей в психическом отклонении, то он практически не читаем на поляне угроз. Как в случае с Пермским стрелком – он легально получил оружие, легально получил все справки, но что у него в голове варилось – совершенно непонятно. В этой ситуации мы абсолютно бессильны.
Не помогут и меры по усилению охраны: те охранники, которые сидит в вузах или школах – это люди, которые, что называется, «не украсть не покараулить» не могут. Невозможно себе представить, что туда пойдет человек умный, толковый, зрелый, ответственный. Их присутствие – это имитация безопасности.
В органах безопасности есть принцип «работать от противника»: когда появляется угроза со стороны противника, выстраивается свой коридор. В случаях скулшутинга противник не виден. Он внутри социума, и может быть как молодым, так и старым.  Беда больше состоит в кипучей деятельности тех чиновников, которые не понимают предмет, и в итоге мы оказываемся там, где сейчас находимся.
Проблема есть, и заключается она в психическом здоровье людей. Как это выяснить? Тоже проблема. Например, на 30 миллионов граждан, которым по профессиональным причинам надо пройти психиатрическое освидетельствование, в стране насчитывается только 12,5 тысяч психиатров. Но если смотреть еще глубже, то в основе предотвращения немотивированной агрессии – нормальная социальная среда, в которой никому не надо хвататься за оружие.  

19.11.2021

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Главное управление региональной безопасности Московской области в тесном взаимодействии с коллегами из Министерства образования, представителями силовых ведомств несколько лет вплотную занимается вопросом противодействия относительно новому в российской действительности явлению «колумлайн» – немотивированному массовому расстрелу молодыми людьми преподавателей и учеников их учебных заведений. Керчь, Благовещенск, Казань, Пермь – те точки, которые задали новую систему координат проблемы, требующей самого пристального внимания.
    К сожалению, это явление не обошло и Московскую область – несколько лет назад в Ивантеевке неуравновешенный девятиклассник ударил топором учительницу и из пневматического оружия открыл стрельбу по ученикам. Обошлось без жертв, нападавший был приговорен к 7 годам лишения свободы. После этого коллеги-силовики предотвратили массовый расстрел в одном из колледжей – у студента изъяли ПМ и «прощальную записку». Неудавшийся стрелок отбывает сейчас наказание в виде 6 лет колонии строгого режима. В начале этого года у двух подростков был изъят целый арсенал самодельного огнестрельного оружия и атрибутика «колумбайна».
    Сразу после трагедий в Керчи и Благовещенске первым делом собрали представителей Росгвардии, Минобразования, педагогов, участковых, руководство психиатрических и наркологических учреждений, определили наиболее характерные проблемы и начали их решать.
    Первый вопрос, который был задан: а сколько в Подмосковье студентов, официально владеющих оружием, из примерно 100 тысяч обучающихся в различных вузах? Обратились с этим вопросом в Центр лицензионно-разрешительной работы Росгвардии. Каково же было удивление, когда выяснилось, что при выдаче разрешения на оружие никто не интересуется: будущий счастливый владелец учится или работает? База данных владельцев такого реквизита не предполагала. Участковые инспекторы полиции, которые проводят проверку будущих владельцев, также этим параметром не интересовались.
    Поэтому мы добились, чтобы в базе данных ЦЛРР по области появился дополнительный реквизит – «место учебы (работы)». Такая же графа появилась в типовом бланке проверки условий хранения оружия. Мы также высказали мнение, что проверка студента должна быть на порядок строже, чем любого другого желающего приобрести оружие. К счастью, коллеги нас услышали и внесли изменения без каких-либо бюрократических проволочек.
    В итоге оказалось, что в Подмосковье 252 студента имеют на руках зарегистрированное огнестрельное оружие. Из них непосредственно в учебных заведениях Московской области обучаются 72 человека. Руководство вузов студентов-владельцев оружия в Москве, Петербурге и иных прилегающих регионах было поставлено в известность о данной особенности. Естественно, что учебные заведения Подмосковья также были уведомлены о таких студентах.
    В законе «Об образовании» прописан один из методов работы индивидуально-профилактической работы – психологическое тестирование. Проводится оно добровольно, с согласия ученика. Специалисты из Академии социального управления сформулировали определенные вопросы теста для них и в полном соответствии с нормами закона, все 72 студента прошли тестирование.
    Стоит отметить, что каких-либо вопиющих отклонений, девиантного поведения у них выявлено не было. Но теперь в их деле, помимо справок от нарколога и психиатра, хранится еще и заключение с места учебы. Нельзя уверенно сказать, насколько это «охладило» пыл потенциальных стрелков, но, тем не менее, руководство учебных заведений теперь знает, кто из их студентов имеет официально зарегистрированное оружие. Дальше руководство вузов инструктировать не нужно – они сами понимают, как им организовать особый контроль за такими своими подопечными.
    Есть такое понятие как внутришкольный учет подростков, требующих усиленного внимания. Получив эти данные от руководства школ, мы попросили коллег из ЦЛРР проверить их по базе – как оказалось, в 108 случаях их отцы хранят дома зарегистрированное оружие. Думаю, что эта информация также пригодилась педагогам при организации воспитательно-профилактической работы с этими учениками.
    Мы опросили 54 учащихся колледжей, которые приобрели оружие и среди прочих задали такой вопрос: с какой целью они это сделали? Один сказал, что для занятий спортом – стендовой стрельбой, трое заявили, что для охоты, остальные 50 просто затруднились с ответом. Зачем молодым людям стволы – иначе как потешить свое самолюбие и покрасоваться в кругу сверстников? Стоит ли им потакать в этом? Если убрать из студенческой среды хотя бы только официально зарегистрированное оружие – это уже значительное снижение риска колумбайна в учебных заведениях.
    Разумеется, негодяй может устроить скулшутинг и простым топором и самодельным огнестрелом – здесь уже требуются другие меры – повышение инженерно-технической укрепленности образовательных организаций, нормальная охрана, индивидуальная профилактика и многое другое. Но, к сожалению, наши коллеги силовики, пока не готовы к столь кардинальным мерам.
    ГУРБ Московской области готовит пакет законодательных инициатив в этой сфере, в числе прочих – предложение лицензионным органам учитывать при выдаче разрешения на огнестрельное оружие не только мнение психиатра, но и психолога – он видит состояние ученика в динамике. 


    Дальше...
    Написал Герасименко Владимир (Владимир Герасименко) 19.11.2021 11:15
  • Александр Михайлов Александр Михайлов

    Член Высшего совета Общероссийского движения «СИЛЬНАЯ РОССИЯ», генерал-майор ФСБ в отставке

    Эксперт