Бьем по родному?

Бьем по родному?

Господ бывших депутатов, знаете ли, теперь можно бить. Практически безнаказанно. И всех остальных, само собой. Это по идее уже не преступление. Нынешние парламентарии сами приняли такие поправки в статью 116 УК РФ (побои), перенеся ее в кодекс об административных правонарушениях.

Этот перенос значит, что за нанесение побоев (если без тяжких последствий для здоровья — ну зубы на асфальте, челюсть на бок, требуется пластическая операция, но угрозы жизни нет, короче, не убил же) вместо прежнего срока на зоне достаточно всего лишь раскошелиться в пределах 40 000 рублей административного штрафа. Правда, только по первому разу. Но кто считать-то будет.

Сжимается кулак справедливости? Стоп. Сначала уясним главное: потенциальный пострадавший точно не приходится вам (просчитайте до седьмой воды) родней? И если он вам и вы ему абсолютно никто — не жалеем чужого лица до самого составления протокола. А вот если оно, лицо, из категории «близких», — кулаку, пусть он и продолжает чесаться, стоит удержаться от желания двинуть по мордасам. Меняем траекторию замаха, вежливым щелчком сбиваем соринку с чужого плеча и пытаемся воздействовать словом, подходящим к случаю (пока еще не запрещено). Иначе деньги уже не помогут и финал раунда может обернуться для вас посадкой на пару лет. Пощечины и скалки, подзатыльника, ремня и «а вот я тебя за ухо» это тоже касается (я не отношу сюда истязания, насилие и прочую домашнюю тиранию).

В принципе любому — будь он «темным» из подворотни или вроде арбатского беспечного ездока Матаева — постороннему человеку за нападение на вас или ваших родственников закон не даст по рукам. Но, входя на собственную кухню, всем нам придется держать в голове перечень из нового примечания к статье 116, относящего к близким родственникам «супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев, бабушек, внуков» и иже с ними. Также упаси вас господь вести с кем-то общее хозяйство. При конфликте даже с этим «ближним» народные способы выяснения отношений обернутся для вас «уголовкой» с лишением свободы до двух лет.

Для чего в декабре 2015г. президент в послании Федеральному собранию предложил «перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений»? Чтобы не забивать драчливой молодежью тюрьмы, разгрузить судопроизводство и т.д. Опять же ежедневный поток дел о побоях отнимает силы у полиции и деньги у госбюджета. Верховный Суд, выполняя поручение, тогда же составил поправки-послабления в законодательство: декриминализовать побои и ряд других преступлений небольшой тяжести, а статью о побоях из УК перенести в КоАП. Однако после первого чтения в законопроект Верховного Суда по предложению Правительства и депутата Павла Крашенинникова втиснулся новый квалифицирующий признак преступления — «побои в отношении близких лиц». Основание — статьи за домашнее насилие у нас по-прежнему нет.

Но именно этот новый пункт и вызвал горячие протесты родительской общественности, СМИ публикуют фото пикетов «Родительского Сопротивления» по всей стране. Хотели снизить строгость уголовного преследования за «горячую руку» и уличные драки, а распространили ее на тех, кого она прежде обходила? В РС негодуют: если брать семьи с детьми, выходит, на полстраны! РПЦ поддерживает декриминализацию родительских наказаний как «богоданного права» родителей.

Что еще важно. Дела «семейного типа» переходят из разряда дел частного обвинения в частно-публичные. Это так: муж и жена при доступности в стране алкоголя или, скажем, отец и сын-школьник пообщались с высоким накалом, с кем не бывает. Через день они могут сколько угодно в обнимку планировать жить дальше. Ан нет. Уголовное дело прекращению за примирением сторон подлежать не будет, следователь отправит его в суд. Отец сядет, сына в детдом. Стало для семьи лучше? Раньше примерно 95 процентов дел не заканчивались реальными сроками. А теперь мы остановим семейную тиранию. Да, если семья невыносимо бесит, лучше уж звоните в ближайшую дверь на лестничной площадке. Будет легче во всех отношениях.

В чем был заложенный президентом смысл поправок? В гуманизации уголовного законодательства. А получился, кажется, очередной «автомат Калашникова»: сначала родительские наказания стали квалифицировать как побои, а теперь именно этот вид побоев причислен к самым опасным. Это итог выполнения поручения Президента и предложений Верховного Суда, которые подразумевали совсем другое. Кто теперь разграничит побои и первый воспитательный шлепок?

Кстати, принятые Госдумой поправки о «побоях в отношении близких лиц» получили отрицательное заключение экспертизы Общественной палаты РФ за «ювенальный» дух. Член Совета Федерации Елена Мизулина призвала своих коллег отклонить их из-за запрета на семейное воспитание, доработать… А спросить самих участковых, так те, наверное, по-своему не рады поправкам: декриминализация побоев лишает их возможностей «малого служебного подвига», то есть выполнения плана по раскрываемости на вверенной «земле». Но законодатель, за ним Совет Федерации имеют свой взгляд на право бития. И законопроект на днях уже подписан президентом.

Последствия «декриминализации» статьи 116 даже гораздо серьезнее, чем просто очередной удар «ювеналки» по семье, а мужчины — по голове незнакомой женщины. По мнению профессора МГЮА, президента Союза криминалистов и криминологов Игоря Мацкевича, направленному в ОП РФ, «создается впечатление, что за счет лиц, совершающих уголовно-наказуемые деяния, и штрафов государство (...) пытается компенсировать дефицит бюджета… Таким образом, государству становится выгодным совершение преступлений». Нельзя заигрывать с преступностью и преступниками, убеждает юрист, сегодня они заплатят за пощечину, а завтра они просто расплатятся за убийства. Зампред главы общественного Совета при ГУ МВД России по Москве Антон Цветков давно заявлял: вообще нельзя декриминализировать 116-ю! Это вызовет рост количества правонарушений, с которыми полиция после сокращения сегодня-то не справляется.

Ничего. Декриминализация по первому разу не исключает уголовной ответственности за рецидив, успокоил нас с вами господин Крашенинников. Так что, если поссоритесь с начальником, другом, соседом из магазинной очереди, на улице-то оглядывайтесь. Если что — вы ляжете, а он не сядет.

12.07.2016

Рубен Маркарьян

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Мое мнение, что ответственность за избиение людей, то есть за побои, как это прописано в законе, необходимо усиливать. Есть общий принцип – людей бить нельзя. У нас и так уже дошло до того, чточеловек идет по улице - ему хрясь по морде. Каким надо быть подонком, чтобы подойти ударить человека по лицу ни с того ни с сего. А мы говорим, давайте уменьшать ответственность. У нас и так насилие захлестнуло улицы наших городов и сел, и мы сейчас начинаем уменьшать ответственность. Усиление или ослабление ответственности это очень относительная составляющая по линии борьбы непосредственно с этими преступлениями. Но должна быть неотвратимость наказания, и наказание должно быть адекватным. Ну а как вы отнесетесь к тому, что вы идете по улице, к вам подходит человек, бьет вас два раза кулаком по лицу или сзади вам дал по голове кулаком в затылок? Вы не поняли даже, что произошло. А ему административную ответственность. Это что за дела такие? Изолировать от общества таких надо! Можно и к психиатру отправить, но у нас добровольное лечение, он скажет «а со мной все в порядке», а может и справку получить, белый билет, и пойдет всех бить, скажет «я псих, мне все можно».

    Это реальная картина. Я говорил с руководителями территориальных отделов внутренних дел, все глубоко возмущены этим вопросом. Им этих негодяев постоянно доставляют в отделы, в обезьянники. И что, они будут людей избивать, а мы будем ослаблять по ним ответственность? Усиливать по ним надо ответственность! Не должны люди, которые избивают других людей, составлять опасность для наших с вами родных и близких, которые ходят по улице никого не трогают, гуляют просто. Сами полицейские возмущены этими поправками.

    Декриминализовывать надо экономику. У нас есть статья 159, мошенничество. Любой специалист вам скажет, что в большинстве своем те дела, которые по ней расследуются, на 70-80% чисто в рамках гражданско-правовых отношений. А у нас этим начинает заниматься следователь, который ничего не понимает в коммерческой деятельности, он отработал год или два в милиции. Я не говорю о реальном мошенничествею, когда кто-то взял деньги, чтобы кинуть, это другая история. Но когда чисто гражданско-правовые отношения квалифицируются как мошенничество в большинстве случаев, вот это надо декриминализировать.

    Надо усилить ответственность не только по линии, когда граждан бьют, но еще и ввести дополнительную ответственность в случае если бьют представителей органов госвласти, сотрудников экстренных служб, МЧС, скорой помощи, когда они при исполнении служебных обязанностей. Представляете, он оказывает человеку помощь, его кто-то бьет и ответственность точно такая же как в случае с простым гражданином.

    Внутрисемейные побои очень часто заканчиваются не только побоями. Одно дело просто поругались, кто-то на кого-то замахнулся, хотя я считаю в принципе недопустимым, когда мужчина даже замахивается на женщину. Но другой вопрос, когда мужчина постоянно лупит женщину каждый день, и она уже в страхе находится. А когда он сегодня ее избивает, понимая свою безнаказанность, завтра он ей бутылкой даст по голове, потому что он постоянно ее избивал и понимает, что ему за это ничего не было. А послезавтра ножом пырнет. Нельзя бить людей! Нельзя декриминализировать статьи за нанесение побоев ни в коем случае.


    Дальше...
    Написал Цветков Антон (Антон Цветков) 12.07.2016 18:43
  • Ответственность за побои безусловно остается. Идея заключалась в том, чтобы минимизировать количество юридических преступников в стране. Потому что, к сожалению, до последнего времени, до сих пор это остается актуальным. Уголовное законодательство построено таким образом, что многие, в том числе бытовые правонарушения и т.д. решаются посредством репрессий уголовных. Это плохо. Вы понимаете, что, грубо говоря, за мордобой мы ломаем человеку жизнь, мы одним нормальным членом общества делаем меньше. С судимостью на работу не возьмут и множество других фактических ограничений будет действовать. Цель была именно такая, минимизировать количество лиц, отбывающих наказание именно уголовное. Вы знаете, у нас в армии одно время было около 1 млн. человек, и примерно столько же сидело в местах лишения свободы. Это, мягко говоря, и нагрузка для бюджета довольно существенная.

    Во многих странах мира есть понятие проступка, которое преступлением не является. Плюс ко всему есть еще всякие дела, которые преступлением не являются, и все это карается штрафом, который идет в бюджет. Ну правда, там есть еще такие экзотические как в США, что нельзя подходить на определенное количество метров к человеку, с которым подрался, ну и ряд других… Поэтому мне кажется совершенно логичным принятие решения о том, чтобы декриминализировать состав преступления "побои". Что касается семейных отношений, это очень сложно, конечно, очень сложная сфера. Вопрос о том, вмешиваться или не вмешиваться в личную жизнь государству… Мне кажется, государство по факту вмешивается, и будет вмешиваться, во всех странах вмешивается, потому что семья это основное звено общества. Если нет семьи, значит нет пополнения, извините, людских ресурсов, нет детей – нет нового поколения и т.д. и т.д. В целом, я, проанализировав в том числе и зарубежный опыт, пришел к выводу, что состав «побоев» не представляет такой большой общественной опасности, чтобы за это вешать ярлык преступника со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

    Другой момент остается, материальный. У кого больше денег, тот может заплатить штраф, и не будет привлечен к ответственности. К сожалению, невозможно регламентировать все нюансы, все эти вопросы остаются, а дальше все зависит от опыта, вникания в ситуацию правоприменителей, мы от этого никуда не уйдем. Можно написать какие угодно хорошие законы, но если правопримменители будут злоупотреблять своими полномочиями, они любой закон испортят, как хороший, так и плохой.

    Можно как угодно к этому относиться, но я согласен в данном случае с Крашенинниковым в том, что насилие в семье должно попадать под уголовную ответственность. Уровень ответственности наступает от уровня общественной опасности. Одно дело подрались незнакомые люди на улице, а другое дело в семье, когда семья во всем мире основная ячейка общества, основное звено. Так есть по факту, и так будет. Насилие в семье это совершенно другой уровень опасности. Когда так говорят, что привлечение к ответственности за насилие в семье, это повсеместная практика на западе, …. Не знаю, как помягче сказать, но нет понятия повсеместной практики, во всех странах по разному. В США, например, огромное внимание уделяется вопросу бытового насилия. Необязательно даже заявление кого-то из супругов, будет довольно серьезное уголовное разбирательство. Заявление о примирении сторон опять таки зависит от характера того, что происходило в семье, может даже завяление о примирении не быть принятым во внимание. Где-то в азиатских странах нет таких строгостей, там лояльно подходят. Разные случаи бывают, повздорили, пошумели, кто-то кого-то ударил, это не означает, что надо тут же заводить уголовное дело. Везде по разному. Но общим является то, что вот такие случаи насилия в семье пристально изучаются государством. Это совершенно точно.


    Дальше...
    Написал Мацкевич Игорь (Мацкевич Игорь Михайлович) 12.07.2016 18:31
  • Половина родителей страны сейчас становятся в положение потенциальных преступников, потому что статистика хорошо известна. Как бы кто ни относился к разным методам воспитания, но именно семья решает, как воспитывать. Риски есть и в гуманной педагогике без наказаний, риски есть и в педагогике с наказаниями. И семья их вырабатывает, и половина, по статистике, родителей, пользуется физическими наказаниями, другая половина, 48%, не пользуется, но не осуждает их, не считает, что это что-то страшное. И тут вдруг объявляют, что оказывается, славный русский народ воспитывает детей неправильно. Те 2% населения, которые считают по указке Совета Европы, что шлепнуть ребенка это преступление, диктуют основному народу, как воспитывать детей. То есть вопрос педагогики переводят в разряд права, что совершенно недопустимо. Это не ученые, и тем более не Государственная Дума должна решать, как воспитывать детей, а именно семьи опытом своим, приспосабливаясь к переменчивому миру, вырабатывают подходы к воспитанию.

    На Западе родители боятся близко подойти к детям, а вот чиновники подходят спокойно и диктуют, вот вы неправильно воспитываете. В том то и дело, что не те, кто любит и заботится о будущем своего ребенка, решает. На Западе, если говорить о Европе, особенно о Скандинавии, там просто нет понятия родительского права. Там изначально дети это не родительские дети, а государственные. В Финляндии, например, Йохан Бекман говорил, что нет понятия родительского права. А у нас именно семья всегда определяла. Тот, кто любит, тот и должен определять как воспитывать.

    В 2012 г. мы собирали подписи и два подобных закона остановили, и президент обещал не допустить вмешательства в семью. И сейчас мы видим, что это не президентская инициатива, а какая-то вдруг неожиданная каких-то кругов, ориентированных на Европу. Мы видим, какие это течения, отчасти феминистские течения, отчасти просто европейцы отрабатывают новую стратегию Совета Европы. Вот благодаря им совершенно неожиданно, в обход процедуры, потому что после первого чтения нельзя менять концепцию закона, вдруг 8 июня мы узнаем, что 7-го приняли странный такой вариант во втором чтении. Конечно, мы стали выходить на протесты, на пикеты, собирать подписи, имея в виду, что президент может еще пока отклонить закон, и это в общем то в духе того, что он говорил, обещал народу.

    Партия Едина Россия в Думе просто провела законопроек, пользуясь парламентским большинством. Одна фракция голосовала против, две фракции вообще отклонились от голосования. В Совете федерации прошла какая-то дискуссия, 40 сенаторов не поддержали этот закон, но 40 это маловато из 150. Беда в том, что мы поздно об этом узнали. Слишком неожиданно, не ожидали подвоха, закон то в первом чтении был вполне приемлемый. Ну были спорные моменты.. там же что хотел Верховный суд, он хотел ввести откуп от уголовного преследования для богатых, плати 250 тыс. руб. и ты несудимый, если ты в первый раз совершил преступление, за которое 6 лет положено тянуть. Это спорная, конечно, новелла, но это не касалось детей и родителей. И вот неожиданно такой подвох, и у нас меньше месяца было, чтобы просто объяснить депутатам, что происходит. Депутаты многие не ожидали: мы, говорят, не помним такого закона по первому чтению.

    Первую партию подписей мы отправили президенту, их пока немного, потому что всего несколько дней собирали. Сейчас президент по Конституции имеет две недели на подписание или отклонение закона. Мы будем и дальше собирать подписи. Люди подписывают охотно, потому что хотят, чтобы фактически родители отвечали за воспитание ребенка. Ну как люди умеют, так и воспитывают, в их условиях, в их экономической ситуации, согласно их традиции, как их воспитывали. А как же можно говорить, будьте ответственными, а методы диктовать, это же противоречит смыслу ответственности.


    Дальше...
    Написал Коваленин Александр (Александр Коваленин) 12.07.2016 17:53
  • Я против принятия изменений, которые планируется внести в Уголовный кодекс. Полагаю, что как раз перевод деяния «побои» в категорию административных нарушений опасен для общества. Поясню, почему. Во-первых, в настоящее время все-таки граждан России немножко останавливает тот факт, что они могут понести уголовное наказание за побои. В случае изменений, которые вносятся данным федеральным законом, а он дает возможность посторонним лицам нанести побои и заплатить штраф, а родитель, отшлепавший ребенка за проступок, может быть привлечен к уголовной ответственности и понести наказание, связанное с лишением свободы до 2-х лет, возникает странная ситуация. Нет признаков, которые содержатся в ст. 115, легкий вред здоровью в данном случае отсутствует. То есть побои это некие ссадины, вред здоровью,который не повлек какие-то последствия для потерпевшего. Было больно, какие-то синяки и ссадины остались, но в больницу не попал, может осуществлять трудовую деятельность. Тут в чем опасность, побои побоям рознь. Это может быть единичный удар, а может быть целый ряд ударов. В моей практике было дело, где потерпевшего повалили на землю, я был на стороне потерпевшего, осуществлял его защиту, повалили на землю и наносили ряд ударов. Однако, даже легкого вреда здоровью не было. Экспертиза показала, что нет. В данном случае, была квалификация по 116 ст. ч. 1. Однако, потерпевший испытал серьезный стресс, и болевые ощущения в том числе. Наносились удары в голову, в грудную клетку, были различные кровоподтеки, ссадины мягких тканей, это действительно больно.

    Еще какую опасность я вижу с принятием этих изменений. Фактически граждане начинают осозновать, что уголовной ответственности нет, и я прогнозирую, что может быть увеличение случаев, связанных с побоями, потому что гражданин может заплатить штраф и нанести какие-то телесные повреждения. В чем опасность заключается. При нанесении побоев могут быть более тяжкие последствия. Человек может упасть на землю, удариться головой об асфальт, и таким образом может наступить смерть, может произойти убийство человека. Если таких случаев будет много, то соответственно и шанс каких-то таких последствий, связанных со смертью человека может быть гораздо больше.

    Если же за побои будет возбуждено дело внутри семьи, против членов семьи, то примириться уже не получится. Уголовное наказание может быть не связанным с лишением свободы, но в любом случае это будет уголовное наказание, как минимум, это будет штраф. Данные санкции статьи предусматривают лишение свободы до 2-х лет. Данные изменения не в интересах семьи, и в том числе, не в интересах несовершеннолетних детей, которые могут остаться как минимум без одного родителя. Если человек оказывается в тюрьме, то он уже не может осуществлять трудовую деятельность на воле. Соответственно, доход семьи также падает, это тоже надо учитывать.

    Депутаты не думают, просто голосуют. Все это в совокупнусти дает такие вот проекты федеральных законов. Получается такая ситуация, если член семьи наносит побои, он сразу может оказаться в тюрьме, а если незнакомый человек на улице нанес вам телесные повреждения, он может в первый раз отделаться штрафом. Абсурдный закон.


    Дальше...
    Написал Дядищев Александр (Александр Дядищев) 12.07.2016 17:38
  • Господ бывших депутатов, знаете ли, теперь можно бить. Практически безнаказанно. И всех остальных, само собой. Это по идее уже не преступление. Нынешние парламентарии сами приняли такие поправки в статью 116 УК РФ (побои), перенеся ее в кодекс об административных правонарушениях.

    Этот перенос значит, что за нанесение побоев (если без тяжких последствий для здоровья — ну зубы на асфальте, челюсть на бок, требуется пластическая операция, но угрозы жизни нет, короче, не убил же) вместо прежнего срока на зоне достаточно всего лишь раскошелиться в пределах 40?000 рублей административного штрафа. Правда, только по первому разу. Но кто считать-то будет.

    Сжимается кулак справедливости? Стоп. Сначала уясним главное: потенциальный пострадавший точно не приходится вам (просчитайте до седьмой воды) родней? И если он вам и вы ему абсолютно никто — не жалеем чужого лица до самого составления протокола. А вот если оно, лицо, из категории «близких», — кулаку, пусть он и продолжает чесаться, стоит удержаться от желания двинуть по мордасам. Меняем траекторию замаха, вежливым щелчком сбиваем соринку с чужого плеча и пытаемся воздействовать словом, подходящим к случаю (пока еще не запрещено). Иначе деньги уже не помогут и финал раунда может обернуться для вас посадкой на пару лет. Пощечины и скалки, подзатыльника, ремня и «а вот я тебя за ухо» это тоже касается (я не отношу сюда истязания, насилие и прочую домашнюю тиранию).

    В принципе любому — будь он «темным» из подворотни или вроде арбатского беспечного ездока Матаева — постороннему человеку за нападение на вас или ваших родственников закон не даст по рукам. Но входя на собственную кухню, всем нам придется держать в голове перечень из нового примечания к статье 116, относящего к близким родственникам «супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев, бабушек, внуков» и иже с ними. Также упаси вас господь вести с кем-то общее хозяйство. При конфликте даже с этим «ближним» народные способы выяснения отношений обернутся для вас «уголовкой» с лишением свободы до двух лет.

    Для чего в декабре 2015г. президент в послании Федеральному собранию предложил «перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений»? Чтобы не забивать драчливой молодежью тюрьмы, разгрузить судопроизводство и т.д. Опять же ежедневный поток дел о побоях отнимает силы у полиции и деньги у госбюджета. Верховный Суд, выполняя поручение, тогда же составил поправки-послабления в законодательство: декриминализовать побои и ряд других преступлений небольшой тяжести, а статью о побоях из УК перенести в КоАП. Однако после первого чтения в законопроект Верховного Суда по предложению Правительства и депутата Павла Крашенинникова втиснулся новый квалифицирующий признак преступления — «побои в отношении близких лиц». Основание — статьи за домашнее насилие у нас по-прежнему нет.

    Но именно этот новый пункт и вызвал горячие протесты родительской общественности, СМИ публикуют фото пикетов «Родительского Сопротивления» по всей стране. Хотели снизить строгость уголовного преследования за «горячую руку» и уличные драки, а распространили ее на тех, кого она прежде обходила? В РС негодуют: если брать семьи с детьми, выходит, на полстраны! РПЦ поддерживает декриминализацию родительских наказаний как «богоданного права» родителей.

    Что еще важно. Дела «семейного типа» переходят из разряда дел частного обвинения в частно-публичные. Это так: муж и жена при доступности в стране алкоголя или, скажем, отец и сын-школьник пообщались с высоким накалом, с кем не бывает. Через день они могут сколько угодно в обнимку планировать жить дальше. Ан нет. Уголовное дело прекращению за примирением сторон подлежать не будет, следователь отправит его в суд. Отец сядет, сына в детдом. Стало для семьи лучше? Раньше примерно 95 процентов дел не заканчивались реальными сроками. А теперь мы остановим семейную тиранию. Да, если семья невыносимо бесит, лучше уж звоните в ближайшую дверь на лестничной площадке. Будет легче во всех отношениях.

    В чем был заложенный президентом смысл поправок? В гуманизации уголовного законодательства. А получился, кажется, очередной «автомат Калашникова»: сначала родительские наказания стали квалифицировать как побои, а теперь именно этот вид побоев причислен к самым опасным. Это итог выполнения поручения Президента и предложений Верховного Суда, которые подразумевали совсем другое. Кто теперь разграничит побои и первый воспитательный шлепок?

    Кстати, принятые Госдумой поправки о «побоях в отношении близких лиц» получили отрицательное заключение экспертизы Общественной палаты РФ за «ювенальный» дух. Член Совета Федерации Елена Мизулина призвала своих коллег отклонить их из-за запрета на семейное воспитание, доработать… А спросить самих участковых, так те, наверное, по-своему не рады поправкам: декриминализация побоев лишает их возможностей «малого служебного подвига», то есть выполнения плана по раскрываемости на вверенной «земле». Но законодатель, за ним Совет Федерации имеют свой взгляд на право бития. И законопроект на днях уже подписан президентом.

    Последствия «декриминализации» статьи 116 даже гораздо серьезнее, чем просто очередной удар «ювеналки» по семье, а мужчины — по голове незнакомой женщины. По мнению профессора МГЮА, президента Союза криминалистов и криминологов Игоря Мацкевича, направленному в ОП РФ, «создается впечатление, что за счет лиц, совершающих уголовно-наказуемые деяния, и штрафов государство (...) пытается компенсировать дефицит бюджета… Таким образом, государству становится выгодным совершение преступлений». Нельзя заигрывать с преступностью и преступниками, убеждает юрист, сегодня они заплатят за пощечину, а завтра они просто расплатятся за убийства. Зампред главы общественного Совета при ГУ МВД России по Москве Антон Цветков давно заявлял: вообще нельзя декриминализировать 116-ю! Это вызовет рост количества правонарушений, с которыми полиция после сокращения сегодня-то не справляется.

    Ничего. Декриминализация по первому разу не исключает уголовной ответственности за рецидив, успокоил нас с вами господин Крашенинников. Так что если поссоритесь с начальником, другом, соседом из магазинной очереди, на улице-то оглядывайтесь. Если что — вы ляжете, а он не сядет.


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 12.07.2016 13:24
  • Полностью разделяю вот эту позицию:
    http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-76342/#beg_title

    Заявление Патриаршей комиссии
    по вопросам семьи, защиты материнства и детства
    в связи с принятием новой редакции статьи 116 Уголовного Кодекса РФ


    Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выражает свою глубокую обеспокоенность в связи с недавним принятием законодателями новой редакции статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации , которую в народе уже называют "Законом о запрете воспитания".
    Если новая редакция статьи 116 Уголовного кодекса вступит в силу, это может привести к уголовному преследованию добросовестных родителей (с наложением наказания до двух лет лишения свободы) за любое, даже умеренное и разумное использование физических наказаний в воспитании детей. При этом, как следует из текста закона, посторонние люди за такие же действия в отношении ребенка уголовной ответственности нести не будут.
    Патриаршая комиссия считает, что эта норма не имеет нравственных оправданий и юридических оснований, по своему содержанию направлена против семьи и принятого в российской культуре понимания прав родителей, дискриминационна, противоречит основным принципам здравой государственной семейной политики и не учитывает традиционные семейные и нравственные ценности российского общества. Ее практическое применение принесет обществу и его нравственной жизни значительно больше вреда, чем пользы. Не вызывает никаких сомнений, что дети должны быть защищены от действительно преступных действий, кем бы они не совершались, особенно когда речь идет о преступном насилии. Однако нет никаких реальных оснований для того, чтобы приравнивать к таким преступным посягательствам разумное и умеренное применение любящими родителями в воспитании ребенка физических наказаний.
    В российском обществе уже несколько веков идут педагогические дискуссии, в которых выражаются различные мнения в отношении оправданности и разумности использования таких воспитательных наказаний. Патриаршая комиссия убеждена, что, вопрос о выборе тех или иных методов воспитания детей, не причиняющих им какого-либо реального вреда, должен оставаться предметом подобных дискуссий и свободных решений родителей, а не принудительного законодательного регулирования.
    Уголовное преследование родителей за использование в воспитании детей тех или иных методов, не наносящих вреда их здоровью и развитию, противоречит основополагающим принципам российского уголовного права, которые не допускают уголовного преследования за деяния, не сопряженные с какими-либо общественно опасными последствиями.
    Патриаршая Комиссия обращает особое внимание на то, что ни из Конституции Российской Федерации, ни из корректного толкования общепринятых норм международного права и международных договоров Российской Федерации не следует необходимость законодательного запрета разумного и умеренного применения физических наказаний в семейном воспитании детей. Из них, тем более, не следует необходимость или желательность уголовного или любого иного преследования добросовестных родителей за их использование.
    Православные христиане, разумеется, на практике могут иметь разные взгляды и убеждения по вопросам воспитания своих детей, желательности и допустимости использования в воспитании тех или иных подходов и методов, включая и средства семейной дисциплины. Однако не подлежит сомнению, что как Священное Писание (Прит. 22, 15; 23, 13-14; 29:15; Евр. 12,6-11 и др.), так и Священное Предание Православной Церкви рассматривает возможность разумного и любовного использования физических наказаний в качестве неотъемлемой части установленных Самим Богом прав родителей. Таким образом, попытки искусственного законодательного ограничения этого права родителей противоречат учению Православной Церкви.
    По мнению Патриаршей комиссии, любые попытки искусственно сузить основополагающие права родителей под предлогом защиты неверно понимаемых прав детей являются важной частью повсеместно наблюдаемых в современных обществах нападений на семью и связанные с нею традиционные духовные и нравственные ценности. Эти нападения тесно связаны с радикальными антисемейными идеологиями, отрицающими саму богоданную природу человека и имеющими, с христианской точки зрения, откровенно сатанинский характер.
    Но даже для тех, кто не разделяет такого суждения, должно быть вполне очевидна абсурдность предполагаемого новой редакцией статьи 116 Уголовного кодекса наказания (до двух лет лишения свободы), в случае его применения к добросовестным родителям за воспитательное воздействие на ребенка. Ведь такое наказание будет явно избыточным и несоразмерным, нанесет самому ребенку тяжкий и непоправимый вред. Потеря родителей на долгое время - травма более глубокая, чем шлепок пониже спины. Ранее Патриаршая комиссия уже предлагала общему вниманию свою официальную позицию по данному вопросу, содержащую подробное изложение религиозных, правовых и социальных оснований, из которых она следует .
    В ней, в частности, указывается: "Патриаршая комиссия считает неправильным и недопустимым подходом криминализацию нормального родительского поведения и уголовное преследование применения тех методов воспитания, которые, не нанося какого-либо реального ущерба обществу и самим детям при разумном использовании, применялись на протяжении многих поколений, считались и считаются до сих пор социально приемлемыми в российском обществе. Запрет, а тем более уголовное преследование воспитательных физических наказаний, применяемых родителями в разумных пределах, включение их в понятия "жестокое обращение" или "насилие над детьми" представляется неоправданным и необоснованным искусственным ограничением богоданных прав родителей. Такое законодательное ограничение в целом не отвечает и верно понимаемым интересам детей". Как законодатели, так и правоприменители имеют нравственную обязанность исходить в своих решениях и действиях из того, что родители действуют добросовестно и, принимая те или иные решения по вопросам воспитания, действуют, руководствуясь любовью и исходя из подлинных интересов своих детей, если иное не было надежно доказано судом. Патриаршая комиссия выражает надежду, что Президент Российской Федерации прислушается к обеспокоенному голосу общественности, возвышающей голос в защиту семьи, и не подпишет предложенную новым законом редакцию 116 статьи Уголовного кодекса РФ.
    Патриаршая комиссия настоятельно просит всех законодателей, представителей государственной власти, общественных организаций, неравнодушных к защите и будущему российской семьи и нашего Отечества, предпринимать все возможные в рамках действующего законодательства шаги с целью исключить из российского законодательства любую возможность уголовного или иного преследования родителей за разумное и умеренное использование физических наказаний в воспитании детей, не причиняющее вреда их здоровью.
    Написал Elena0602 03.07.2016 21:58
  • Мизулина права и Астахов тоже, как ни удивительно в последнее время. Уголовная ответственность предусматривается за побои в отношении определенной социальной группы — семьи. Абсурд!!
    Написал скудный ум 30.06.2016 16:33
  • Послушай Мизулину и сделай все наоборот. Думаю хотя бы из-за этого поправки не надо отклонять.
    Написал Луков Петр (Lionhearted) 29.06.2016 14:46

  • Цитата:

    Сообщение от ZAKONIA NEWS

    Значит, за нанесение побоев посторонний человек будет подвергаться административному преследованию (штрафу). А народные способы выяснения отношений при домашних скандалах, как и воспитательные меры (шлепки, подзатыльники, кое-где ремень, но речь не идет об истязаниях), станут «уголовкой» для родственника с лишением свободы до двух лет.


    Равенство всех перед законом налицо. Теория уголовного права стонет. Скоро появится новый специальный субъект преступления - "родственник". Не вижу обоснованности в повышенной общественной опасности такого рода деяний по сравнению с обычными побоями. Лучше тогда криминализировать повторные побои вообще в отношении любых лиц.

    Удивляет уверенность законодателя в том, что любые проблемы можно решить установлением или усилением ответственности.
    Написал Силайчев Михаил (mishanik) 29.06.2016 14:40