ЕВГЕНИУШ ЛАЗОВСКИЙ – ПОЛЬСКИЙ ВРАЧ, СПАСШИЙ ОТ ФАШИСТОВ 8 000 ЕВРЕЕВ

ЕВГЕНИУШ ЛАЗОВСКИЙ – ПОЛЬСКИЙ ВРАЧ, СПАСШИЙ ОТ ФАШИСТОВ 8 000 ЕВРЕЕВ

Медицина способствует проявлению героизма. История Евгениуша Лазовского, выдумавшего эпидемию тифа, чтобы прогнать фашистов.

Когда 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война, Евгениуш Лазовский только-только получил диплом врача в Варшавском университете. Зачисленный в польскую армию, он был направлен в военный госпиталь в Бресте (сейчас это в Белоруссии). Спустя несколько дней, Советский Союз, который на тот момент был в союзе с фашистской Германией, также вторгается в Польшу, и Лазовский эвакуируется вместе со всем остальным персоналом госпиталя. По дороге его захватывают большевики, планировавшие отправить врача, как и многих других военнопленных, в Сибирь. Лазовскому удается сбежать, но он тут же попадает в лапы теперь уже немцев. Он бежит еще раз.

Наконец, он добирается до Варшавы, где и прячется со своей семьей. Спустя какое-то время он возобновляет нормальную жизнь и женится. Красный Крест, куда он устроился работать врачом, быстро отправляет его в небольшую деревню Розвадов, где он к своему удивлению и радости встречает Станислава Матулевича, одного из своих сокурсников по факультету медицины.

Проникнуть в гетто
Днем Евгениуш лечит жителей деревни и ее окрестностей. Ночью же он состоит на службе в подпольной польской армии, лечит бойцов Сопротивления и, прежде всего, помогает евреям, содержащимся в гетто. Если утром он видит на заборе кусок белой ткани, это значит, что следующей ночью ему необходимо проникнуть в гетто для лечения одного или нескольких пациентов. Однажды его друг Станислав говорит ему, что нашел способ обмануть тест, используемый немцами для выявления тифа. Молодой врач сразу же понимает важность этого открытия: можно заставить немцев поверить в то, что в Розвадове вспыхнула эпидемия тифа, а Вермахт, в свою очередь, испытывает дикий страх перед этим заболеванием, способным вывести из строя целые полки.

Матулевич объясняет, что использует совершенно безвредную мертвую бактерию, которая, если ввести ее в организм, дает ту же положительную реакцию, что и живая бактерия, вызывающая тиф. Таким образом все гетто можно поместить на карантин. Немцы в панике покинут местность, и не будет никаких депортаций! Остается проверить метод, чтобы убедиться, что он работает.

Положительный результат!
Одному молодому польскому рабочему, которого немцы принудительно заставили проходить обязательную трудовую повинность в Германии, дают 15-дневный отпуск, который он должен провести у себя в Розвадове. Он не хочет возвращаться в Германию и умоляет Матулевича выдать ему справку, что он чем-нибудь болен. Оба доктора решают испробовать свой метод: они впрыскивают парню безвредные бактерии и объявляют, что у него тиф. Немецкие военные медики проводят тест. Черт возьми, результат положительный! Рабочий остается дома.

Оба врача поздравляют друг друга. Обман работает, да еще как! С того самого момента они начинают «заражать» десятки поляков, желающих избежать отправки в Германию. Немцы, встревоженные неожиданным наплывом «тифозников», официально помещают Розвадов вместе с его 8 000 евреев под карантин. Матулевич и Лазовский действуют очень осторожно, потому что они прекрасно знают, что, в случае если немцы раскроют их обман с евреями, это автоматически означает для обоих врачей смертную казнь. С этого времени больше ни один немец не появляется в «зараженной зоне». И, соответственно, ни один еврей никуда не депортируется. Немецкие медики доверяют двум польским врачам, отправляющим им многочисленные образцы «зараженной» крови.

Пьяные и напуганные
Через год Станислава Матулевича переводят в другое место, и Лазовский остается один продолжать эту миссию, с постоянным страхом быть обнаруженным. Еще два года ему удается обманывать немецкий врачей. Вплоть до декабря 1943 года, в один из дней которого какой-то польский чиновник доносит немцам, что вообще-то в Розвадове ни один человек не умер от тифа. Вермахт немедленно посылает сюда врача в чине майора и двух молодых ассистентов-медиков, которые и должны на месте провести расследование. Паника. Но что делать? Лазовский приветствует инспекционную комиссию, обосновавшуюся в гостинице, расположенной у входа в карантинную зону. Он предлагает своим трем коллегам хорошенько выпить в надежде, что алкоголь затуманит им мозги. Так и случается. Ему удается убедить офицера отправить своих помощников в «опасную» зону, а самому остаться в безопасности в гостинице.

Два юных врача, пьяные и напуганные, довольствуются взятием образцов крови у лиц, предположительно страдающих от тифа. Стремясь убежать как можно быстрее, они даже не требуют осмотра «тифозников». Их отчет категоричен: тиф есть! Вот и все. Больше никто сюда не явится, чтобы депортировать евреев. Война приближается к своему концу. Советские войска готовятся к вторжению в Брестскую область, где и находится Розвадов. Немецкая армия, в свою очередь, готовится отступать. Именно в этот момент один молодой нацистский офицер, которого Лазовский лечил от сифилиса, появляется у него в доме, чтобы предупредить врача, что он должен бежать как можно быстрее, потому что гестапо намеревается его схватить и расстрелять.

Стеснительный герой
Но почему? Немец объясняет ему, что его участие в польском Сопротивлении давно уже известно, за ним следили, но оставили на свободе, потому что он «боролся с тифом». Теперь же, когда для Германии все потеряно, ничто не мешает гестапо его расстрелять. Молодой врач благодарит немца и тут же сбегает вместе с женой и дочерью. Позже он расскажет, что его спаситель однажды застрелил на улице еврейского ребенка.

После войны Лазовский обустраивается в Варшаве, где работает по своей профессии. Он никому ничего не рассказывает о своем подвиге, опасаясь мести со стороны бывших коллаборационистов. В 1958 году он эмигрирует в США, где становится профессором кафедры педиатрии в Университете штата Пенсильвания. Лишь в конце своей жизни он вместе со своим другом Матулевичем публикует книгу воспоминаний. Так весь мир узнает, как он и его товарищ спасли 8 000 евреев от депортации, а несколько сотен молодых поляков от рабского труда. Его приветствуют как героя, но ему это не нравится, и он очень стесняется. «Я просто пытался что-то сделать для своих соотечественников. Моя профессия – спасать жизни и предотвращать смерть. Я боролся за жизнь». Его же жизнь оборвалась в 2006 году в возрасте 93 лет.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

06.05.2020

Фредерик ЛЕВИНО Le Point

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ Зарплата для домохозяйки
Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект о введении ежемесячных денежных пособий размере 1 МРОТ «лицам, занятым ведением домашнего хозяйства своей семьи». Под домашним хозяйством подразумеваются уборка дома, приготовление пищи, уход за детьми и...

Популярное
Новое