В ФИЛИППИНСКИХ ЦЕНТРАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ «ХУЖЕ, ЧЕМ В ТЮРЬМЕ»

В ФИЛИППИНСКИХ ЦЕНТРАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ «ХУЖЕ, ЧЕМ В ТЮРЬМЕ»

В чем состоит преступление Джерри, 11-летнего филиппинского мальчика? Он нарушил комендантский час, спасаясь от побоев отца. И как его за это наказали? Его поместили в центр заключения для молодежи, где Джерри подвергся сексуальному насилию.

Эти учреждения, называемые «Домами надежды», официально предназначены для реабилитации несовершеннолетних, находящихся в «конфликте с законом», но многие осуждают этот «ад», в котором детей содержат, как животных в клетках.

Джерри Санчеса, сбежавший от отца, избивавшего его в отсутствие работающей в Кувейте матери, никогда не должен был быть помещен в этот центр из-за его юного возраста, но власти не знали, куда его еще можно было отправить.

А вскоре, предупреждают правозащитники, тысячи других детей могут оказаться в этих переполненных и полных насилия «Домах надежды» из-за предложенного закона о снижении возраста уголовной ответственности с 15 до 12 лет.

Джерри рассказывает о том, как среди ночи его вытащили из постели, отвели в душевую и там на него напали старшие мальчики, содержащиеся, как и он, в этом обветшавшем центре, находящемся в Маниле.
– Я чувствовал себя таким грязным, такое со мной случилось впервые, – вспоминает он.

Спустя шесть месяцев после освобождения, он все еще не может забыть и восстановиться после той травмы.

– Вряд ли я когда-нибудь смогу забыть об этих случаях сексуального насилия.

Центры для несовершеннолетних правонарушителей предназначены для подростков старше 15 лет или для малолетних, совершивших серьезные преступления, такие как убийство. Туда также отправляются те дети, законных опекунов которых не удалось разыскать.

«Это не для детей»
Правозащитники, бывшие постояльцы, да и местные власти осуждают условия содержания в этих, как в насмешку называемых «Домах надежды». Но в случае принятия нового закона о снижении возраста уголовной ответственности ситуация только ухудшится.

– Возможности для различных злоупотреблений будет еще больше, а правительство к этому не готово, – предупреждает Мелани Рамос-Ллана из «Филиппинской сети по защите прав детей». Она отмечает отсутствие квалифицированного персонала и программ реабилитации. – Не отправляйте туда детей, особенно очень маленьких детей. В тюрьмах или в центрах заключения детям не место.

Драконовские законы, включая восстановление смертной казни и кампанию против наркотиков, в результате которой погибли тысячи человек, являются ключевыми элементами политики президента Родриго Дутерте, направленной на борьбу с преступностью.

После промежуточных выборов сторонники главы государства доминируют в Конгрессе и свои планы они намерены обнародовать во время открытия новой сессии парламента.

По мнению правозащитников, условия содержания в «Домах надежды» во многом похожи на условия содержания в тюрьмах для взрослых. Если даже не хуже, отмечают они.

– Детей держат как животных в клетках, – говорит отец Шей Каллен, президент католического фонда PREDA, помогающего таким мальчикам, как Джерри. – Это поистине адские места с нечеловеческими условиями.
Дети, которые, как и Джерри, засвидетельствовали агентству Франс-пресс о сексуальном или физическом насилии во время заключения в «Домах надежды», идентифицируются псевдонимами, поскольку они либо были на тот период, либо и сейчас еще являются несовершеннолетними.

Джастину Парасу, когда в 2017 году он попал центр заключения города Манилы, было 17 лет. Он рассказал, что в первый же день был жестоко избит другими несовершеннолетними под предлогом того, что нарушил некие «правила».

«Так больно…»
– Они били нас по груди, животу, а иногда и по лицу, это так больно, – вспоминает он. – Там я научился быть бесчувственным из-за того, что они сделали со мной, и я хотел одного – отомстить.

Всего на архипелаге насчитывается 55 государственных «Домов надежды». Это намного меньше необходимого для Филиппин количества – 114 учреждений – для надлежащей борьбы с несовершеннолетними правонарушителями.

Согласно официальной статистике, только восемь из этих учреждений соответствуют стандартам: один социальный работник на каждые 25 детей, одна кровать на ребенка, сбалансированное питание, одежда, туалетные принадлежности и образовательные программы.

– Мы видели «Дома», которые хуже тюрем. И там отсутствуют какие-либо программы ресоциализации и обучения, – свидетельствовала в январе перед сенатской комиссией Трисия Око, директор Правительственной комиссии по вопросам правосудия и социального обеспечения несовершеннолетних.
15-летний Тристан Мартинес, когда его перевели из взрослой тюрьмы, куда он попал по обвинению в распространении наркотиков (сам он заявляет, что дело против него было сфабриковано), в манильский «Дом надежды», был шокирован тем, что что ему пришлось увидеть.

– Я думал, что там мне будет хорошо. Но это была та же тюрьма, тюрьма для детей, – говорит он.
Центры, о которых нам рассказали эти три мальчика, отказали агентству Франс-пресс в посещении.
Министерство социальной защиты не отслеживает злоупотребления в тюрьмах, но заявляет, что учреждения, в которых не соблюдаются стандарты безопасности, должны быть «привлечены к ответственности».

Парадокс
В 2006 году Филиппины повысили возраст уголовной ответственности с 9 до 15 лет, что было признано прогрессом.

Но Родриго Дутерте утверждает, что это приносит пользу только торговцам наркотиками, которые используют несовершеннолетних в качестве подручных.

Нарушения функционирования системы объясняются отсутствием финансирования и мониторинга проводимой политики, а также предпочтением властей к помещению в заключение, а не к общественным работам.

– Заключение – это на самом деле то, к чему прибегают в первую очередь, – говорит Ровена Легаспи, директор Центра юридических прав детей.

Джей Марк Чико, директор центра «Дом надежды», находящегося на севере архипелага, говорит, что изначально он был рассчитан на 60 детей.

Но в настоящий момент здесь за решеткой находится 144 несовершеннолетних, вынужденных спать по трое на одной кровати. А многие вообще спят на полу. Ежедневный бюджет на питание составляет 33 песо на одного ребенка (0,5 евро).

И тем не менее, 21-летний Натан Андрес, осужденный за изнасилование, которое он совершил, будучи еще несовершеннолетним, «благодарен» за то, что остался здесь.

– Я никогда не думал, что когда-либо смогу учиться. А здесь я хожу на занятия.

Такой вот парадокс.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: в «Доме надежды» города Малолос.

21.05.2020

AFP

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ От оплаты не уйти
Минюст предлагает установить минимальный размер алиментов в виде твердой суммы, которая рассчитывается исходя из прожиточного минимума на ребенка или минимального размера оплаты труда в каждом конкретном...

Популярное
Новое