ПАПИКИ

Иногда ощущение, что «настоящих мужиков» этому учат на каких-то специальных курсах или полуофициально в школах бизнеса. Твоя променянная на «две по 20» бывшая супруга дерзнула подать на алименты? Резко подавай встречный иск об определении местожительства детей и обвиняй ее во всех семи смертных грехах прямо по списку. И неважно, что там ни на йоту правды – тебе за это ничего не будет. Это ведь честь бизнесмена чего-то да стоит, за ее оскорбление можно вчинить иск с требованием морального возмещения. А чего стоит честь «отставной» супруги, которая в трудовой сфере полный ноль, так как ей было велено сидеть дома, быт обеспечивать? Вот и летят исковые заявления с уничижительными эпитетами в адрес матерей собственных детей: психопатка – наркоманка – безответственная – злобная. На правоприменительной практике в этой части уже живого места нет. И вот посреди этой нескончаемой боли десятков тысяч женщин закономерен вопрос: а почему заведомо ложные обвинения и оскорбления их авторам сходят с рук? Может, законодательство должно наконец-то встать на защиту чести и достоинства женщин, часто – многодетных матерей? С четкими и достаточно жесткими санкциями?   

Классическая трагедия

В качестве иллюстрации приведем историю подписчицы ЭСМИ «ЗАКОНИЯ». Она, услышав в программе «Де юре» (совместный проект портала и Радио Москвы), посвященной проблемам определения местожительства детей после развода , близкую и больную для себя тему, зашла на форум портала и запросила совета экспертов относительно своей жизненной ситуации. Мы обратились к А. с просьбой подробнее рассказать ее историю, и она любезно согласилась с условием соблюдения конфиденциальности всех участников. Поэтому вопреки обыкновению, мы публикуем только те документы и только те их части, по которым постороннему человеку нельзя опознать персоналий семейной судебной драмы. История эта настолько классическая, что ее можно не то, что в журналистском расследовании описать, а поместить сразу в учебник по семейному праву как типовой.
Начало – очень радужное: встретились, полюбили и в 2001 году вступили в брак. Один за другим родились дети – сын и дочь. Через восемь лет родилась вторая дочка. Жить бы, как говорится, да добра наживать. Тем более, что бизнес отца семейства в одной из стран Прибалтики оказался весьма солидным и доходным. Настолько, что позволил отправить трех старших детей на обучение в престижные учебные заведения Великобритании. Переход из семейного рая в семейный ад, дошедший до громких оскорблений и обвинений, требований экспертиз, составленных исков, происходил абсолютно по пунктам «классических канонов».

П. 1. «Седина в бороду – бес в ребро»
Кризис среднего возраста, помноженный на немалые финансовые возможности, привел мужа и многодетного отца Н. прямо в объятья знойной барышни – обладательницы не только соблазнительных форм, но и страницы в Instagram, где эти формы представлены во всей красе и позах. Видимо, Н. нашел в ней нечто действительно особенное, так как выбор был велик: судя по подпискам в той же сети, Н. является горячим поклонником инстаграмных див, являющих себя миру в стиле «ню». Новоприобретенной теорией гедонизма Н. решил поделиться со старшим сыном не только произнесением фразы: «В этой жизни надо все попробовать», но и в том, что, например, будучи с ним в известном своими злачными местами Амстердаме, заказал еще несовершеннолетнему сыну проститутку и купил марихуану, которая, по мнению отца, «не наркотики» (факт важен для дальнейшего понимания позиций сторон). Проживает Н. с новой подругой, курсируя между прибалтийской страной и ОАЭ, в доме в Подмосковье фактически не проживает. 

П. 2. «Посвящение детям»  
Столкнувшись с разрушением семьи и чуть не потеряв точку опоры, А. сумела справиться, собраться, сосредоточила всю свою заботу на детях: старшей дочери, которая только в 2021 году уехала на учебу в Англию, и младшей, которая нуждается в дополнительной опеке из-за обнаруженного сложного заболевания, а также сыновьях, хоть и проживающих далеко, но у которых с мамой и сестрами самая тесная духовная и сердечная связь. В частности, когда после папиного «гедонизма», старший сын сорвался в наркоманский угар, на лечение в наркоклинику и восстановление он приехал к маме, в Россию, и был с ней, пока не наступила стабилизация. Кроме того, А. нашла себя в монументальной живописи, обучается оформлению зданий, уже участвовала в ряде проектов, в том числе, в выкладывании мозаики для храма. Накопления, постоянный доход и гибкие условия самозанятой, позволяют А. большую часть времени заниматься воспитанием, образованием, развитием и здоровьем детей.

П. 3. «Брильянты мелковаты»
После развода бывшие супруги имущество не делили и пришли к соглашению, что все дети будут проживать с матерью в отдельной квартире. Также устно была определена сумма, которую Н. будет платить А. для обеспечения уровня жизни детей, даст ей возможность получить образование и освоить специальность. Но через некоторое время Н. передумал оказывать такую «невиданную щедрость». Причины нам неизвестны, но, скорее всего, проживание в ОАЭ, пристрастие к алкоголю, иным развлечениям и высоко статусным вещам не совместимы с иными тратами. Так или иначе, но исходная сумма существенно сократилась и объявлено было это в весьма категоричной и неуважительной форме. Это была та капля, которая переполнила чашу терпения А., и она подала иск на взыскание алиментов. 

П. 4. «Массированная атака…»
«Ответка» успешного и жесткого бизнесмена прилетела быстро и, опять же, в соответствии с канонами «успешных и жестких». Был подан встречный иск об определении местожительства несовершеннолетнего ребенка, а чтобы как-то объяснить суду, почему девочку надо оторвать от любящей мамы и отдать отцу с навыками алкоголизма, в постоянных разъездах и командировках и его новой пассии, к нравственному облику которой есть большие вопросы, обвинения и угрозы в адрес матери и детей посыпались как из рога изобилия. Детям Н. начал рассказывать, что именно мать виновата в разводе, что она ими никогда не занималась, более того, озвучены угрозы прекратить оплату их обучения в Великобритании и финансовую поддержку, если дети не перестанут общаться с мамой.
Н. начал названивать младшей дочери и убеждать ее, что «у мамы проблемы с головой», что деньги, которые заботливый папа присылает на содержание любимой дочки, мама тратит на себя, и что он заберет дочь за пределы РФ через суд. При этом любящий папа, зная, что у девочки способности к вокалу, категорически возражал против занятия им, и в ответ на просьбу дочери не покупать слишком много игрушек, которыми заставлена большая часть ее комнаты, предложил выбросить пианино, на котором она занимается.
Но самого пика обвинительный поток Н. достиг в тот момент, когда он заявил, что это из-за матери сын стал наркоманом, и к тому же потребовал комплексной психиатрической, психолого-педагогической экспертизы себя, бывшей жены и младшей дочери. При этом он прекрасно осведомлен о том, что с психикой у всех все в порядке, никто не болел, на учете не состоял. А, как следует из заключения врача психиатра–нарколога, старший сын четко указал, что причиной приема им наркотиков стал «посыл от отца все перепробовать» и покупка марихуаны, но вовсе не мать, которая все сделала, чтобы спасти ребенка от пагубной зависимости. 

Правовой заслон

Думаем, юристы, имеющие даже маломальский опыт в семейных спорах, согласятся с мнением редакции, что действия Н. в виде подачи встречного иска, содержащего заведомо ложную информацию, очень напоминают усилия по уклонению от уплаты матери алиментов на содержание ребенка. Поскольку конфликт перешел в судебную плоскость, его разрешение теперь в руках юристов, их опыта и знаний, а также статей 54, 55, 56, 61, 63, 65 Семейного кодекса, принципа 6 Декларации прав ребенка и других норм.
Редакция, разумеется, будет отслеживать ход судебного разбирательства в рамках мониторинга правоприменения в соответствии с Соглашением с Минюстом России. Никто не ждет здесь каких-то прорывных решений, способных удивить юристов в сфере семейного права: классика. Но на его основе нам хотелось бы вынести на обсуждение экспертного сообщества вопрос: не пора ли поставить правовой заслон шельмованию, заведомо ложному обвинению и оскорблению бывших супругов в рамках споров по определению местожительства несовершеннолетних детей?
И это ни в коем случае не должны быть санкции, ограничивающие общение с детьми. А вот язык финансовых наказаний или временного ограничения в правах понимают все – от обычных клерков до бизнесменов. Допустим, как в приведенной истории, обвинение в том, что мать является причиной наркомании сына окажется ложным, и тому есть доказательства – заплати энную суму в процентах от цены иска или в установленном размере. Третируешь детей угрозами и ложью – стандартная выплата повышается на какой-то процентный пункт, а выезд в Эмираты на определенное время откладывается в качестве наказания. Глядишь, «папики» хотя бы на таких меркантильных основаниях вспомнили бы, что они Отцы, и перестали ломать жизнь и психику своих детей и их матерей – бывших жен. 

 

 

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Обсуждение

  • Сама прошла через это. Муж забрал двухлетнего ребенка и я 10 месяцев его не видела. Что я прошла - отдельный многотомный роман. Продажная опека вообще не стеснялась - заявили, что я, имеющая два высших с отличием, работу, свой дом в Москве - не достойна быть матерью своему ребенку. На суде тоже полили грязью. И это все сошло бывшему с рук - тогда председатель Нагатинского суда прямо вмешивалась в процесс, давила на судью, которая не поддалась, дай Бог ей здоровья. Мне помогали друзья А сколько матерей, у которых отобрали детей просто из мести и которые не могут или не умеют бороться? Так что полностью поддерживаю - сдерживание таких потреявших все берега папаш должно быть на законодательном уровне.
    Написал Соколова Анжелика (Анжелика Соколова) 10.02.2022 09:27
  • Так, мадам что здесь, что в своем иске как-то не определилась с количеством детей).
    Написал Буров Максимилиан (Максимилиан Буров) 09.02.2022 13:50
  • Психопатка, сделавшая сына наркоманом, никчемная мать – только часть оскорблений и обвинений, обрушенных на голову брошенной матери четырех детей экс-супругом – мультимиллионером. Что здесь истина, а что – ложь, кто из родителей произнес: «марихуана – не наркотик», с кем быть несовершенной дочери – решать теперь суду. Но из этой реальной, типичной истории вытекает вопрос: почему честь и достоинство бывших жен, часто – многодетных матерей так низко ценится российским законодательством, в отличие от деловой репутации бизнесменов? Не пора ли такое отношение менять? Об общих правовых вопросах на основе частной семейной драмы читайте в журналистском исследовании ЭСМИ «ЗАКОНИЯ».
    Написал П. В. (аdmin) 08.02.2022 11:01