Специализированные социальные сети – тоже способ противодействия коррупции

Специализированные социальные сети – тоже способ противодействия коррупции

Как гражданам правильно сообщать о фактах коррупции? Вопрос очень актуальный. Я бы напомнил, что с появлением в мире социальных сетей (а им в целом уже 20 лет, сегодня уже почти 3 миллиарда аккаунтов)  американцы первыми начали борьбу с коррупцией. У них, правда, есть лоббизм, который легализован, но с коррупцией борются также путем создания социальных сетей. И в этом контексте мы с обществом «Знание» России и с Ассоциацией юристов России создали социальную сеть, которая называется «ВзяткеНЕТ».  И там огромное количество материала – и теоретического, и онлайнового, и фактического материала по всем практически вопросам.

У нас коррупция на федеральном уровне, на региональном, на местном, есть на коммунальном уровне. Госзакупки, ЖКХ и так далее. Особая тема – это врачи, это сотрудники ГИБДД и так далее. Зарегистрировавшись в социальной сети, вы получаете возможность сообщать о коррупционных проявлениях, и у нас есть лица, уполномоченные не только отслеживать коррупциогенные компоненты, но и реагировать на них.

Повторяю, что это информация внутри сети, сеть защищенная. Это не какой-то, извините, вариант «Facebook» или иных «социалок», а это доверенная среда, все данные в ней будут идентифицированы, к примеру,  по номеру мобильного телефона… Сейчас появился у нас интересный, в том числе, блог, аналитика – «Будущее без коррупции». Люди высказывают предложения, ведь социальная сеть – это краудсорсинг, это приучение идей, знаний, мыслей о продвижении к тому светлому, к чему мы стремимся все. И то, что президент нас в послании призывал сделать. Мы взаимодействуем с органами – Следственный комитет, Форум сотрудников МВД, отслеживаем, что важного публикуется у них, о чем рассказывает горячая линия «Борьба с коррупцией», и так далее.

Но в нашем проекте возможно и самовыразиться. Например, создать личный топик с «криком души» или о «хождении по мукам». Афоризмы о взятке – у нас есть и такой блог, где даже был конкурс, и победитель этого конкурса изрек: «Взятка – это мина замедленного действия для самоподрыва государственной власти».

Мы – за будущее без коррупции. И молодежь – это будущее, она уже сегодня воспитывается в антикоррупционном контексте, предлагает очень смелые идеи в этом плане.

18.10.2017

Анатолий Смирнов

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • "... Возможно, по примеру военкоматов, электронные коммуникации пора внедрять и в судебной системе, и в в деятельности следствия. Компьютеру бессмысленно предлагать взятку для «кормления», сверх 220-ти вольт он ничего не требует. Устранит ли это коррупционные риски? Какими еще способами можно отучить чиновника «брать»?"

    Так и должно быть. Только через электронные коммуникации подавать все заявления, апелляции и решения суда получать... Я до сих пор не могу узнать готово решение или нет в Мещанском суде. На их сайте вообще ничего не возможно найти.
    Написал Гроссман Сара (Сара Гроссман) 02.11.2017 10:36
  • Существуют здравые антикоррупционые предложения, речь идет об изменении системы таким образом, чтобы у чиновника не получилось вымогать или брать взятку. Хватит воспитывать чиновника, хороводы с ним водить,  рассказывая, как это плохо – брать взятки, увеличивать штраф за взятку – куда его еще увеличивать, это стократный размер взятки. Даже если пожизненное заключение мы введем, все равно люди будут продолжать взятки брать, и коррупция никаким образом не будет искоренима. Снизить можно, конечно, уровень коррупции, но искоренить совершенно, полностью нельзя.

    Искоренить можно тогда, когда ты меняешь систему так, чтобы коррупция была просто невозможна. То есть когда, допустим, тот же чиновник отделен от заявителя, и заявителю непонятно, кому он должен деньги давать. Компьютеру, что ли? Компьютеру больше 220 вольт не надо, какие документы в него вложил, такие и вложил.
     

    На мой взгляд, наибольший интерес представляет как раз озаботиться тем, чтобы поручить разработать такую систему нашим ученым. А может быть, даже внести в национальный план по борьбе с коррупцией, который существует в Российской Федерации, какое-то финансирование, для того чтобы товарищи ученые продумали систему именно таким образом, чтобы при ней значительно был снижен риск получения взяток.
     

    Или, к примеру, взять историю с судами. Судебному представителю взыскивают две копейки какие-то,  вместо 120 – 60 тысяч. А расходы на представителя взыскиваются, как написано в кодексе, в разумных пределах. Вот этот самый разумный предел формирует судья на основе своего внутреннего  убеждения, и обычно он у него ограничивается его зарплатой. Или, может быть, какой-то частью его зарплаты. И судье совершенно неинтересно, что рыночная цена той же работы судьи несколько отличается от реальной судейской зарплаты.
     

    Так вот, допустим, принять опыт зарубежных стран, Великобритании или того же Кипра, когда судья назначает сумму, которую нужно положить на депозит суда, для того чтобы гарантировать возврат представителю. Чего этим добивается судья? Во-первых, когда спорящие стороны используют легальный способ, они не к решалам идут и не платят им деньги, потому что решала заберет деньги, если результат будет, то деньги не вернутся по-любому. Соответственно, для того же предпринимателя, идущего в суд, нет никакого смысла платить деньги адвокату, потому что суд взыщет всего 1% от его затрат.  Если даже решение будет в пользу этого предпринимателя, то расходы на представителя не будут ему компенсированы. А вот в Великобритании будут компенсированы за счет проигравшей стороны. И поэтому предпринимателю выгоднее нанимать адвоката, нежели идти к решалам. Эту простую конструкцию не воспринимают наши законодатели на сегодняшний день.
     

    По этому поводу Александр Хуруджи, омбудсмен по вопросам предпринимателей, говорит: это значительно ограничивает возможности истцов. Например, это обманутые дольщики, которые и так без копейки остались. И подать в суд, получается, не может, потому что денег нет, нечего на депозит этот положить. Я могу оппонировать господину Хуруджи. Во-первых, когда дольщиков много, по копеечке они могут и сброситься. Во-вторых, сейчас уже есть компании, которые  могут профинансировать судебный иск дольщиков, в том числе и положить деньги на депозит суда. Я скажу,  что необоснованных исков тогда будет меньше, и судебная система тогда разгрузится таким образом, с одной стороны.
     

    С другой стороны, не забывайте, тому же самому застройщику тоже придется раскошелиться на депозит и подумать еще сто раз – а может быть, не имеет смысла судиться с дольщиком? Потому что я реально проводил несколько процессов за рубежом, на том же Кипре: после небезызвестного кризиса пошли с клиентами в суд, иск на миллион долларов, и судья говорит: «Вот, пожалуйста, 70 тысяч долларов положите на депозит». Тут любая сторона задумается:  а может быть, как-то по-другому решить эту историю? И меня спрашивают: а почему у нас нельзя так же сделать? Потому что коррупция настолько глубоко залезла во все сферы нашей жизни, что ты будешь обращаться с хорошей идеей: «А давайте-ка мы сделаем вот так против коррупции», – но ты будешь обращаться к тому же чиновнику, который никогда в жизни этот сук, на котором он сидит, рубить не будет. Вот основная проблема, что она очень такая серьезная, всеобъемлющая, и сложное явление.

     

    Конечно, тут нужна политическая воля высшего руководства, что оно сейчас и делает – нужно принимать системные меры, а не просто рубить головы, тем самым позволяя коррупции еще больше распространяться. По одной простой причине, как только много голов отрубишь, как той гидре, на место «отрубленной головы» приходит новый чиновник, и он тоже денег рассчитывает на этой должности поднакопить. А поймают, не поймают – вопрос второй. Вот это еще одна проблема. Поэтому ужесточением наказания ее не решить, а можно только системным образом.

     

     


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 23.10.2017 13:36
  • Что влияет на снижение коррупционных рисков? С одной стороны, это государственная, муниципальная служба, то есть требования и запреты, и обязательства, которые предъявляются к данной группе, представители  которой потенциально являются носителями данных рисков. Вторая сторона – это меры, применимые в сфере бизнеса, когда ему приходится решать какие-то вопросы, связанные с получением услуг, разрешений и так далее.

    Что касается государственной и муниципальной службы, то здесь уже заметны последовательные шаги. Мы с вами знаем, что принимается национальный план, есть стратегия противодействия коррупции, и те меры, которые сейчас вводятся на государственной и муниципальной службе, фактически обеспечивают возможность тотального контроля чиновника и его ответственности за свои действия. На мой взгляд, это можно положительно оценить.

    Что касается бизнеса, здесь как раз,  я думаю, нужен  определенного рода прорыв. Чтобы бизнес был стимулирован к введению антикоррупционного комплаенса, то есть системы внутреннего контроля противодействия коррупции, как сделано за рубежом. Пока у нас это только в зачаточном виде и без стимулирования. Есть в законе «О противодействии коррупции»  статья об ответственности организаций, в том числе и коммерческих, но стимула к тому, чтобы тратить свои собственные деньги на выполнение этих требований, нет. За рубежом он существует, в частности, если юридическое лицо совершает правонарушение, оно вступает в стройную систему противодействия коррупции. Это и функционал, и различного рода информационные технологии, и они действуют, так что суд может назначить штраф в два раза меньше, либо вообще освободить от ответственности.

    И в нашем отделе сейчас разрабатывается идея введения антикоррупционной информационной системы для малого и среднего бизнеса, который не может сам за свои же деньги наладить систему противодействия коррупции, а она возможна на такой единой платформе. Это такая, скажем, информационная система противодействия коррупции, которая помогла бы в целом всем участникам малого и среднего бизнеса.

    Бесспорно, тендеры, то есть государственные закупки – это отдельная высокорисковая среда. Мы с коллегами по институту, у нас в отделе, мы постоянно пытаемся внедрение данных мер каким-то образом развивать.
    Но, к сожалению, сам институт государственных закупок – с одной стороны, он необходим, но его ущербность – высокие  коррупционные риски – требуют  уже специального рассмотрения.

     




    Дальше...
    Написал Трунцевский Юрий (Юрий Трунцевский) 18.10.2017 17:43
  • Как гражданам правильно сообщать о фактах коррупции? Вопрос очень актуальный. Я бы напомнил, что с появлением в мире социальных сетей (а им в целом уже 20 лет, сегодня уже почти 3 миллиарда аккаунтов)  американцы первыми начали борьбу с коррупцией. У них, правда, есть лоббизм, который легализован, но с коррупцией борются также путем создания социальных сетей. И в этом контексте мы с обществом «Знание» России и с Ассоциацией юристов России создали социальную сеть, которая называется «ВзяткеНЕТ».  И там огромное количество материала – и теоретического, и онлайнового, и фактического материала по всем практически вопросам.

    У нас коррупция на федеральном уровне, на региональном, на местном, есть на коммунальном уровне. Госзакупки, ЖКХ и так далее. Особая тема – это врачи, это сотрудники ГИБДД и так далее. Зарегистрировавшись в социальной сети, вы получаете возможность сообщать о коррупционных проявлениях, и у нас есть лица, уполномоченные не только отслеживать коррупциогенные компоненты, но и реагировать на них.

    Повторяю, что это информация внутри сети, сеть защищенная. Это не какой-то, извините, вариант «Facebook» или иных «социалок», а это доверенная среда, все данные в ней будут идентифицированы, к примеру,  по номеру мобильного телефона… Сейчас появился у нас интересный, в том числе, блог, аналитика – «Будущее без коррупции». Люди высказывают предложения, ведь социальная сеть – это краудсорсинг, это приучение идей, знаний, мыслей о продвижении к тому светлому, к чему мы стремимся все. И то, что президент нас в послании призывал сделать. Мы взаимодействуем с органами – Следственный комитет, Форум сотрудников МВД, отслеживаем, что важного публикуется у них, о чем рассказывает горячая линия «Борьба с коррупцией», и так далее.

    Но в нашем проекте возможно и самовыразиться. Например, создать личный топик с «криком души» или о «хождении по мукам». Афоризмы о взятке – у нас есть и такой блог, где даже был конкурс, и победитель этого конкурса изрек: «Взятка – это мина замедленного действия для самоподрыва государственной власти».

    Мы – за будущее без коррупции. И молодежь – это будущее, она уже сегодня воспитывается в антикоррупционном контексте, предлагает очень смелые идеи в этом плане.


    Дальше...
    Написал Смирнов Анатолий (Анатолий Смирнов) 18.10.2017 17:17
  • Я присутствовал недавно в Астане, местное руководство «Атамекен» – это такая ассоциация - «Деловая Россия» и «Опора России» - вместе взятые, только в Казахстане, запустило в ряде регионов совместно с прокуратурой фактически электронный документооборот, электронное правосудие. У них прописывается в законодательстве пилотная апробация, и такие технологии в мире существуют. У нас пока это какая-то сложная, недостижимая мечта для всех.

    По большому счету, проблемой человеческого фактора деле снижения коррупционных рисков по-прежнему остается формулировка в Уголовно-процессуальном кодексе. Речь идет о том, что и следователь, и прокурор, и суд руководствуются при принятии решения законом и внутренним убеждением. Вот если закон мы с вами можем прочесть, что там написано черным по белому, и можем понять одинаково одно и то же слово, то внутреннее убеждение – порой тайна за семью печатями, потому что они у каждого из нас разные. Размытость  формулировки снижает возможность внедрения автоматизации в правоприменительной практике и очень серьезно осложняет жизнь юристам и особенно предпринимателям, которые сидят у нас в тюрьмах – не те, кто виноват, а те, кто не смогли по факту себя защитить.

    Вот поди и пойми внутренние убеждения судей... Я такое часто вижу, действительно. С момента моего незаконного ареста (я сам подвергался преследованию) пропало с моего предприятия 1,5 миллиарда рублей, мне до сих пор никто ничего не компенсировал, в том числе и те деньги, которые были арестованы на счете в «Сбербанке» – до сих пор их не нашли. А ведь они на этапе следствия конфискованы были.

    По закону после того, как тебя оправдали, тебе должны все вернуть, все, что арестовано было. Я говорю: «Верните мне назад, вот акты и все остальное». Никто ничего не возвращает, и все разводят руками, делают вид,  что так и должно быть. Это обычная практика, к сожалению, – практика тотальной безнаказанности.

    Один бизнесмен в Тульской области провел за решеткой полтора года, и потом признали, что он невиновен. Он сказал: «А где моя лесопилка?» Ему в ответ: «Как, ты не рад, что ты на свободе, что ли?»

    К слову, на Украине как раз на днях вступили в силу поправки в законодательство, связанное с судебными процессуальными нормами. И там, если ты подаешь на кого-то в суд, и это очевидно повлечет у него определенные издержки, связанные с защитой, с представлением интересов, то ты должен сразу оплатить эти возможные издержки, если ты проиграешь.

    Мы понимаем, что это ограничивающий параметр. Допустим, к примеру, вы пострадавший дольщик, все деньги ушли на долевое участие. Вы решили подать иск, заставить фирму выполнить свои обязательства, а у вас денег нет не то, что бывает, на адвоката, а просто на жизнь. Поэтому такие ограничения у нас в России как минимум не пройдут, я думаю, что и на Украине будет не лучше. Насколько это корректно, большой вопрос. В практике мировой эти издержки в случае, если правота истца будет доказана, взыскиваются только после того, как вступит в силу вынесенное законное решение.

     


    Дальше...
    Написал Хуруджи Александр (Александр Хуруджи) 17.10.2017 17:38
  • Слабо представляю, как IT-технологии могут снизить заинтересованность судей. Это очень замкнутая каста, и даже "электронная рулетка" распределения дел - не панацея, имхо.
    Но вот несколько мыслей по поводу того же сайта "госуслуги".
    Во-первых, исключена вероятность отказа в приеме заявления под надуманными предлогами.
    Во-вторых, отсутствие очереди как таковой. Нет - время ожидания оказания услуги есть, но нет возможности у чиновника кого-то отодвинуть, а кого-то пропустить пораньше.
    В-третьих, практически невозможно "потерять" заявление (обращение).
    В-четвертых, чиновник лишен возможности требовать справки, которые или не нужны вообще, или могут быть получены из иных государственных баз данных.
    Да что говорить - уже, вероятно, большинство с этим столкнулось, и лично я не встречал тех, кто бы остался недоволен (ну, за исключением единиц, абсолютно неприспособленных к работе с электронными приборами).
    Поэтому расширение спектра применения этих самых технологий в сфере госуправления и т.п. - вещь абсолютно положительная. Как с точки зрения удобства пользования, так и в плане профилактики коррупции.
    Написал Необязательно Игорь (Vesh-a-Too) 04.10.2017 16:12
  • Анатолий Смирнов Анатолий Смирнов

    профессор МГИМО, член экспертного совета Комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы, автор проекта «ВзяткеНЕТ».

    Эксперт