Систему безопасности дорожного движения необходимо кардинально реформировать

Проблема бесконтрольности каршеринга существует, но я боюсь в случае принятия законодательных инициатив прямого директивного вмешательства в эту новую сферу деятельности. Такая услуга, на мой взгляд, необходима, отношения агрегатор-пользователь-государство надо развивать и совершенствовать, но делать это аккуратно и осторожно. С учётом того, что это сфера гражданско-правовых отношений: один субъект предоставляет имущество, другой берёт его во временное пользование.

Единственный важный аспект: взявший в аренду имущество должен не просто использовать его по целевому назначению, но и с соблюдением определённых правил. Вот здесь и возникает определённая проблема. Можно и нужно информировать компании-операторы о поведении потенциальных водителей, а решение о том, предоставлять ли им услугу, они должны принимать сами.

Государство не должно вмешиваться напрямую в эти отношения, но имеет полное право контролировать. В первую очередь это касается деятельности автоинспекции. Сейчас инспекторов на дорогах заменили видеокамеры, но это не выход. Дорожно-патрульную службу надо реформировать, приспосабливать к современным условиям, делать мобильной. Настроенной не столько на собирание денег, сколько на предупреждение и пресечение правонарушений. Но это только часть глобальной проблемы безопасности дорожного движения, она нуждается в кардинальном реформировании. 

28.06.2019

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • К двум российским бедам: дураки и дороги добавилась третья: каршеринг. Уже давно пора понять, что в случае с западными инициативами действие «CtrlC - CtrlV» не работает. Тамошние водители безупречно законопослушны ровно настолько, насколько тамошняя дорожная полиция к ним сурова и беспощадна, а наказание неотвратимо. В российском варианте получилось: «запрягай, поехали, однова живём!» Только наши эксперты хотели победно обсудить преимущества нового сервиса, как случились такие страшные ДТП на Невском и Кутузовском, что пришлось разворачивать дискурс в другую сторону. А полиция объявила охоту на каршеринговые авто и даже вынесла аварии с ними в отдельную статистику. Только за четыре месяца зарегистрировано 132 ДТП с каршеринговыми авто, четыре человека погибли, 169 ранены, задержаны 23 преступника.

    Долго запрягаем

    Как отметила в эфире радиоверсии «ЗАКОНИИ» Президент экспертного центра «Движение без опасности» Наталья Агре: «Много людей получают права на управление транспортным средством, но не могут приобрести автомобиль. У них нет часов наезда и опыта. Кроме вождения в нетрезвом виде, покупки подложных аккаунтов, мы неоднократно слышим об использовании данных автомобилей для закладок наркотических средств и так далее». Дешевизна и бесконтрольность каршеринга притягивает не только ответственных водителей, но и маргиналов. А проблема в том, что такие инновационные проекты развиваются намного быстрее, чем законодательство. Наши эксперты озвучили различные предложения: от установки алкозамков, обязательной верификации с правом полиции проверять аккаунты до необходимости в корне изменить всю систему безопасности дорожного движения, вернуть ГИБДД на дороги, как предлагает Глава Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. С последним соглашусь: можно, конечно, разработать меры по борьбе с нарушителями, но лучше не создавать условия для таких нарушений.

    Идиотентест

    Вернёмся к европейскому опыту. Для водителя-немца нет хуже наказания, чем медицинско-психологическая экспертиза. В просторечии «идиотентест». На него обычно отправляют после того, как полиция зафиксировала нарушение и, чаще всего, временно лишила прав. Немцы считают, что если ты совершаешь одну и ту же ошибку, то тебе явно нужна экспертиза. Без неё права не отдадут. Она может длиться год и стоить больших денег. Задаются каверзные вопросы, типа: «На поле стоят папа-бык, мама-бык и ребёнок-бык. К кому пойдёт ребёнок-бык, чтобы напиться молока?» (Правильный ответ: «мамы-быка не бывает»). Один неправильный ответ – пересдача. Читал про русских ребят, живущих в Германии, которые выпили, сели за руль и улетели в кювет. Одна бутылка водки и две бутылки пива обошлись им в справку о судимости, годовом лишении прав и 11 200 евро, из которых 1700 были потрачены на подготовку и прохождение теста на идиотизм. Говорят, что больше не пьют вообще. Вот когда западная психология в результате кардинальной смены системы безопасности на дорогах и отношения к этому общества приживётся и у нас, вот тогда и надо внедрять западные технологии. А пока им нечего делать на наших дорогах. Иначе мы так и будем наблюдать, как одна беда рулит другой, убивая ни в чем не повинных людей. 


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 28.06.2019 16:30
  • Сервисом краткосрочной аренды автомобилей как автомобилист я не пользуюсь. Если не совершаю поездки на своём автомобиле, то беру такси. И моё предложение в отношении каршеринга значительно жёстче, чем предложения оснастить автомобили сервиса алкозамками – прекратить эту услугу за ненадобностью. Ведь не зря полицейские вынесли статистику ДТП с участием каршеринга отдельной строкой.

    Можно, конечно, разработать меры по борьбе с нарушителями – водителями сервиса, но лучше не создавать условия для таких нарушений. Его дешевизна и бесконтрольность  притягивает не столько ответственных водителей, но и маргиналов. Так ведь можно дойти до идеи бороться с наркоманами, а не с торговцами наркотиков. Да, каршеринг пришёл к нам из западных стран, мы скопировали эту услугу, она удобна и перспективна. Но на Западе есть и практика свободной продажи наркотиков, легализации проституции. Может, когда общество будет к этому готово, имеет смысл и у нас это легализовать, но уж точно не сейчас. То же можно сказать и о распространении услуги, не отвечающей и не обеспечивающей требований безопасности.

    Мы все ведь можем пострадать от человека, который украл телефон, зарегистрировал или купил подложный аккаунт, не имеет водительских прав. И люди страдают, судя по данным той же статистики ГИБДД. По своему опыту скажу, что я уже забыл, когда в последний раз видел личный автомобиль, который ехал бы по газонам. Но сейчас водители каршеринговых автомобилей делают это сплошь и рядом, будто для них правила дорожного движения не писаны. Из чего я делаю вывод, что им всё равно, что их могут оштрафовать  - они знают, что штраф их не найдёт. Значит, они ездят на данных другого аккаунта: моего, вашего, любого другого. А я не хочу, чтобы это происходило.

    Как адвокат я понимаю, опасность других мошеннических и преступных схем с использованием каршеринга. Помните, у Голунова оказались наркотики, хотя он утверждал, что их быть не могло? Представьте, что этот каршеринг используют поставщики наркотиков. Вы садитесь на сидение, а там кокаин рассыпан. Через 200 метров вас останавливают сотрудники Наркоконтроля. И докажите им, что это не ваш кокаин. А если там наркозакладка под сидением? Один положил, другой через время должен был её забрать. А вы сели в этот временной промежуток в авто, и вас вдруг после проверки задержали и вам грозит до 15 лет тюрьмы. Тоже тогда будете говорить, что каршеринг хороший?

    Если же пойти по пути предлагаемых установок различных контролирующих приборов – алкозамка, сканирования сетчатки глаза, отпечатков пальцев, камер видеонаблюдения, это приведёт к удорожанию услуги. Ею мало кто будет пользоваться, кроме тех, кто будет брать «покататься» А я не хочу, чтобы они просто катались. Автомобиль – это средство передвижения повышенной опасности.
    Что касается тех, кто сейчас практически в открытую торгует аккаунтами в Интернете,  то в уголовном законодательстве есть такое понятие, как оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности с санкциями от штрафа до реального тюремного срока. Но судя по тому, что эта торговля процветает, значит, либо штрафы небольшие,  либо их не очень боятся. 


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 28.06.2019 13:36
  • Виктор Похмелкин Виктор Похмелкин

    сопредседатель партии «Либеральная Россия», председатель Движения автомобилистов России

    депутат Госдумы РФ I—IV созывов

    Эксперт