ПЕРМСКИЙ ЗАХВАТ

Пермский предприниматель купил франшизу у структур «Газпромнефти» и в итоге потерял свободу, предприятие, деньги. Он утверждает, что стал жертвой целенаправленного захвата бизнеса и поэтому его отправили в тюрьму. Даже если, как считает следствие, это не так и речь идет о согласованном поглощении, то почему в результате поглощающая сторона получила чужой доходный бизнес по цене в пять раз ниже рыночной, компенсацию якобы хищений в двойном объеме, а поглощаемая – полный крах и уголовный срок? При этом гособвинение сажать бизнесмена не просило, реальный срок – инициатива лично судьи в интересах потерпевших. О перипетиях этой истории – в журналистском расследовании ЭСМИ «ЗАКОНИЯ».

«Над моим супругом Тихоновцем Николаем Васильевичем 01 июля 2021 года в Пермском краевом суде состоялось не правосудие, а расправа», – написала Ксения Тихоновец в своем обращении к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой и Уполномоченному по правам ребенка в РФ Анне Кузнецовой с просьбой о защите попранных прав ее супруга и троих несовершеннолетних детей. Письмо с рассказом о несправедливости в отношении ее мужа Ксения отправила и на почту ЭСМИ «ЗАКОНИЯ». Она написала, что сначала у мужа Николая Тихоновца, бывшего владельца сети заправочных станций «Феникс Петролеум» и ООО «Муллинская нефтебаза», отобрали бизнес, упрятав его в тюрьму, тем самым лишив семью кормильца, а теперь решением суда могут отобрать и дом в Подмосковье, где проживает их семья с тремя несовершеннолетними детьми. При этом прокуратура о такой мере не просила.

Сесть! – суд сказал

Уголовное дело в отношении бизнесмена возбудили в 2018 году по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), но потом переквалифицировали в ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата в особо крупном размере). По версии следствия, компании Тихоновца задолжали ООО «Газпромнефть–Региональные продажи» около 250 млн рублей, из-за чего последнему пришлось отзывать разрешение на отгрузку топлива, хранящегося на нефтебазе. Однако Тихоновец продолжал продавать нефтепродукты на своих АЗС, а вырученными деньгами распорядился по своему усмотрению. Ущерб, как утверждают в структуре «Газпромнефти», составил 243 млн рублей.
В колонию на три года пермского бизнесмена отправила апелляция – Пермский краевой суд по обвинению в хищении нефтепродуктов у «Газпромнефть–Региональные продажи». Первая инстанция приговорила его к аналогичному условному сроку. С этим решением не согласились обе стороны: и Тихоновец, который утверждает, что невиновен, а дело – заказное, инициированное с целью захвата его бизнеса, и ООО «Газпромнефть–РП», которое утверждает, что Тихоновец присвоил примерно 6 тыс. тонн топлива на указанную сумму, а приговор – слишком мягкий. 

Вход на рынок

Николай Тихоновец выстраивал свой бизнес 15 лет и в итоге создал сеть АЗС «Феникс Петролеум», занявшую большой сегмент рынка. В группу компаний входила и нефтебаза. Надо сказать, что Пермский край долгое время был, так сказать, «вотчиной» Лукойла. ПАО «Газпромнефть» такое положение на рынке не устраивало, и в 2011 году на Николая Тихоновца вышли представители «Газпромнефти» с предложением о покупке активов ГК «Феникс Петролеум» с тем, чтобы с этой площадки закрепиться и расширить свое присутствие в крае.
В 2014 году между ООО «Газпромнефть–Центр» и ООО «Оператор» (входит в ГК «Феникс Петролеум») был заключен договор коммерческой концессии (ДКК) сроком на 3 года, с возможностью выкупа всей сети АЗС у ГК «Феникс Петролеум». Активы компаний были оценены в 1,8 млрд рублей. Во всей этой истории входа на пермский рынок через поглощение со стороны «Газпромнефти» были задействованы: ООО «Газпромнефть–центр» (генеральный директор О.В. Кузменков) и ООО «Газпромнефть–Региональные продажи» (генеральный директор В.А. Ледовских). Обе компании входят в состав Дирекции региональных продаж «Газпромнефть», возглавляемой А.В. Крыловым. На этом этапе все абсолютно честно и понятно – налицо поглощение через франшизу. Но уже после заключения договора случился первый настораживающий «финт» со стороны старшего партнера. 

Ф.№1: Кабала

С самого начала представители «Газпромнефть» заявили: хотите работать под нашей престижной маркой – вложитесь. АЗС, уходящие под франшизу (часть заправок осталась под маркой «Феникс Петролеум») должны быть переоборудованы под высокие стандарты «Газпромнефти». Высокие стандарты или, иначе, ребрендинг, обошлись Тихоновцу в 610 млн. рублей. Когда дело было сделано, в июне 2016 года партнеры в лице генерального директора ООО «Гапромнефть–Региональные продажи» Ледовских и его зама потребовали от ГК «Феникс петролеум» заключить договор о поставке топлива для АЗС у их компании по цене выше той, которую раньше «Феникс Петролеум» платил Лукойлу, в противном случае ДКК будет расторгнут.
Антимонопольное законодательство при данном предложении, очевидно, даже не рассматривалось. На этом этапе для Тихоновца пути назад уже не было – обратный ребрендинг поставил бы группу компаний на грань выживания. Договор под залог имущества ООО «Муллинская нефтебаза», оцененного в 712 млн. рублей, был подписан, залог передан «Газпромнефти», а также определен лимит поставок нефтепродуктов на сумму 490 млн рублей.
Кабальные условия вкупе с волокитой, долгими сроками рассмотрения и согласования в структурах «Газпромнефти» сначала вывели прибыль обескровленной ребрендингом и завышенными ценами на нефтепродукты «Феникс Петролеум» в «ноль», а потом и вовсе привели к валу неплатежей. Ежемесячно компания несла убытки до 20 млн рублей. К марту 2018 года накопленный убыток составил более 200 млн рублей.
В январе того же года для урегулирования ситуации в Пермь прибыли представители ООО «Газпромнефть–Центр». Договорились, что компания берет АЗС по франшизе в аренду с последующим выкупом (спойлер – на тот момент нет). Представители собрали персонал (280 человек) и пообещали, что все сотрудники перейдут переводом в структуру «Газпромнефти». Тоже слукавили. А ведь подпиши ООО «Газпромнефть–Центр» соответствующие документы, ситуацию можно было спокойно разрешить. Вместо этого был продемонстрирован финт № 2.

Ф.№2: Карта

Уже в марте 2018 года ООО «Газпронефть–центр» отключил АЗС от АСУ «Мобильная карта» – комплекса, который обеспечивает автоматизацию АЗС по многим аспектам, например, контроль учета движения нефтепродуктов, мониторинг работы АЗК, применение безналичных платежей, учет сопутствующего производства (фаст-фуд), продажа прочих товаров. Причем отключил не только те 15, которые входили в франшизу, но и работающие под брендом «Феникс Петролеум».
Результат: банкротство ГК «Феникс Петролеум» и увольнение 280 сотрудников. В течение двух лет АЗС были закрыты – автовладельцы не могли на них заправляться. Простаивала и нефтебаза. Тихоновец из своих средств все это время был вынужден оплачивать работу охраны: останься такие пожароопасные объекты без присмотра – беды было бы не миновать. Будущих новых собственников, судя по всему, эти вопросы вообще не интересовали.
И на этом этапе сделку можно было бы спасти: произошел серьезный кризис, но не крах. Ведь взаимные задолженности сторон подлежали учету при продаже активов. То есть сумма, подлежащая уплате Тихоновцу за передаваемую сеть АЗС и нефтебазу, могла быть уменьшена на размер задолженности. Об этом говорится и в письме заместителя генерального директора ООО «Газпромнефть–Центр» М.В. Абрамовой. Но, как показали дальнейшие события, выход эта сторона искала в другом направлении.

Ф.№3: Лимит

ООО «Газпромнефть-Региональные продажи» не признало 243 млн рублей как стоимость поставленных нефтепродуктов, так они превышали тот самый лимит задолженности в договоре поставки. Он, напомним, составлял 490 млн рублей, а компания «Феникс Петролеум» (покупатель топлива) имела задолженность всего 314 млн рублей. В арбитраже спор хозяйствующих субъектов заключался в главной заковыке: считать спорный объем нефтепродуктов проданным или нет. При этом обе стороны прекрасно осознавали, что все поставленные нефтепродукты продавались на АЗС под брендом «Газпромнефть» по обычной схеме. Тихоновец не раз просил партнеров о надлежащем оформлении спорных нефтепродуктов. Ответа не дождался. И в результате формальное (программное) ограничение лимита поставки, которое не давало оформить нефтепродукты в качестве проданных, сделало их «растраченными», хотя в отчетах о движении ТМЦ фактически нефтепродукты на спорную сумму 243 млн рублей были признаны переданными по договору поставки.

Уголовное рассмотрение хозяйственного спора

В настоящий момент спор о взыскании убытков уже разрешен Арбитражным судом Пермского края, убытки в пользу «Газпромнефти» в полной мере взысканы с ГК «Феникс Петролеум». На чем же тогда основывается уголовное преследование? Как оказалось, на малости.
Вся история взаимоотношений сторон данной истории – это совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных договоров между предприятиями группы «Феникс Петролеум» и группы дочерних предприятий ПАО «Газпромнефть». Первые направляли заявки в ООО «Газпромнефть–Региональные продажи» на необходимый для бесперебойной работы объем нефтепродуктов, те их поставляли на Муллинскую нефтебазу, откуда они развозились на АЗС. «Газпромнефть–Центр» контролировал в постоянном режиме процесс реализации нефтепродуктов через установленное на АЗС программное обеспечение «Мобильная карта». При этом АЗС, напомним, работали под брендом «Газпромнефть».

Ф.№4: Выборка

Из этой всей структуры взаимоотношений и договоров, цель которых была реализация, а не хранение, был извлечен на суд только договор хранения, который сам по себе не имеет абсолютно никакого смысла без всей совокупности договоренностей. Плата за хранение, оплачиваемая нефтебазе «Газпромнефтью», входила в состав цены топлива, которую оплачивал Тихоновец: получив деньги за хранение, он тут же возвращал их в составе платы за нефтепродукты. Но упомянутые ранее лимиты не позволили признать спорные нефтепродукты проданными, и они квалифицировались как «похищенные». То есть, если бы Тихоновец оплатил ранее проданные объемы, освободившийся лимит поставки автоматически позволил бы оформить спорные нефтепродукты в качестве проданных. Если бы.
Еще один немаловажный момент: на спорные нефтепродукты, которые «Газпромнефть–Региональные продажи» считает похищенными, ими были выписаны накладная и счет-фактура. А через неделю, когда топливо было уже продано на АЗС, «Газпромнефть–РП» направило письмо об отзыве счета-фактуры и накладной. В ходе судебного разбирательства представитель компании подтвердил этот факт. Таким образом по их бухгалтерским документам реализация нефтепродуктов не прошла, а по документам «Феникс Петролеум» топливо взялось ниоткуда. Не отзови «Газпромнефть-РП» документы, им бы пришлось платить НДС, но при таком развороте дел НДС в размере около 20 млн рублей был начислен «Феникс Петролеум». Компания на тот момент была не только обескровлена, но и фактически раздавлена валом неплатежей, спровоцированных лимитами. Разумеется, налоговая обратилась с заявлением о банкротстве. «Газпромнефть» уже от себя добавило уголовное преследование. 
Весь бизнес Николая Тихоновца уничтожен. Подведем предварительные итоги и для стороны потерпевших. В их случае произошло маленькое «экономическое чудо», и это самый главный финт этой истории.

Ф.№5: Профит 

ООО «Газпромнефть–Региональные продажи» взыскало сумму убытков с ООО «Муллинская нефтебаза» согласно определению Арбитражного суда Пермского края в 2018 году. Эта же структура получила в собственность в 2020 году и нефтебазу, стоившую 498 млн рублей по цене 104 млн руб. (с выгодой в 394 млн рублей) и сеть АЗС по цене менее 300 млн рублей. Все это имущество, ранее принадлежавшее Николаю Тихоновцу, оценивалось применительно к готовящейся сделке в 2 млрд 150 млн рублей. Структуры «Газпромнефти» приобрели его за 472 млн рублей – в пять раз дешевле. Добавляем к этому обязанность Тихоновца по суду еще возместить ООО «Газпромнефть–Региональные продажи» долг в 243 млн рублей. И еще отдать дом в Подмосковье.
После рассмотрения всех перечисленных обстоятельств дела судья Пермского краевого суда Анна Суетина решила, что Николай Тихоновец незаслуженно получил условный срок, он должен сесть на три года. Притом, что, как уже было сказано, гособвинение не просило ни изменять срок с условного на реальный, ни отбирать дом. На этом настаивает пострадавшая сторона – компания с мировым именем и огромными финансовыми активами. Поразительное рвение судьи! Однако, если нам не врет ст. 297 УПК РФ, суд должен руководствоваться в своих решениях принципами законности, обоснованности и справедливости. В данном случае, с трудом верится, что судья в пермской апелляции руководствовалась лишь принципом справедливости воздаяния за преступление.
К сожалению, историй как у Николая Тихоновца, когда суды отправляют бизнесменов за решетку по, мягко говоря, слабым основаниям – сплошь и рядом. На днях, к слову, случилось знаковое событие – предприниматель обратился в СКР с заявлением о привлечении к уголовной ответственности бывшей судьи Басманного райсуда.  Вынесенный ею, а затем отмененный бизнесмену приговор, Мосгорсуд счел искажающим «саму суть правосудия». Событие знаковое потому, что доселе отправители правосудия считались неподсудными и неприкасаемыми. Даже если своими неправедными решениями калечили судьбы людей, подрывали веру в справедливость и правосудие. Для предпринимательского климата подобные решения также имеют самые негативные последствия.
Дело Николая Тихоновца, по нашим данным, будет рассматриваться в Седьмом кассационном суде. Редакция ЭСМИ «ЗАКОНИЯ» намерена отслеживать ход судебного разбирательства в рамках мониторинга правоприменения в соответствии с соглашением с Минюстом России и рассказать читателям о его итоге.

 


 

 

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Обсуждение

  • Пермский предприниматель купил франшизу у структур «Газпромнефти» и в итоге потерял свободу, предприятие, деньги. Он утверждает, что стал жертвой целенаправленного захвата бизнеса и поэтому его отправили в тюрьму. Даже если, как считает следствие, это не так и речь идет о согласованном поглощении, то почему в результате поглощающая сторона получила чужой доходный бизнес по цене в пять раз ниже рыночной, компенсацию якобы хищений в двойном объеме, а поглощаемая – полный крах и уголовный срок? При этом гособвинение сажать бизнесмена не просило, реальный срок – инициатива лично судьи в интересах потерпевших. О перипетиях этой истории – в журналистском расследовании ЭСМИ «ЗАКОНИЯ».
    Написал П. В. (аdmin) 26.07.2021 18:20

другие спецпроекты