11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА: АГЕНТ ЦРУ, КОТОРЫЙ СЛИШКОМ МНОГО ЗНАЛ

11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА: АГЕНТ ЦРУ, КОТОРЫЙ СЛИШКОМ МНОГО ЗНАЛ

В 2000 году Марк Россини, сотрудник ФБР, узнал из донесения о прибытии двух террористов в Соединенные Штаты. Он попытается предупредить об этом свое начальство. Напрасно.

События разворачиваются 5 января 2000 года. В четвертом подземном этаже штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли, расположенном в зеленом пригороде Вашингтона, в огромном зале 1W01 собрались десятки офицеров. Все работают на «Алек Стейшн», подразделение, которому поручено следить за «Аль-Каидой»1 и ликвидировать ее лидера – Усаму бен Ладена. Это единственное подразделение ЦРУ, работающее на территории Соединенных штатов. Оснащенное по последнему слову техники, «Алек Стейшн» представляет собой нечто вроде ЦРУ в самом ЦРУ. Рядом с агентами «Алек Стейшн» находятся представители других разведывательных агентств, в первую очередь – ФБР, которые являются связными со своими агентствами в вопросах и при осуществлении операций, за которые отвечает ЦРУ.

В 11:30 Марк Россини, глава агентов ФБР, прикомандированных к «Алек Стейшн», знакомится с Главным разведывательным докладом (CIR), подготовленным одним из его людей для сведения штаб-квартиры ФБР. В докладе сообщается о скором прибытии из Куала-Лумпура в Соединенные Штаты двух террористов из «Аль-Каиды». Они путешествуют с паспортами на собственные имена и имеют въездную визу в Соединенные штаты. Информация кажется ему важной, он одобряет ее передачу в ФБР. Но один из крупных руководителей ЦРУ блокирует ее отправку.

Два дня спустя Марк Россини требует объяснений у одного из руководителей «Алек Стейшн». Ответ: «Не ваше дело. Когда мы сочтем нужным уведомить ФБР, мы это сделаем». Что делать? Здесь уже речь идет не только о карьере. Если он предупредит Бюро, его бросят в тюрьму. «Меня бы судили за измену, – объясняет он. – Единственный способ официально передать информацию – это отправить CIR. Если бы я уведомил Бюро напрямую, это не имело бы значения. Я также убеждал себя, что, видимо, есть веская причина, почему эта информация не должна передаваться».

Смирившись, он подчиняется приказам ЦРУ. Об этом своем решении он будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Если бы ФБР провело расследование, то 11 сентября 2001 года, вероятно, не случилось бы никаких нападений. Два террориста, о которых сообщалось в докладе, являлись частью коммандос, которые направили рейс 77 авиакомпании American Airlines на Пентагон. Их звали Халид аль-Михдхар и Наваф аль-Хазми.

У агентов ФБР и ЦРУ разный менталитет, разная культура и даже разная логика. Первые обучены арестовывать подозреваемых, чтобы доставлять их в суды, вторые – манипулировать ими. Марк Россини уверен, что ФБР смогло бы добраться до других террористов и остановить атаки 11 сентября 2001 года. «Мы должны были отреагировать, следить за ними, – продолжает он. – И, если бы агенты ФБР сделали это, они бы поняли, что что-то происходит. Все террористы 11 сентября были в контакте друг с другом. Мы бы сумели их остановить без проблем. Почему ЦРУ заблокировало отправку CIR? – задается вопросом Марк Россини. – Это ключевой вопрос для разгадки тайны 11 сентября. Задача ЦРУ состояла в том, чтобы предупредить ФБР. Однако это сделано не было». Он полагает, что знает, почему Агентство не позволило ему предупредить ФБР о присутствии террористов «Аль-Каиды» на американской земле: «С помощью саудовских спецслужб ЦРУ, вероятно, собиралось вернуть одного из этих двух террористов, чтобы в дальнейшем использовать его как двойного агента. Но с "Аль-Каидой" это не работает». Можно задавать себе вопрос, не вели ли игру с ЦРУ Халид аль-Михдхар и Наваф аль-Хазми, притворяясь двойными агентами, чтобы лучше исполнить свою миссию. Это был бы не первый раз, когда ЦРУ становилось жертвой даже не двойных, а тройных агентов.
В тот самый январь 2000 года, когда Марк Россини безуспешно пытался предупредить ФБР, в Куала-Лумпуре агенты ЦРУ и Специального отделения (спецслужба Малайзии) следили за Халидом аль-Михдхаром и Навафом аль-Хазми, которые проживали в частном имении Hazel Evergreen Park, расположенном над полем для гольфа, спроектированным Джеком Никлаусом. Они участвуют в последней встрече, на которой обсуждается готовность к атакам 11 сентября. Все главные лица «Аль-Каиды» приехали, чтобы получить инструкции от руководителя операции – Халида Шейха Мохаммеда.

Прослушка
Сотрудники ЦРУ и Специального отделения фотографируют и снимают на пленку всех, кто входит в имение и выходит оттуда. Некоторые молодые люди встречаются в одном киберкафе, куда после их ухода тут же наведываются агенты Спецотделения, изымают жесткие диски и восстанавливают, куда они подключались. Малазийская полиция и агенты ЦРУ ставят на прослушку телефонную будку, находящуюся прямо перед резиденцией Hazel Evergreen Park: участники встречи используют ее для телефонных звонков.

Тем временем, в Лэнгли Марка Россини тщательно держат подальше от всего, что связано со встречей в Куала-Лумпуре. Ричард Бли, руководитель «Алек Стейшн», старается не упоминать об этом в своих внутренних отчетах TD (телеграфное распространение), доступных для сотен офицеров ЦРУ. Марк Россини: «Я очень волновался. Я знал, что два террориста приезжают в Соединенные штаты и что это будет вовсе не туристический визит. Я понял, что их поездка являлась частью атаки. Я задавался вопросом: что они здесь делают? Чего они хотят? Но поделать я ничего не мог».

С 11 сентября Марк Россини живет с мыслью, что он мог предотвратить атаки. «Это убивает меня каждый день моей жизни. Это драма для меня. Я должен был вмешаться. Мне следовало рискнуть быть осужденным за измену, но позвонить в ФБР».

Если бы Россини смог следить за Халидом аль-Михдхаром и Навафом аль-Хазми с момента их прибытия в Лос-Анджелес, он обнаружил бы вокруг них аномально высокое присутствие саудовских секретных агентов. Без помощи этих саудовских агентов два террориста никогда бы не смогли выполнить свою миссию: они не говорили по-английски, не знали американского общества и не умели пилотировать. Следуя за Аль-Михдхаром и Аль-Хазми, как рассказывает Марк Россини, он вышел на Омара аль-Байуми, агента Саудовской Аравии, который принял их и разместил у себя, что длилось в течение почти двух месяцев после их прибытия в Соединенные штаты. Омар аль-Байуми – человек министра обороны Саудовской Аравии, принца Султана. Россини мог бы спросить у Омара аль-Байуми, на что предназначались 70 000 долларов, незадолго до прибытия двух террористов, отправленные в Вашингтон посольством Саудовской Аравии. Он мог бы также поинтересоваться начальником Омара аль-Байуми – Фахадом аль-Тумайри, представителем Министерства по делам ислама при консульстве Саудовской Аравии, которое считаетсих палатахя «пятой колонной» на службе экстремистов.

Халид аль-Михдхар и Наваф аль-Хазми могли привести агента ФБР к Усаме Баснану, подозрительной фигуре, которая давно была связана с исламистскими кругами. Обратившись к архивам ФБР, он обнаружил бы, что его подозревают в работе на правительство или разведывательные службы Саудовской Аравии. Не только Россини, но и никто из других агентов ФБР так и не смогли допросить трех саудовских агентов: они нашли убежище в Саудовской Аравии после нападений 11 сентября.

След Халида аль-Михдхара и Навафа аль-Хазми привел бы Марка Россини к странному учителю английского языка – Абдуссаттару Шейху. Это старый знакомый Бюро, платный информатор среди других информаторов ФБР. Следователь мог бы спросить его, почему он не предупредил своего куратора в ФБР о присутствии двух террористов в его доме по состоянию на март 2000 года. Опять же, ни один агент ФБР не смог призвать его к ответственности. После 11 сентября Белый дом вмешался напрямую, чтобы предотвратить прослушку Абдуссаттара Шейха. Такое случается весьма редко и, соответственно, вызывает вопросы. Почему Белый Дом вмешался? Какие секреты он хотел защитить?

Из всех беспокойных персонажей, которые крутились вокруг Халида аль-Михдхара и Навафа аль-Хазми, некоторые вполне смогли бы заинтриговать Марка Россини. Так, Анвар аль-Авлаки, имам мечети в Сан-Диего, – будущий вдохновитель братьев Куачи, ответственных за резню в «Шарли Эбдо» в Париже в январе 2015 года. ЦРУ ревностно следит за ним с тех самых пор, как оно попыталось его завербовать путем шантажа (имам был склонен к очень молоденьким девушкам). Наблюдая за ним, Марк Россини обнаружил бы весьма тесные связи, которые объединяли его с Халидом аль-Михдхаром и Навафом аль-Хазми. Он также обнаружил бы других будущих воздушных угонщиков 1их палатах1 сентября, так как имам платил за некоторые из их авиабилетов на внутренних рейсах в Соединенных штатах. Также не было бы никаких вопросов для ФБР, чтобы привлечь его к ответственности. После атак Анвар аль-Авлаки будет приведен в качестве примера успешной интеграции. Он будет принят в Пентагоне и станет проповедовать для служащих-мусульман в Конгрессе. В конце концов он присоединился к «Аль-Каиде» в Йемене, а затем будет убит с помощью беспилотника в 2010 году.

Йемен
По странной иронии судьбы именно благодаря Марку Россини и его коллегам из ФБР, ЦРУ встало на пути Халида аль-Михдхара и Навафа аль-Хазми. Номер два в антитеррористическом отделе нью-йоркского ФБР Марк Россини координировал расследование нападений на американские посольства в Найроби и Дар-эс-Саламе (более 200 погибших в августе 1998 года). В ходе расследования был обнаружен номер телефона, который ФБР передало АНБ и ЦРУ. Этот номер оказывается решающим в расследовании: это международный телефонный номер «Аль-Каиды», по которому рассылаются все сообщения из штаб-квартиры бен Ладена в Афганистане. Телефон с этим номером установлен в доме, расположенном в пригороде Сана, в Йемене, где живут близкий друг бен Ладена, его жена, их дочь и зять, не кто иной, как Халид аль-Михдхар. Именно так ЦРУ, проследив за ним и за его ближайшим другом Навафом аль-Хазми, смогло продолжить за ними слежку и в Соединенных Штатах.

Оказавшись в США, Халид аль-Михдхар регулярно звонит в дом, находящийся в Сане, чтобы узнать новости о своей жене, которая собирается рожать, и получить инструкции. ЦРУ все это слушало. В июле 2000 года Халид возвращается в Сану, где остается в течение года, занимаясь «доставкой» некоторых из будущих угонщиков в Соединенные штаты. «Большие уши» ЦРУ не упускают ни один из разговоров. По завершении своей миссии он в июне 2001 года организует собственное возвращение в Соединенные штаты, для чего запрашивает новый паспорт (старый имеет слишком много отметок, которые могут привлечь к себе внимание). В новом проездном документе имеется электронный чип, зарезервированный саудитами для террористов из «Аль-Каиды». Любопытно, что этот паспорт не имеет даты окончания его действия, что делает его недействительным.

Халиду аль-Михдхару нужна новая виза, предыдущая закончилась. Просьба, которую он подписывает, является неполной и не соответствует действительности. Однако он без проблем получает визу в американском консульстве в Джидде, в Саудовской Аравии, в офисе, который, как всем известно, предоставлял «визы ЦРУ» исламистам, одобренных Агентством. Сотрудник консульства США, выдавший визу, обработал большинство файлов саудовских террористов 11 сентября. Итак, Халид аль-Михдхар возвращается в Соединенные штаты 4 июля 2001 года, в Национальный день, с подозрительным паспортом, срок действия которого истек, и с явной ложью по поводу своего заявления на получение визы, которое, кроме всего прочего, было еще и неполным. ЦРУ хотело, чтобы он вернулся в Соединенные штаты, иначе никакой визы он бы не получил.

Вашингтон, начало сентября 2001 года: Марк Россини обеспокоен. В течение нескольких месяцев его не приглашают на встречи ЦРУ со своими бывшими коллегами по антитеррористической секции из нью-йоркского офиса ФБР. «ЦРУ боялось, что я буду говорить с ними о присутствии в Соединенных штатах Халида аль-Мидхара и Навафа аль-Хазми». Он чувствует, что должно произойти что-то серьезное, очень серьезное. «Вы чувствуете, как все меняется. Это как своего рода шестое чувство, которое заставляет вас сказать: есть проблема. Что-то серьезное должно случиться. Это было как вулкан, который вот-вот взорвется».

На колени
11 сентября 2001 года, как и каждое утро, Марк Россини едет на машине в штаб-квартиру ЦРУ. Телефонный звонок сообщает ему, что самолет врезался в северную башню Всемирного торгового центра. «Я не знал, что происходит. Уже будучи в офисе, я увидел, как еще один самолет врезался во вторую башню. С моими коллегами мыих палатах смотрели друг на друга, не веря своим глазам, в полной растерянности. Никто ничего не понимал. Я не знал, что следующие несколько часов проведу, пытаясь связаться с людьми, буду искать ответы, которые никогда не придут. Мы были в шоке. Нас буквально поставили на колени».

В 9:20 утра по громкоговорителям всем сотрудникам ЦРУ было приказано немедленно эвакуироваться. Рейс 77 «Американских авиалиний» направляется после угона к Агентству. «Мы были уверены, что рейс 77 поразит штаб-квартиру ЦРУ. Все из здания были эвакуированы, но мы остались. Мы находились на четвертом подземном этаже. Я подумал: мы в безопасности. Если самолет врежется в нас, мы останемся целы. Так что мы все остались на своем посту».

В конце концов, рейс AA77 врежется в Пентагон. Марк Россини не сомневается, что среди угонщиков, угнавших этот самолет, были Халид аль-Михдхар и Наваф аль-Хазми. Несколько часов спустя, когда он видит лица этих двух саудовцев, появившиеся на экране его компьютера, у него выступают слезы на глазах. Он вспоминает своего соратника, своего друга, своего наставника Джона О'Нила, главу антитеррористической секции ФБР, который подтолкнул его к работе с ЦРУ и которому он ничего не сказал. Жертва интриг, Джон О'Нил покинул Бюро в конце июля 2001 года, чтобы заняться обеспечением безопасности в... Центре международной торговли. И 11 сентября ему уже нельзя было дозвониться.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: Марк Россини.

1 -  Террористическая организация, запрещенная в России и в ряде других стран.

11.09.2020

Фабрицио КАЛЬВИ Le Point

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ От оплаты не уйти
Минюст предлагает установить минимальный размер алиментов в виде твердой суммы, которая рассчитывается исходя из прожиточного минимума на ребенка или минимального размера оплаты труда в каждом конкретном...

Популярное
Новое