18 ФЕВРАЛЯ 1563 ГОДА – ДЕНЬ, КОГДА БЫЛО СОВЕРШЕНО ПОКУШЕНИЕ НА ГЕРЦОГА ГИЗА

18 ФЕВРАЛЯ 1563 ГОДА – ДЕНЬ, КОГДА БЫЛО СОВЕРШЕНО ПОКУШЕНИЕ НА ГЕРЦОГА ГИЗА

Во время осады Орлеана, где укрывались гугеноты, глава могущественной семьи Гизов был застрелен в спину неким Жаном Польтро де Мере.

Франсуа I Лотарингский, второй герцог де Гиз, возглавляет католическую армию короля Франции, молодого Карла IX. Он свирепый военачальник и полон решимости уничтожить всех гугенотов с одной целью – захватить французский престол. Вот уже несколько дней он ведет осаду Орлеана, в котором укрылись кальвинисты.

18 февраля 1563 года около 6 часов вечера он мирно едет к своей штаб-квартире в сопровождении двух соратников. Распутица. Лошади изо всех сил пытаются подняться на небольшой холм. Тьма начинает сгущаться. На герцоге, снявшем кирасу, одет двойной дублет из кожи буйвола, защитный воротник из такой же кожи и широкий плащ-накидка. Трое мужчин наконец-то добираются до перекрестка двух дорог, отмеченного высокими ореховыми деревьями и большим валуном. Неожиданно из тени появляется вооруженный мужчина. Когда герцог начинает оборачиваться к нему, чтобы ответить на приветствие, раздается звук выстрела. Соратники де Гиза слышат, как он кричит: «Я убит!». Потом они видят, как убийца бежит сломя голову и вовсю орет: «Хватайте эту сволочь! Хватайте эту сволочь!» Хитрец, видимо, желает, чтобы все подумали, что он тоже ловит убийцу. Хорошая задумка. В темноте свидетели преступления не могут опознать стрелявшего наездника, они видят лишь темное одеяние и морион – металлический шлем с гребнем. Его конь – испанская лошадь, коричневой масти, на которой белая сбруя.

«Ничего со мной не случится»
Испустив предсмертный крик, герцог Гиз сразу начинает терять равновесие, его голова падает на гриву лошади, но он все еще пытается выпрямиться и вынуть меч. Но сил у парняги уже нет. Спутники стаскивают его на землю и усаживают возле валуна. «Мне давно уже предсказывали, что я так кончу, но я верил, что ничего со мной не случится», – натужно говорит он. С него стаскивают рубаху и пытаются остановить кровотечение. Пуля вошла ниже плеча. Мимо проходит какой-то дворянин, герцог просит подать ему плащ, потому что он начинает замерзать, и приказывает скакать в Париж, чтобы сообщить эту новость его брату – кардиналу де Гизу. Понятное дело, что рядом нет ни машины скорой помощи, да и вообще медстрахование еще не придумали. Каким-то образом ему удается взобраться на лошадь, чтобы явиться в свою штаб-квартиру, где врачи осматривают рану. Диагноз: «Выстрел попал ниже плеча г-на де Гиза, пуля прошла под лопаткой, около правого соска». Ничего другого, кроме как перевязать и дать ему возможность уснуть, врачи не могут. Позже они попытаются прозондировать рану и извлечь осколки от пули.

На следующий день, на рассвете, организуются облавы, чтобы найти убийцу. Но только через два дня солдаты поймают его в какой-то, находящейся неподалеку, хижине. Они узнали убийцу по описанию его лошади. Мужчине около 25 лет, он среднего роста, имеет высокий лоб, маленькие глаза, уродливый нос, широкое лицо, черты смуглого лица грубые, волосы черные. Когда задержанного приводят в штаб, некоторые сразу же его узнают. Это некий Жан Польтро де Мере, мелкопоместный дворянин, несколько дней назад явившийся в лагерь герцога и предложивший свои услуги.

Специальное обхождение
Постепенно состояние раненого ухудшается. Прибывшая Екатерина Медичи ничем не может помочь. Она специалистка по ядам, а тут надо что-то другое. 24 февраля герцог де Гиз обращается к своей жене, а затем и к старшему сыну. «Да, мой милый сын, все это любовь и страх Божий!» Потом он благодарит своих слуг. У него еще хватает сил покритиковать врачей: «Я жалуюсь на вас, господин доктор, и на многих молодых неопытных врачей, которые из-за одной простой и совершенно неопасной лихорадки выписывают кучу рецептов. Как будто у меня чума или какая-то шишка в паху. Я, господин доктор, выражаю вам свое неудовольствие». Затем он диктует завещание и в период между 10 и 11 часами утра умирает, став жертвой плеврального сепсиса.

Остается узнать, кто же направил руку Польтро де Мере? Адмирал Колиньи и Субиз, главы реформатской партии, с которыми несколько раз встречался Гиз? Под пытками Мере признается во всем. 18 марта 1563 года он был четвертован на Гревской площади (ныне площадь Отель-де-Виль) перед огромной толпой народа. Будучи убийцей высокопоставленного национального деятеля, он имеет право на специальное обхождение. Палач начинает с вырывания кусков плоти с бедер и рук с помощью раскаленных щипцов. Толпе эта вступительная часть представления очень по душе. Затем палач и его помощники привязывают руки и ноги бедняги к лошадям. Кучера берут кнуты и… пошли, милые!

Но четверо погонщиков напрасно подстегивают лошадей, парняга, похоже, вовсе не хочет быть разорванным на части. Он сопротивляется. Толпа хохочет. Палач чувствует, что надо что-то делать, иначе засмеют. Он берет длинный тесак и перерезает несколько связок, по типу, как действует домохозяйка, отрезающая куриную ножку. На этот раз лошадям удается справиться, слышен зловещий хруст костей. Но спектакль не закончен. Туловище в последних конвульсиях еще шевелится на земле. Палач кладет конец страданиям Мере, с одного взмаха отрубая ему голову. Теперь он может присоединиться к герцогу в аду…

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

18.02.2021

Фредерик ЛЕВИНО, Гвендолина ДОС САНТОС Le Point

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ От оплаты не уйти
Минюст предлагает установить минимальный размер алиментов в виде твердой суммы, которая рассчитывается исходя из прожиточного минимума на ребенка или минимального размера оплаты труда в каждом конкретном...

Популярное
Новое