ГВИНЕЯ: ПОСАДИТЬ, ЧТОБЫ ЗАПУГАТЬ

ГВИНЕЯ: ПОСАДИТЬ, ЧТОБЫ ЗАПУГАТЬ

Барри является членом главной оппозиционной президенту Альфа Конде партии. В 2011 году он был арестован по обвинению «в подрыве государственной безопасности». Более четырех лет он провел в тюрьме города Конакри, столицы Гвинеи. Вот, что он рассказывает…

В начале 2000 годов я стал гражданским активистом, а затем вступил в Союз демократических сил Гвинеи (СДСГ), главную оппозиционную партию в стране. Я являюсь членом исполнительного комитета и отвечаю за работу с молодежью. Я привержен идее демократии в моей стране. До моего ареста в 2011 году я работал бухгалтером в одной частной компании, после того как окончив университет города Конакри, получил степень магистра в области бухучета.

Мне было предъявлено обвинение «в нападении на резиденцию президента Альфы Конде» и, соответственно, в подрыве государственной безопасности, незаконном хранении оружия, нападениях и убийствах. Меня судили и приговорили к пяти годам лишения свободы с конфискацией имущества. Я обжаловал этот вердикт, но безуспешно. В результате я отсидел 4 года и 6 месяцев и был освобожден в декабре 2015 года в результате президентского помилования.

Все началось около трех часов в ночь с 17 на 18 июля 2011 года. Меня схватили жандармы, вломившиеся в наш дом, и угрожали застрелить меня, если я не буду сотрудничать. Меня отвезли в штаб жандармерии и передали в распоряжение Бригады судебного вмешательства, которой было дано указание получить мое признание с помощью пыток.

Меня подвешивали на столбе, били, пытали. Все лицо у меня распухло, а наручники буквально въелись в плоть. Два дня мне не давали ни есть, ни пить.

На третий день моего заключения произошла атака на резиденцию президента. После двух недель незаконного содержания под стражей меня депортировали в центральную тюрьму Конакри. Только тогда моя семья узнала, что я живой. Так я впервые попал в тюрьму.

Прибытие
Тюрьма, построенная во времена колониализма, находится в самом центре Конакри. Построенная в форме буквы Т, она состоит из трех коридоров: центрального, коридора, где содержатся подсудимые, и коридора, где отбывают наказания осужденные.

В центральном коридоре находятся маленькие узкие камеры, используемые для изоляции. Их называют «черными камерами» или «гробами».

Военнослужащие, причастные к нападению на резиденцию, были размещены во второй столовой тюрьмы, которая называлась «Альфа Кондейя», то есть в честь нынешнего президента, который сам когда-то был оппозиционером. Как и большинство молодых людей, я был отделен от старших офицеров, солдат и агентов спецслужб, которым были предъявлены обвинения. Тюрьма охранялась жандармами и «красными беретами»1, как снаружи, так и изнутри. Тюремные служащие были вынуждены подчиняться их приказам.
Поскольку мои руки были все в ранах, каждые два дня меня под конвоем жандармов водили в лазарет. Чтобы помыться или сходить в туалет, нужно было упрашивать охранников целый день. В течение двух месяцев и питаться, и справлять нужду приходилось в камере. Через восемь месяцев следствия небольшая группа обвиняемых была освобождена. Тот процесс наделал много шума. Мне было предъявлено обвинение, что я тоже участвовал в нападении, хотя на тот момент я уже был арестован.  Благодаря усилиям наших адвокатов, международных гуманитарных организаций и некоторых дипломатических представительств наши условия после шести месяцев заключения немного улучшились. Жандармы и солдаты уступили свое место тюремным охранникам.

6 000 заключенных на 300 мест
С тюремными охранниками можно было договориться и получать какие-то послабления в обмен на взятки. Появилась возможность читать и заниматься спортом. Раз в неделю разрешали пятиминутное свидание. Затем таких свиданий стали давать два, а потом и три. Если заплатить, то вместо пяти минут можно было побыть с родными и больше времени. Иногда даже надзиратели покупали нам кое-что на воле. Не бесплатно, конечно.

Наша справка:

Пенитенциарная система Гвинеи
По официальным данным в 31 пенитенциарных учреждениях по состоянию на февраль 2017 года содержалось 3 200 заключенных, в том числе: подследственных – 65%, женщин – 3,%, несовершеннолетних – 5,%, иностранцев – 2,7%. Количество заключенных на 100 тысяч населения – 25 человек. Наполняемость тюрем по официальным данным на декабрь 2008 года составляла 174,8%. Высшая мера наказания – пожизненное заключение, смертная казнь за все виды преступлений отменена в 2017 году. Условия содержания в пенитенциарных учреждениях очень тяжелые. Охрана часто применяет физическую силу. Норма питания зачастую ограничена лишь двумя горстями риса в день, а передача продуктов с воли возможна после дачи взятки охране.
Самое известное пенитенциарное учреждение: тюрьма «Центральный дом» (Конакри). Открыта в 1950 году. При расчете на 250-300 арестантов насчитывает около 1 000 человек – мужчин, женщин и несовершеннолетних, подавляющее большинство которых ждут суда (несмотря на законодательное ограничение этого срока до четырех месяцев, в отдельных случаях время ожидания превышает шесть лет). В 2005 году из тюрьмы бежали по разным данным от 60 до нескольких сот человек

Если у вас есть деньги, то в тюрьме вы можете стать настоящим маленьким боссом. Например, телефонная связь запрещена. Но за деньги можно было купить мобильный телефон.

Питание было недостаточным, рис очень плохого качества. Если вдруг давали кусок хлеба, то это был настоящий праздник. Многие заключенные выдаваемую еду поджаривали на углях, чтобы хоть немного улучшить ее качество. Международная гуманитарная организация добилась от властей более сбалансированной диеты для политзаключенных. Например, рано утром нам давали рисовую кашу с хлебом.

Мы решили отдавать эту еду другим заключенным, потому что нам – политическим – разрешили получать продуктовые передачи от родственников.

Когда меня освободили, количество заключенных достигало 6 000 человек на 300 мест. Многие умирали или заболевали, становясь инвалидами на всю оставшуюся жизнь.

Тюрьма – это школа. Там вы встречаете самых разных людей. Во время заключения я познакомился и подружился со многими людьми, включая и тех, кто были мне неприятны. В тюрьму может попасть любой. Я видел, как некоторые освобождались, а через некоторое время вновь оказывались в заключении, повторив свои же прежние ошибки. В тюрьме можно закалить характер и измениться в сторону добра или в сторону зла. Для себя я извлек много важных уроков. Я повзрослел. Мое пребывание в тюрьме должно было запугать меня, уменьшить мою политическую приверженность. Но я продолжаю сражаться за свои убеждения, за свои ценности. Я продолжаю борьбу за демократические изменения в моей стране.

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: вход в центральную тюрьму Конакри.

 

1 - «Красные береты» – особо преданные войска, подчиняющиеся непосредственно президенту.

29.06.2020

Prison Insider

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ От оплаты не уйти
Минюст предлагает установить минимальный размер алиментов в виде твердой суммы, которая рассчитывается исходя из прожиточного минимума на ребенка или минимального размера оплаты труда в каждом конкретном...

Популярное
Новое