КАК ЭПИДЕМИИ ВЛИЯЮТ НА МИР

КАК ЭПИДЕМИИ ВЛИЯЮТ НА МИР

История учит нас, говорит профессор Стэнфордского университета Вальтер Шейдель, что пандемии могут оказать серьезное влияние на геополитику и экономику, вплоть до дестабилизации некоторых государств.

Влияние пандемий на общество иногда может принимать неожиданный характер. Если эти события характеризуются смертью и страданиями, которые они оставляют после себя, то они также могут оказать положительное влияние на распределение богатства в обществе. В нескольких случаях пандемии также оказали значительное влияние на глобальную геополитику. Может ли нынешний коронавирус сыграть такую дестабилизирующую роль? Чтобы представить нынешнюю эпидемию Covid-19 в историческом контексте, корреспондент Le Point Габриэль Бушо взял интервью у Вальтера Шейделя. Профессор древней истории в Стэнфордском университете, он является автором книги «Великий уравнитель», труда об экономическом воздействии великих бедствий, поразивших человечество, от развала государства до тотальной войны, в результате чередования страшных эпидемий.

– Вы изучали влияние высокой смертности на уровень неравенства в обществе. Можете ли вы объяснить связь между снижением неравенства и такими серьезными бедствиями, как пандемии?

– Пандемии, о которых нам известно, по времени довольно далеки от нас, и они затронули общества, в основном с аграрной экономикой, сильно отличающиеся от современных. Если начинается эпидемия, которая убивает треть населения, то, соответственно, работать может меньше людей. Таким образом, оставшимся в живых за ту же работу надо платить больше. Кроме того, земельные активы теряют свою стоимость, поскольку существует избыток земли по отношению к числу людей, проживающих на территории. Соответственно, собственники менее богаты, а рабочие менее бедны. Это то, что мы видели в прошлом, но это не совсем применимо к современной эпохе. Эти хорошие исторические примеры не всегда могут предвидеть последствия, возникающие в современном мире

– Возможно ли представить ситуацию, когда пандемия окажет аналогичное воздействие на наши современные общества?

– Первой современной пандемией стал испанский грипп, в результате которого погибли миллионы людей. Это актуальный пример современной пандемии, но проблема в том, что она последовала за Первой мировой войной. Поэтому невозможно отделить влияние войны и последствий этой пандемии на неравенство, которое фактически уменьшилось в последующие годы после конфликта. К счастью, испанский грипп стал последней пандемией такого масштаба!

Нужно задаться вопросом, что произойдет сейчас, в мире, сильно отличающимся от того, в котором распространялись подобные заболевания. Если коротко: мы не знаем! Исследователи попытались смоделировать воздействие испанского гриппа на наше современное общество. Предполагая, что эпидемия коронавируса похожа на эпидемию испанки, можно использовать эту симуляцию, чтобы попытаться угадать, что же произойдет. Моделирование предсказывает высокую смертность в развивающихся странах, таких как страны Африки к югу от Сахары, которые столкнутся с серьезными трудностями в сдерживании этой болезни. В богатых странах смертность будет гораздо ниже.

Тем не менее, определить влияние такой смертности на распределение богатства в обществе сложно. Однако, у нас уже есть некоторые признаки: коррекция рынка в Соединенных Штатах, где индекс Доу-Джонса потерял почти 4500 пунктов за несколько дней, отразилась на распределении богатства. Акции в основном принадлежат состоятельным людям, которых стало меньше, чем неделю назад, поэтому можно увидеть слабое выравнивание богатства. Это последствие, вероятно, будет временным. Если же нынешняя эпидемия усилится, может произойти более продолжительный крах экономики и, следовательно, стоимости капитала, что может оказать уравнивающее воздействие в отношении распределения капитала среди населения.

– Нассим Николас Талеб1 заявляет, что паника среди людей заставляет правительства и институты принимать более решительные меры, возможно, избыточные, но неизбежные в обстановке неопределенности. Как историк, отмечаете ли вы, что институциональные решения приводят к разным результатам?

– Я думаю, он прав. Это как тренировка. Допустим, нынешний вирус не настолько опасен, но таковым может быть следующий. Правительства разрабатывают меры реагирования на эпидемию и узнают, какая политика работает в больших масштабах. Мы можем готовиться к худшей эпидемии в конференц-зале, этого никогда не будет достаточно! Факт, что мы столкнулись с такой ситуацией, означает, что, если через пять лет появится новый вирус, мы будем гораздо лучше вооружены.

Исторически мы это наблюдаем: когда «Черная смерть» прибыла в Европу в 1348 году, карантина не было, никто не был подготовлен. Уровень готовности улучшился с течением времен. В XVII веке, когда продолжились эпидемии чумы, государства были намного лучше вооружены и ввели жесткие карантины. Наиболее известный случай – эпидемия чумы в Марселе в 1720 году. Королевство Франция вводит драконовский карантин, который приводит к смерти половины населения Марселя, но сдерживает эпидемию. Это был результат изучения предыдущих эпидемий, которые позволили принять это решение.
Обратное мы наблюдаем в Османской империи, которая оказалась неспособной ввести подобные меры, и в результате больше всего пострадала от эпидемий. Можно сделать вывод, что чем чаще правительства сталкиваются с эпидемиями, тем лучше они реагируют на подобные обстоятельства и улучшают способность противостоять таким событиям, даже самым опасным.

– Юстинианова чума2 не привела к краху Восточной Римской империи. Могла ли мощная пандемия привести к развалу государства? Трудно по этому поводу привести какой-либо пример, кроме, может быть, империй ацтеков и инков.

– Государства обычно довольно устойчивы к пандемиям, но по разным причинам, которые время от времени меняются. Древние и средневековые общества являлись настолько примитивными, что большинство жителей были самодостаточны. Они не зависели от услуг, полученных от других людей. Поэтому, если даже умирает треть населения, государство пострадает, но не будет уничтожено.

Распад империй инков и ацтеков обусловлен несколькими факторами: эпидемиями, а также прибытием конкистадоров. Если бы эпидемии затронули эти государства, а никакие конкистадоры на их территории не появились, вполне возможно, что эти империи вовсе бы и не развалились.

Современные государства в этом отношении отличаются: наша экономика гораздо более сложна, взаимосвязана, и мы зависим от услуг, предоставляемых другими людьми. Поэтому риск дестабилизации для наших государств намного выше, чем в XIV веке. В то же время современные государства намного более устойчивы, потому что они имеют мощные экономики, лучше управляются, обладают всевозможной информацией и т.д. Поэтому современное государство вряд ли рухнет из-за эпидемии. Можно предположить, что государства, которые уже находятся в процессе распада, такие как Южный Судан, могут погрузиться в хаос из-за большой эпидемии. Но в случае богатого и прочного государства я не думаю, что этот риск является значительным, за исключением случаев совсем уж катастрофического сценария.

– Однако наблюдается рост нестабильности в таких странах, как Иран и Китай, где государства не говорят всей правды своим гражданам. Можем ли мы представить, что этот фактор может способствовать падению, если не государства, то хотя бы режима?

– Не хочу быть циником, но если вы живете в Иране или в Китае, то вы уже привыкли к тому, что государство вас обманывает. С другой стороны, я думаю, что правительства будут оцениваться по тому, как они справились с кризисом, как только он закончится. То же правительство Китая, вероятно, будет высоко оценено гражданами, потому что оно отреагировало на эпидемию очень наступательно и сделало все возможное. Китай – это государство, которое обладает мощным потенциалом и не останавливающееся перед принятием решительных мер. Именно этого не хватает таким странам, как Иран, который испытывает на себе давление и по иным причинам. Эпидемия может быть последней каплей, но, конечно, не единственной причиной краха режима. И в любом случае, как вы говорите, может рухнуть именно режим, а не государство.

– Геополитические последствия эпидемий, такие как вызванные великими открытиями, могут быть драматичными. У вас есть другие примеры?

– Это было уникальное событие в истории человечества. Два отдельных мира – Евразия и Америка – впервые вошли между собой в контакт. Ничто другое не может с этим сравниться! Это как если бы инопланетяне спустились на Землю и передали нам некоторые из своих болезней.

Хотя мы не можем быть полностью уверены в причинно-следственной связи, но на рубеже VII века между Восточной Римской империей и Сасанидской Персией3 произошла тридцатилетняя война. Чума появилась двумя поколениями ранее, но продолжала сеять хаос. Ослабив Римскую империю, она, возможно, способствовала началу войны, развязанной персами.

Эта война, оказывается, является одной из самых важных в истории: хотя в результате никто не добился решающей победы, она настолько ослабила оба государства, что им было трудно противостоять последовавшему арабскому вторжению. Случайностей не бывает: если бы обе империи не сражались в течение тридцати лет, ослабляя друг друга, мусульмане не зашли бы так далеко в своих завоеваниях. В результате Иран был завоеван за несколько лет, также как и значительная часть Восточной Римской империи.

Если эта война стала возможной благодаря эпидемии, то можно установить связь между ней и становлением империи арабов (Исламского халифата), которая изменила мир. Но это не более, чем догадки.

 

На фото: Вальтер Шейдель; эпидемия испанского гриппа 1918–1919 (больница в Вашингтоне; чума в Марселе (картина Мишеля Серра, 1721).

 

1 - Нассим Николас Талеб – американский эссеист, писатель, статистик и бывший трейдер и риск-менеджер ливанского происхождения. Доктор философии. Основная сфера научных интересов – изучение влияния случайных и непредсказуемых событий на мировую экономику и биржевую торговлю, а также механизмы торговли производными финансовыми инструментами. Автор экономических бестселлеров «Черный лебедь» (2007) и «Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни» (2018).

2 -  Юстинианова чума – первая в истории зарегистрированная пандемия чумы, возникшая во время правления византийского императора Юстиниана I, охватившая всю территорию цивилизованного мира того времени и проявлявшаяся в виде отдельных эпидемий на протяжении двух веков.

3 -  Сасанидская Персия (Держава Сасанидов. Новоперсидское царство) – античное и средневековое государство, образовавшееся на территории современных Ирака и Ирана в результате падения власти парфянской династии Аршакидов и прихода к власти персидской династии Сасанидов.

 

 

 

17.03.2020

Перевод Александра ПАРХОМЕНКО

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ПЭЧВОРК
Внешний облик российских новостроек законодательно ничем не регламентируется. Вот и зарастают исторические центры российских городов как сорняками стеклянно-бетонными монстрами, которые уничтожают самобытный...

Популярное
Новое