ОТ ПРЕСТУПНИКА ДО ШЕФА ТАЙНОЙ ПОЛИЦИИ

ОТ ПРЕСТУПНИКА ДО ШЕФА ТАЙНОЙ ПОЛИЦИИ

Задержано: убийц – 15, грабителей – 5, воров-взломщиков – 108, воров-домушников – 12, уличных воров разных мастей – 216, скупщиков краденого – 38, сбежавших из тюрем – 14, нарушивших условия освобождения осужденных – 43, фальшивомонетчиков и жуликов – 46, бродяг, совершивших правонарушения, – 229, произведено обысков, в результате которых были обнаружены краденые вещи, – 39.

Думаете это годовой отчет какого-нибудь крупного УВД? Как бы не так. Все это в течение только одного года сделано Эженом-Франсуа Видоком и его бригадой, состоявшей из 12 человек. Неплохо, да?

Так кто же был этот самый Видок – преступник и каторжник, ставший затем шефом самого таинственного подразделения полиции Парижа?


В XIX веке парижская полиция начала добиваться заметных успехов в борьбе с преступностью, каковыми до этого времени не могла похвастать. Что же случилось? Просто была создана мощная сеть осведомителей, а полицейские в помощь себе стали брать бывших преступников, обладавших огромным опытом и прекрасно знавших преступный мир, его законы и обычаи. Эжен-Франсуа Видок, наверное, является самым культовым персонажем этого периода, когда бывшие преступники становились полицейскими и наоборот.

Детство, отрочество, юность
Видок родился 23 июля 1775 года в семье булочника и уже с самого детства начал проявлять такие черты своего характера как склонность к различного рода проделкам и дракам. После того как он совершил несколько краж, причем у собственных родителей, отец был вынужден на некоторое время отправить его в тюрьму для малолетних преступников. Впрочем, там он пробыл всего лишь две недели, сумев убедить отца, что раскаялся.

«Раскаяние» длилось недолго. Молодому человеку, пристрастившемуся к картам, вину и женщинам, нужно было все больше и больше наличных. А где их взять? Опять же – у родителей. Однажды Видок, которому на тот момент уже исполнилось 16 лет, подсмотрел, куда отец с матерью прячут накопления. Воспользовавшись их отсутствием, он их похитил и отправился в… Америку.

Впрочем, доехать ему удалось лишь до портового города Остенде, где в одном из кабаков он и проиграл все, что стащил. Он еще некоторое время покуролесил, работая то в одном цирке, то в другом, но и там пришелся не ко двору, заведя бурный роман с женой хозяина. Пришлось возвращаться домой. А родители – ну на то они и родители – вновь его простили.

Неожиданно для всех, но к великой радости отца и матери, в 1791 году он объявил, что отправляется в армию. На службе Видок зарекомендовал себя не самым лучшим солдатом: он постоянно ввязывался в драки и другие сомнительные истории. Достаточно сказать, что будущий сыщик участвовал не менее чем в пятнадцати дуэлях и убил несколько человек.

Войсковое начальство трижды хотело даже его расстрелять, но Видока спасало то, что он был храбрым солдатом и даже дослужился до капрала.

В 1793 году Видок переходит на сторону австрийцев, а спустя какое-то время изменяет и им, вернувшись во Францию. Но и тут ему повезло: он избежал расстрела, полагавшегося изменникам.

Преступная «карьера»
После войны Видок вновь возвращается в Аррас, где ведет разгульную жизнь, рассказывая о своих приключениях. А приключений этих хватило бы не на одну книгу, хотя ему в это время всего лишь 18 лет.

Из Арраса после очередного любовного романа, закончившегося женитьбой, Видок, как водится, прихватив семейные сбережения, сбегает от молодой жены в Брюссель, где вступает в знаменитую в то время «Бродячую армию». Эта «армия» была не более чем бандой уголовников, переодевшихся в военные мундиры. А их «сражения» – грабежи, налеты, кражи… Будущий сыщик постепенно изучает практически весь спектр преступных профессий. С этого времени начинается его настоящая преступная «карьера»: кражи, грабежи, посадки в тюрьму, побеги, опять посадки и т.д. Очень быстро ему присваивают неофициальный титул – «король побегов».

В течение последующих нескольких лет Видок гастролирует по всей Франции, то попадая в тюрьмы, то сбегая из них. В конце концов его приговорили к 8 годам каторги, но ему опять удалось сбежать.
Он никак не может остепениться и вновь и вновь совершает преступления, за что, в конце концов, его приговаривают к смертной казни. На его счастье к власти приходит Наполеон, и Видоку вместо эшафота удается поступить на флот. Команда на корабле была еще та: их основная цель состояла в том, чтобы грабить проходящие мимо суда.

Как-то во время очередного тюремного заключения, в Лионе, Видок решает порвать с преступностью и предлагает свои услуги в качестве информатора шефу лионской полиции. Уже спустя несколько месяцев, благодаря Видоку, полицейским удается обезвредить несколько опасных банд. Шеф полиции души не чает в своем новом агенте. Короче, Видок выполнил все свои обязательство, и был досрочно освобожден из тюрьмы.

Проходит долгих десять лет, в течение которых он практически безуспешно пытается начать все с нуля, но безуспешно. Преступная жизнь так просто никого не отпускает.

Из преступников в полицейские
Наконец, в 1809 году он окончательно решает порвать со своей криминальной карьерой. В это время в только что созданной полицейской префектуре Парижа образуется специальное подразделение для борьбы с преступностью. Видок, который в это время отбывает очередной срок в самой страшной парижской тюрьме «Бисетр», предлагает свои услуги Анри – шефу этого подразделения. Сначала Видок, сидя в тюрьме, выполняет работу осведомителя, затем, в 1811 году, будучи освобожден по протекции все того же Анри, его принимают в полиции, где он организует небольшое спецподразделение для наблюдения за организованными преступными бандами. Вся полученная информация используется для арестов бандитов.

Прекрасное знание криминальных кругов и точность получаемой информации позволили ему стать шефом созданного спецподразделения – тайной полиции, которое называлось «Сюртэ»1. До 1827 года Видок и его небольшая группа, в основном состоявшая из бывших каторжников, способствовала аресту нескольких сотен опасных преступников. Что интересно, группа «Сюртэ» называлась среди бандитов «легавкой». Эффективность «легавки» была неоспоримой, хотя методы, которыми пользовались Видок и его коллеги, разительно отличались от обычных полицейских методов. «Настоящие» полицейские относились к своим коллегам из «Сюртэ» не очень одобрительно. И это мягко сказано. Скорее, они их ненавидели и презирали.
Интересно, что бывшие «коллеги» Видока по преступному миру также возненавидели Видока и приговорили его к смертной казни, но ставший сыщиком Видок, которого нельзя упрекнуть в отсутствии мужества, самолично появлялся в самых опасных местах и арестовывал преступников.

Гениальный следователь, Видок участвует в раскрытии не только чисто криминальных, но и политических преступлений.

Как и у всякого талантливого человека, у Видока было полно не только поклонников, но и недоброжелателей. Несколько раз ему даже приходилось подавать в отставку. Так, 21 июня 1827 года, в результате составленного против него заговора, он был вынужден оставить полицию. На его место назначают заместителя Видока – Коко-Лакура, кстати, тоже бывшего каторжника.

Видок, являясь одним из идеологов концепции перевоспитания преступника трудом, основывает небольшую бумажную фабрику и пытается сколотить состояние. А работают у него бывшие зеки. Причем, работают столь хорошо, что фабрика дает неплохой доход. Правда, просуществовало это полезное дело недолго, ровно до тех пор, когда Видока вновь не позвали на службу в полицию.

В марте 1832 года по просьбе нового министра внутренних дел Казимира Перье Видок возвращается в полицию и опять становится во главе «Сюртэ». Теперь его работа состоит в основном в защите режима от оппозиции. С противниками режима Видок борется столь успешно, что получает личную благодарность от короля Луи-Филиппа, который назвал его «спасителем трона».

Но его противники по-прежнему не дают Видоку покоя: они постоянно напоминают о каторжном и криминальном прошлом. В сентябре 1832 года его обвиняют в организации бандитской шайки. Дело дошло до суда. Правда, приговор вынесен так и не был. Бывший преступник становится все более обременительной обузой для чопорного общества. 15 ноября 1832 года Видок опять уходит из полиции в отставку. На этот раз – окончательно.

Последний взлет официальной карьеры Видока произошел во время Революции 1848 года. Он становится руководителем канцелярии министра иностранных дел и фактического главы правительства Альфонса де Ламартина. Однако с приходом к власти императора Наполеона III великий сыщик отходит от дел.

«Бюро расследований» и литературное творчество
Но сидеть без дела Эжен не может и в 1883 году он открывает собственное «Бюро расследований». Это было первое во всей Европе частное детективное агентство. Своим клиентам Видок оказывает самые разнообразные услуги и настолько успешно, что уже к концу первого года существования их число доходит до четырех тысяч. Каждый мало-мальски известный бизнесмен желает получить от «Бюро расследований» справку, что он не обременен долгами, за ним не числится преступлений и т.д., короче, что он «чист».

От этих успехов его недруги из полиции были в бешенстве. Его неоднократно пытались отдать под суд, устраивали обыски, конфисковывали собранные материалы, но все безуспешно. Популярность «Бюро расследований» росла и через несколько лет его филиалы появились в других городах.

Талантливый человек – талантлив во всем. Проявил себя Видок и в литературе. В 1828 году он публикует первую свою книгу, которая называется «Записки Видока». Книга имеет бешеный успех и вдохновляет даже Бальзака на создание образа Вотрена – одного из основных персонажей цикла романов «Человеческая комедия». Вотрен у Бальзака – это внешне пристойный, но внутренне преступный тип, провоцирующий людей совершать преступления.

Рассказы Видока используются и в знаменитом романе Эжена Сю «Парижские тайны». Правда, сыщик был недоволен этим романом, поскольку в нем отсутствовал непосредственно его образ. Поэтому в пику Эжену Сю он издает свои собственные «Настоящие тайны Парижа».

Биография Видока увлекла и Виктора Гюго, который воплотил его образ сразу в двух своих героях – благородном каторжнике Жане Вальжане и подлом полицейском Жавере. Правда, оценить «Отверженных» Гюго Видоку не удалось, так как эта эпопея была издана после смерти знаменитого сыщика.

Отдали дань Видоку Александр Дюма, изобразивший его в образе полицейского по имени Шакал в романе «Парижские могикане», и Эдгар По, воплотивший Видока в образе Огюста Дюпена в своем самом пожалуй знаменитом рассказе «Убийство на улице Морг».

Сам же Видок после бешеного успеха своих «Записок» издает еще их три тома, которые были напечатаны невиданным по тем временам тиражом – 30 тысяч экземпляров, а затем в течение года переведены на 8 иностранных языков, включая русский. Впоследствии писатель-самоучка, отличавшийся живым слогом и едким юмором, издал еще с десяток книг. И все они пользовались огромным спросом у читателей. Для специалистов же особо ценным его трудом является «Словарь воровского арго» – самое первое в мире подобное издание.

В своем «Бюро расследований» Видок работал до самой смерти, которая настигла его 11 мая 1857 года. Он лишь немного не дожил до своего 82-летия.

***
«Король риска» (еще одно из прозвищ Видока) оставил огромное по тем временам состояние, а поскольку прямых наследников у него не было, хотя он трижды был женат, оно отошло его любимому детищу – «Бюро расследований».

Говорят, перед смертью Видок произнес замечательную фразу: «Я мог бы стать маршалом, если бы не любил так женщин и дуэли». Впрочем, маршалов в истории Франции было достаточно. Многих уже никто и не помнит. А вот Видока – знаменитого преступника и не менее знаменитого сыщика – помнят все.
 

 

1 - Sûreté (фр.) – безопасность.

23.07.2020

Юрий АЛЕКСАНДРОВ

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ Зарплата для домохозяйки
Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект о введении ежемесячных денежных пособий размере 1 МРОТ «лицам, занятым ведением домашнего хозяйства своей семьи». Под домашним хозяйством подразумеваются...

Популярное
Новое