ПЕРВЫЕ ТЮРЕМНЫЕ ЯСЛИ ВО ФРАНЦИИ

ПЕРВЫЕ ТЮРЕМНЫЕ ЯСЛИ ВО ФРАНЦИИ

В тюрьме эти женщины все 24 часа в сутки заняты исключительно заботой о своих малышах. Ситуация, конечно, не идеальна для малышей, безусловно, не являющихся «заключенными». Ситуация не идеальна и для их мам, беспокоящихся за своих детей. Ясли, организованные в тюрьме «Флери-Мерожи», – первые во Франции – позволяют мамам-заключенным немного «спокойно вздохнуть».

В своей камере, оборудованной колыбелью, пеленальным столиком и маленькой ванной, на кровати сидит Лина1. Ее двухмесячный сын, перевернувшись на животик, спит рядом с ней.

Закон разрешает матерям находиться вместе со своими детьми до достижения ими возраста 18 месяцев. Из 2 500 женщин-заключенных (3% от общего числа заключенных во Франции) таких около шестидесяти – с детьми или на последних месяцах беременности. Из 190 французских тюрем в 26 имеются детские комнаты. В них-то и находятся все эти женщины.

– Сначала было трудно, – улыбается 19-летняя Лина.

Она перечисляет все свои послеродовые «страхи незнания»: как почистить пуповину, как искупать грудничка…

В самой большой тюрьме Европы
Как и Лина, во «Флери-Мерожи», самой большой тюрьме Европы (4 000 заключенных, из которых 300 – дамы), еще десять таких же женщин находятся в камерах со своими детьми.

До недавнего времени, рассказывает директор женского следственного изолятора2 Од Буайе, «они ничего не могли делать». Ни работать, ни посещать учебные курсы, ни заниматься какой-либо полезной деятельностью, ни даже просто отдохнуть.

Все это способствовало развитию у мам, в основном молодых женщин в возрасте от 18 до 25 лет, чувства «тревожного состояния», особенно в ночное время. Поскольку если днем они могли находиться в общих комнатах, то в период с 6 вечера и до утра следующего дня их закрывали в камеры, где они «не имели возможности расслабиться».

– Мы поняли, что надо что-то делать, – добавляет мадам Буайе.

Открытые в сентябре 2018 года «детские ясли позволили этим женщинам немного отдохнуть от своих малышей».

Разорвать одиночество женщин, стимулировать детей
Плод партнерства с мэрией, департаментом и Фондом распределения семейных пособий, эти ясли должны предотвратить «риск усталости матерей от детей», разорвать «одиночество» женщин, лишенных поддержки, и «стимулировать» детей, у которых до этого было мало развлечений. Так объясняет смысл организации этих яслей Лидия Гуттефард, представитель отдела охраны здоровья матери и ребенка департамента Эссон.
Лина каждую неделю на четыре часа отдает своего сына в ясли, а сама в это время посещает учебные курсы, где получает необходимые знания. А сын Жюли проводит в яслях 6 часов.

– Этого достаточно, он еще маленький. Но это дает мне немного времени заняться собой, а он в это время общается с другими людьми, – говорит Жюли.

Как «обычные» ясли
Ясли работают с понедельника по пятницу с 7:30 утра до 5 часов вечера. Матери должны, как и в случае с «обычными» яслями, указать в договоре время, которое их ребенок будет в них проводить. Оплата этой услуги чисто символическая – 10 евро в месяц. Это, по мнению мэра, один способов «возложения на них ответственности» и участия самих женщин-заключенных в процессе реинтеграции.

Работа с оборудованием и открытием яслей немного затянулась, но зато было сделано больше, чем планировалось: игровой зал, спальня и открытая площадка.

Сегодня персонал яслей прогуливает своих подопечных в колясках вокруг гигантской тюрьмы. Через некоторое время дети из тюремных яслей будут проводить время в других яслях – «на воле»: общаться и играть со своими сверстниками. Цель: «максимально организовать все также, как происходит вне тюремных стен».

– Эти дети – не заключенные, – повторяют в мэрии.

В комнате, устланной ковром, где в настоящее время находится детская комната, двое совсем маленьких детей спят, а двое ребятишек постарше играют с помощницами воспитательниц, отобранных из числа женщин-заключенных.

– Главная забота для всех нас – это ребенок, – говорит Лиза, одна из таких помощниц.

Подготовиться к расставанию
Фотографии с портретами малышей украшают стены. Указаны их имена и возраст. Самый маленький родился в феврале, а самому «взрослому» – 13 месяцев. Со своей мамой он должен расстаться летом.

Еще одна задача яслей: подготовить «к очень жестокому разрыву» – разлуке. Необходимо приучить ребенка обходиться без матери, объясняет мадам Буайе. После 18 месяцев, в возрасте, когда по мнению экспертов, дети начинают многое понимать об окружающей их среде, малыши передаются родственникам и помещаются в специальные центры.

Один маленький мальчик отправился отсюда в феврале.

– Мы готовили его к этому, – рассказывает Селина, – рассказывали, что это должно произойти, что он увидит свою бабушку. Мы показывали ему ее фотографии.

А вот ребенку, который выйдет отсюда летом, не так повезло. Он будет передан в специальный центр. По словам Селины, «это гораздо сложнее».

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: в яслях тюрьмы «Флери-Мерожи».

 

1- Все имена заключенных-женщин изменены.

2 - Пенитенциарный центр «Флери-Мерожи» включает в себя следственный изолятор для мужчин, ожидающих начала суда или уже приговоренных к коротким срокам лишения свободы, центр для молодых правонарушителей и следственный изолятор для женщин. Тюрьма рассчитана на 3 000 заключенных, но в настоящее время здесь содержится более 4 000 человек. Наполняемость – свыше 140%.

 

11.06.2019

Le Journal du Centre

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ Дети раздора
Бракоразводная процедура стала обыденной для граждан РФ – распадается каждая вторая семья. За «побитые горшки» взрослых чаще всего расплачиваются дети. Ими «торгуют», шантажируют, их бросают, крадут, вывозят за границу, прячут...

Популярное
Новое