КАНАКИ ОЧЕНЬ ХОТЕЛИ КУШАТЬ

КАНАКИ ОЧЕНЬ ХОТЕЛИ КУШАТЬ

Досье: Каннибалы. Часть 10. В многочисленных свидетельствах, собранных в XIX веке, сообщается, что жители Новой Каледонии потребляли человеческую плоть ничуть не меньше, чем другие людоеды Океании.

В 1931 году во время Парижской колониальной выставки Ассоциация бывших колонистов организовала в Булонском лесу танцевальное выступление, в котором участвовали 111 «воинов-каннибалов» из Новой Каледонии. Даже в то время это был настоящий скандал, и губернатор этой французской колонии, который помог организаторам набрать вышеупомянутых людоедов, был отправлен в отставку.

Остается вопрос, который все себе задают: ели ли эти канаки человеческую плоть, прежде чем прибыть в Париж? Вопрос более чем деликатный. Являются ли истории, рассказанные самими ранними исследователями и поселенцами, лишь их фантазиями? Мы не будем ничего утверждать, ограничимся лишь несколькими свидетельствами. Но можем ли мы быть уверенными, что жители Новой Каледонии не включали в свое меню человеческую плоть – обычай, весьма распространенный в этом районе Тихого океана?

Хороший белок
Первое свидетельство принадлежит французскому контр-адмиралу Антуану Брюнид 'Антрекасто, отправившемуся на поиски исчезнувшей экспедиции Лаперуза. В 1783 году он высаживаетсяна западном побережье острова Гранд-терре, а затем на островах Луайоте. Вернувшись во Францию, контр-адмирал рассказывает о жителях островов, как о свирепых дикарях. «Отвращение, которое жители Новой Каледонии по-видимому испытывают к сельскохозяйственным работам, возможно является одной из главных причин практикуемого этим народом людоедства». Затем, заметив многочисленные раны на телах мужчин, он делает вывод, что они только что вернулись с войны. «Человеческая плоть, которую, как мы видели, они употребляют в пищу, и которая могла принадлежать только их врагам, ясно показывает, что военные действия произошли совсем недавно; поскольку невозможно представить, что они проявили такую жестокость, держа их долгое время, чтобы потом съесть; голод, который их донимал, просто не позволил бы им осуществить столь утонченное варварство, от одной идеи которого уже бросает в дрожь». Вплоть до появления людей с Запада, в Новой Каледонии не было млекопитающих, крупнее человека. Отсюда и гипотеза, что «продовольственный» каннибализм существовал здесь для того, чтобы набить утробу хорошим животным белком.

Уи-Уи
В ноябре 1856 года посланник на Таити публикует письмо одного колониста, проживающего в Канала, где он был единственным белым человеком. Он пишет своему другу: «Мой дорогой доктор, я живу посреди дикарей, корабли сюда заходят очень редко, и поэтому я нахожусь совершенно вдали от цивилизации… Они – людоеды, и я присутствовал на многочисленных пиршествах, во время которых питались человеческой плотью. Когда племя воюет, оно посылает в дар другому племени, являющимся их союзником, двоих или троих пленных; вождь с помпой принимает этот подарок, собирает весь свой народ, демонстрирует пленников, тут же, без всякой паузы, обращается к ним с речью. Когда торжественная речь закончена, начинаются танцы, сопровождаемые рычанием и жуткими криками. За мной посылали много раз, чтобы я поучаствовал в этих их пиршествах (…) Затем вождь распределяет куски тела убитого. Один из этих индейцев, отхватив кусок голени, сказал мне, что это самая вкусная часть тела жертвы. Вместо ножей, которых у них нет, они пользуются острыми стеблями тростника. Отрезав лакомый кусочек, они помещают его между двумя банановыми листьями и готовят их на углях. Мне множество раз предлагали отведать это угощение, уговаривая, что это восхитительно; я дал им понять, что Уи-Уи не едят себе подобных. Уи-Уи – это так они нас называют».

Плоть врагов
Еще одно свидетельство принадлежит инженеру Жюлю Гарнье, нашедшему в Новой Каледонии никель. Вот, что он пишет в своей книге «Воспоминания о путешествии в Новую Каледонию: 1863-1866»: «Это был прекрасный день для наших союзников; их радость выражалась бесконечным воем, гордость от победы читалась в их глазах. Их вождь в сопровождении одного из воинов встал перед нами; у этого воина с плеча свисала нога одного из погибших в бою противников; вождь приказал положить эту ногу к нашим ногам и сказал: "Вот кусок твоего и моего врага. Он думал, что будет похоронен в своем племени: но его череп будет сверкать на солнце перед нашими хижинами, наши жены и наши дети будут смеяться над ним, а его плоть обеспечит хороший пир моим воинам, которые от этого станут еще смелее и еще сильнее. Выбери себе и своим людям ту часть тела, которая вам больше всего понравится. Вашему начальнику я также отправлю хороший кусок, чтобы он вместе с нами порадовался нашей победе". Я уже хорошо знал обычаи канаков, чтобы быть удивленным этими словами, поскольку мне уже не в первый раз пытались преподнести в качестве подарка кусок человеческой плоти; командиры наших постов, расположенных на севере, часто получают такие же подарки. Однако, я не мог не возразить, отказываясь от этого дара, и объяснил, что испытываю отвращение; я добавил также, что предупрежу начальника гарнизона (которого они любили и одновременно боялись), и этот дар вызовет у него гнев. В то время, как переводчик переводил мои слова, я видел явное удивление на его лице, сменившееся затем раскаянием и смирением, когда он узнал, что командир гарнизона категорически не одобряет поедание человеческой плоти».

Съесть своего ребенка
В другой раз Жюль Гарнье задал вопрос одному канаку, которого звали Токи и который научился говорить по-французски: «Но почему вы едите канаков-врагов?» «Потому что, – ответил он, – это хорошо и вкусно, так же вкусно, как есть корову или свинью». «Я попытался объяснить ему, что наша натура восстает против такой пищи, я призвал все свое красноречие, чтобы объяснить чувство ужаса, которое мы испытываем только при одной мысли о поедании человека, и которое полностью отсутствует у канаков. Эта привычная для нас мораль, как и многое другое, напрочь отсутствует у канаков. Невозможно помешать им есть себе подобных, тем более что у них отсутствуют даже религиозные сдерживающие факторы, подобные, например, тому, который запрещает католикам есть мясо в пост. Долгий обмен возражениями со стороны Токи и моими рассуждениями привел его к следующему выводу: "Я понимать, у вас много мяса; вы делать война и оставлять убитых гнить"».

Токи объясняет Гарнье, что некоторые племена едят не только убитых во время войн врагов, но также умерших стариков или допустивших грубое нарушение их общинного уклада. «Он утверждает, что дети-инвалиды или малыши, родившиеся последними в семьях, где и без них уже много детей, также рискуют оказаться в желудках своих родителей. Если судьба бедного ребенка была решена, и он должен был умереть, отец и мать сразу же после его рождения несут это маленькое существо на берег моря, хорошо его моют, а затем готовят с разными приправами. "Это очень хорошо для матери", – делает заключение Токи».

***
Конечно, эти свидетельства не бесспорны. Они не подтверждаются этнологами. Даже сегодня некоторые утверждают, что они делались исследователями и колонистами, заинтересованными в том, чтобы придать большую ценность их выступлениям или их книгам. Но все же! Как говорится, нет дыма без огня…

Перевод
Александра ПАРХОМЕНКО

На фото: канаки.

07.09.2018

Фредерик ЛЕВИНО Le Point

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Если одна из причин каннибализма - "..отвращение, которое жители Новой Каледонии по-видимому испытывают к сельскохозяйственным работам,..", то лично мне просто повезло родиться на 235 лет позже и в православной России, так как к сельхоз.работам душа моя тоже не лежит Smile
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 07.09.2018 16:57
ТЕМА НЕДЕЛИ Долг Родины
Не успели затихнуть сполохи пенсионной реформы; высохнуть чернила на многочисленных законопроектах сделавших резко помолодевших «предпенсионеров» чуть ли не самой защищенной категорией граждан; затихнуть скандал с предложением Натальи Соколовой из Са...

Популярное
Новое