Александр Сафонов. Точка зрения.

комментировать «Культура» наплевательского отношения к работнику и его инертности сложилась в 90-х годах

В 90-х годах я поинтересовался у французских коллег из министерства труда, как они борются с задолженностями по заработной плате. Они не поняли, о чём я веду речь, так как у них такого явления нет. У нас это явление сложилось в 90-х годах, когда отношение к работнику было наплевательское, и считалось, что он может подождать. С тех пор выстроилась такая культура трудовых отношений, когда можно работнику за труд не платить. В 1989 году задолженности достигали 100 миллиардов в месяц, не платили все, начиная от Газпрома, заканчивая мелкими предприятиями.

Поэтому с 2009 года была разработана и внедрена программа борьбы с этим явлением, в первую очередь, административными и уголовными наказаниями. В действующем законодательстве у нас достаточно серьезно этот вопрос урегулирован, и работодатель, который умышленно задерживает заработную плату, может сесть за махинации на 5 лет. Те, кто задерживает заработную плату не по мошенническому умыслу, но, тем не менее, делает это,  может попасть под административное наказание, в том числе, как организация, и также уголовное с реальными и условными сроками. Кроме того, по решению суда, может быть помещён в реестр тех, кому запрещено заниматься управленческой деятельностью.

Но, несмотря на то, что этот вопрос достаточно жёстко отрегулирован, существуют проблемы чисто экономического плана. У нас треть задолженностей по заработной плате связано с предприятиями-банкротами, которым просто не из чего возвращать деньги. Значительная же часть – это те предприятия, которые оказались в ситуации либо экономических сложностей, либо заложники такой «интересной» культуры, когда крупные компании намеренно задерживают выплаты своим подрядчикам, бесплатно кредитуясь таким образом за их счёт.

Воздействовать на последних достаточно сложно, поскольку этот факт можно выявить только через судебные разбирательства. Но, понятно, что средние и малые предприятия стараются не судиться в таких случаях – выйдет себе дороже. Поэтому ситуация разнообразная, и всё меньше в ней вопросов, связанных как раз со злым умыслом, а в большей степени, с экономическими причинами.
К тому же у нас культура работников в чаще всего патерналистическая, они ждут, надеются, что работодатель с ними расплатится, продолжают верить в светлое будущее и бесплатно работать. За рубежом такое в принципе невозможно. Там, как только приостановили выплату заработной платы, тут и работа заканчивается. Поэтому, когда государство чувствует, что есть задолженности по заработной плате (для чего нужен более эффективный мониторинг) должно думать, как людей, которые попадают в такую ситуацию, переобучать и переводить на другие рабочие места. Тогда подобных проблем не будет.  

12.04.2019
8 комментариев Переобучение людей в неизвестность изначально неэффективно

Для того чтобы понять, будет ли успешной реализация Программы Минтруда по организации профессионального обучения и дополнительного профессионального образования для граждан предпенсионного возраста, стоит внимательно посмотреть на её содержание. С одной стороны, замечательно, что она появилась, но если вчитаться, то в ней есть несколько проблемных точек.

Первая – это суммы, которые там заложены. Предполагается, что 5 миллиардов рублей на её реализацию будет выделяться из федерального бюджета, а 26 миллиардов должны выделить субъекты Федерации. Сразу возникает вопрос: из каких средств будут финансировать Программу по переобучению регионы, имеющие бюджетный дефицит? Они и сейчас с трудом справляются с финансированием госпрограммы «Содействие занятости населения», а тут вводятся дополнительные затраты без пояснения источника.

Второе – общая сумма, которая заложена в этой Программе предполагает переобучение 75 тысяч человек. У нас в ближайшие годы ожидается выход от 350 до 500 тысяч дополнительных работников на рынок труда. Почему только 75 тысяч, где экономическое обоснование этой цифры?
Следующий момент – Программой заложено 33 тысячи рублей на обучение одного человека, но это стандартная цифра для краткосрочных курсов обучения: месяц - два максимум, но если речь идет о том, что человеку надо дать другую специальность, то как будет решаться этот вопрос? В Программе это не указано. Сейчас предусматривается порядок, который действует в системе переобучения безработных в системе занятости населения. Человек выбирает некую профессию, формируется группа и отправляется на обучение. Это никак не связано с анализом – а на рынке труда эти люди смогут воспользоваться полученными знаниями? Традиционно службы занятости готовят бухгалтеров, пользователей ПК и так далее. Но рынки труда в каждом субъекте Федерации разные, поэтому и стоимость обучения может быть абсолютно разная.

Кроме того, у нас многие субъекты Федерации не имеют достаточно рабочих мест для новой рабочей силы. Поэтому просто переобучение людей в неизвестность изначально неэффективно. В программе не предусмотрено никаких затрат на создание рабочих мест для этой категории граждан, что намного важнее, чем переобучение.

Хорошо, что в этой Программе появилась форма, на включение которой я в своё время настаивал – это образовательные сертификаты. Форма предполагает изменение порядка финансирования и приобретения навыков, когда сам человек выбирает средства и идет в ту организацию, где его обучат и гарантируют трудоустройство.

Целесообразно также выделять средства на помощь работникам на «привыкание» к новой профессии, то есть, предоставлять субсидии на период обучения и приобретения профессии на практике. То есть, человек, осваивающий полгода какую-то профессию, выучился, а потом еще нужно как минимум три месяца, как это во всём мире принято, поддерживать его занятость, выплачивая ему определённую стипендию, чтобы работодатель увидел в нём нужного специалиста. 

26.10.2018
Принудительный труд это тяжелое наказание
3 комментария Принудительный труд это тяжелое наказание

У нас есть Трудовой кодекс как основной документ, регулирующий трудовые отношения, и в нем принудительный труд находится под запретом. Это соответствует международным обязательствам России, как по конвенциям  Международной организации труда, так и по конвенциям Международной организации объединенных наций. То есть это один из элементов большого гуманитарного достижения, которое защищает права граждан, за свой труд они получают деньги и, самое главное, могут сами выбирать место работы и вид деятельности. И таким образом это является одним из элементов прав и свобод граждан, как всего мира, так и РФ.

Осужденный, во-первых, вступает не в классические трудовые отношения, где есть свободное волеизъявление двух сторон, работника и работодателя, здесь его принуждают к труду в силу наложенного на него приговора, то есть по решению суда. И в этом контексте он, конечно, оказывается пораженным в этой части в своих правах. Это вполне допустимая норма, в качестве аналогии могу привести гражданскую альтернативную службу, где люди, отказывавшиеся выполнять воинскую обязанность, держать оружие, служить в армии, в принудительном порядке, здесь также принуждение, направляются через центры занятости в определенные города к определенным работодателям не на ту заработную плату, которую они хотят, а на ту, которую работодатель готов за их неквалифицированную, как правило, работу платить. И они работают у этого работаделя, не имея права его покинуть, тот период времени, который длится альтернативная гражданская служба.

Представьте работодателя, которого вы призываете поучаствовать в этом проекте. Вы ему направляете на работу каменщиком человека, который никогда в жизни не сможет держать в руке мастерок в силу своих физических ограничений. Конечно, это в принципе невозможно. Поэтому в любом случае при принуждении занятию трудом будут учитываться обстоятельства, связанные со здоровьем, ну и, самое главное, возможность человека реализовывать те задачи, которые перед ним стоят в рамках исполнения вот этих трудовых обязанностей.

Была дискуссия по поводу зарплат заключенным, которую поднимали правозащитники. В колониях люди, которые привлекаются к труду, получают заработки ниже установленного законом минимального размера оплаты труда. И когда эта тема обсуждалась в преддверии жалобы в Конституционный суд, наши правозащитники получили разъяснение, что классических трудовых отношений в колониях нет, и в полном объеме прав, связанных с защитой граждан в отношении исполнения трудовых отношений, не возникает. То есть собственно говоря, да, это специфическое ограничение, человек исполняет наказание, которое ему по суду назначено. И в данном случае его по принуждению, конечно, привлекают к работам. И колония для него работодателем как таковым не является. Апеллировать к этой ситуации невозможно.

В службе занятости РФ заявлено работодателями 1 млн 200 тыс. вакансий, которые не заполняются безработными гражданами, хотя поставлено на учет порядка 800 тыс. человек. Почему? Потому что там маленькая заработная плата и плохие условия труда, то есть это ручной труд, это как правило отдаленные территории. Поэтому естественно именно на такие вакансии будут направляться лица для исполнения наказания по решению суда.

20.03.2017
Ограничивать труд женщин нужно не по названию профессии, а по реальным условиям труда
2 комментария Ограничивать труд женщин нужно не по названию профессии, а по реальным условиям труда

Выбирать себе профессию, какую захочешь, человек может изначально при одном лишь условии, что не существует установленных государством ограничений, которые направлены на сохранение здоровья человека или избегания каких-либо иных вредных последствий. Список запрещенных для женщин работ  это достаточно давняя история. В 70-х гг. ХХ в. этот список был установлен. До этого подобного списка в принципе не было. Это связано с тем, что женщины активно вовлекались в восстановление народного хозяйства после войны. В 70-е гг. это было большое достижение, когда государство сказало, что репродуктивная функция женщины, способность ее порождать поколения это очень важно для государства и мы будем ее охранять. И в результате накопления  знаний о вредном влиянии производственных факторов на организм женщины, на способность ее забеременеть, выносить ребенка, а самое главное, родить здорового ребенка, возникли вот эти списки, состоящие из достаточно большого количества профессий. Естественно время меняется, наименование профессий часто может не отражать реальное состояние дел на месте. Раньше все было понятно. Было централизованное государство, практически везде по конкретной профессии одинаковые условия труда. Раньше женщине было запрещено быть пилотом самолета. Это связано со вполне понятными причинами, очень высокая степень вибрации, соответственно возможность прекращения репродуктивных функций, заболеваний сердечно-сосудистой системы. Сейчас ситуация поменялась, появились в авиапарке новые  самолеты, которые совершенно другого образца, вредных факторов нет.

В 2013 г. был введен закон о специальной оценке условий труда, который позволяет работодателю при помощи проведения соответствующей экспертизы установить, есть ли вредные факторы влияния на человека или нет. Эта оценка связана не с формальной принадлежностью человека к той или иной профессии, а с реальным состоянием его рабочего места. Исходя из такого подхода, нужно менять саму систему оценки вредного воздействия. Надо четко обозначить, что если есть факторы на рабочем месте, неважно, как профессия называется, которые приведут к вредному влиянию на организм женщины, то такая работа запрещена. Если этих факторов нет, то женщина может осуществлять в этом плане трудовую функцию.

Тут ничего криминального нет, тут нет ограничения каких-то прав. Все время говорят о дискриминации. Но в документах международных и в Трудовом кодексе четко определено, что не являются дискриминацией ограничения, которые накладываются на возможность занятия трудовой деятельностью, если эти ограничения связаны с заботой о здоровье. Я приведу пример. Ведь никого не возмущает в нашем обществе, что детям, не достигшим 18 лет, запрещен полный 8-часовой рабочий день, для них вводятся определенные ограничения, - 6 часов, не больше. Запрещено привлечение подростков к ночным сменам и к работе в вечернее время. Все это потому, что подросток еще формируется с точки зрения определенных биологических параметров. Если не соблюдать элементарных ограничений, то он может получить какие-то заболевания, которые пронесет через всю свою жизнь и, не дай бог, станет еще инвалидом. Эта та же ситуация как и с ограничением курения. Многим не нравится, но это тоже не является дискриминацией курильщиков, а заботой о здоровье большей части людей.

Система достаточно целесообразно устроена, но абсолютно правильно, что минтруд занялся этим вопросом. Надо пересмотреть принципы формирования ограничительного списка. Он должен быть не связан с наименованием профессии, а должен определяться возможным участием женщины, подростка, еще какого-либо гражданина, исходя из реального состояния рабочего места. Тогда мы все коллизии, все проблемы снимем. И человек сможет получать образование и работать по профессии.

03.02.2017