Сделка с правосудием (западный опыт)

Сделка с правосудием (сделка о признании вины)

Сделка с правосудием, также называемая сделкой о признании вины, - это такой процесс достижения соглашения в уголовном процессе, когда прокурор предлагает подсудимому возможность признать свою вину в совершении преступления либо в совершении менее тяжкого преступления при условии, что приговор будет смягчен. Сделка дает возможность обвиняемому избежать судебного разбирательства и риска быть признанным виновным по первоначальному более тяжкому обвинению. Например, обвиняемый в совершении тяжкого уголовного преступления, связанного с хищением имущества, в случае признания судом его вины будет заключен в государственную тюрьму, но ему дается возможность признаться в совершении малозначительного преступления, связанного с хищением имущества, которое не повлечет за собой отбывание тюремного заключения. Виновный в возникновении дорожно-транспортного происшествия может быть привлечен к гражданской ответственности, он также может заявить о своем нежелании оспаривать обвинение либо признать вину с оговоркой о невключении гражданской ответственности ("guilty with a civil reservation").

Диспуты

Верховный суд США признал сделку с правосудием существенной и целесообразной частью системы уголовного правосудия.

(Santobello v New York, 404 U.S. 257, 261 [1971]). Преимущества такой сделки очевидны: суды разгружаются, снижаются риски, связанные с судебным процессом, также очень ценна получаемая от подсудимого информация." (People V. Glendenning, 127 Misc.2d 880,882 (1985)) Однако в 1975 г. главный прокурор штата Аляска Аврум Гросс положил конец практике сделок с правосудием, то же впоследствии произошло и во многих других штатах. Исследования Национального Института Юстиции в 1980 показали, что количество признаний вины оставалось на прежнем уровне, так как многие подсудимые признавали свою вину, даже если органами штата не предлагалось менее значительное обвинение. Те же результаты наблюдались в Новом Орлеане, Вентуре, Калифорнии, Окленде и штате Мичиган, где сделки с правосудием были отменены. Согласно известному правоведу Bidinotto, “…отмена сделок с правосудием вынудила ответственных лиц на всех уровнях системы правосудия серьезнее относиться к своим обязанностям: полиция стала более тщательно проводить расследования; прокуроры и адвокаты серьезнее готовиться к процессам, ленивым судьям пришлось больше времени проводить в судах и более эффективно планировать график работы. Выигрывало правосудие в целом – преступники начали осознавать, что их манипуляциям с бумажным тигренком правосудия положен конец.”

Некоторые правоведы считают, что сделки с правосудием нарушат конституцию, так как лишают человека права на рассмотрение его дела судом присяжных. Фактически в США, как отметил судья Хьго Блэк, «… подзащитный имеет абсолютное, неограниченное право обязать государство расследовать его дело, искать своих свидетелей, доказывать факты, убеждать присяжных с помощью своих ресурсов. В течение всего процесса подсудимый имеет полное право хранить молчание, фактически бросая вызов государству: «Докажи!». Ограничивая полномочия полиции и прокуроров, Билль о правах стоит на страже свободы.

Сделки с правосудием особенно критикуются за пределами США. Считается, что они открывают возможность для принуждения, угроз, вознаграждения, что может привести к результатам, несовместимым с понятием о справедливой системе правосудия. Так, в Англии принудительное признание вины подвергается критике на том основании, что нарушает права человека по статье 8 Закона Соединенного Королевства о правах человека от 1998г.

В книге Мартина Янта «Презумпция виновности: когда наказываются невинные» (Martin Yant «Presumed Guilty: When Innocent People Are Wrongly Convicted»), вышедшей в 1991 году, освещается тема принуждения к признанию вины. (стр. 172)

Если предъявляется достаточно серьезное обвинение, прокуроры могут запугать защитника и обвиняемого, в результате чего невиновный человек, который мог бы быть оправдан на основании отсутствия доказательств, признается в совершении менее тяжкого преступления. Причина - страх. Исследования показали, что чем больше предъявлено обвинений, чем они значительнее, тем больше страх. Этим объясняется поведение прокуроров, которые часто предъявляют как можно больше всевозможных обвинений.

В середине прошлого века была разработана процедура, называемая «Дилеммой заключенного», объясняющая, почему сделка с правосудием запрещена во многих странах. Сценарий «Дилеммы заключенного» очень часто разыгрывается в реальной жизни, ведь в интересах обоих подозреваемых давать показания против другого подозреваемого, вне зависимости, виновен он или нет. Проблема усугубляется, если виновна только одна сторона, так как невиновный отрицает обвинение, а виновный признает вину и одновременно свидетельствует против невиновного.

Применение в странах общего права

США
Сделка с правосудием является важной составляющей системы уголовного правосудия Соединенных Штатов; большинство уголовных процессов в США разрешаются именно посредством признания вины, а не судом присяжных. Сделка должна быть одобрена судом, и различные Штаты и юрисдикции имеют различные правила. Принципам федеральных судов в отношении приговоров следуют при разрешении дел федеральной юрисдикции, они были составлены в целях создания единообразия и стандартизации решения дел в федеральных судах.

Индия
Законом об отправлении правосудия по уголовным делам (Поправка) 2005г., которым были внесены поправки в уголовно-процессуальный кодекс Индии, с 2006г. была введена практика сделок с правосудием. Сделки с правосудием применимы только к случаям, по которым максимальное наказание – это тюремное заключение на 7 лет, однако преступления, наносящие ущерб социально-экономическому состоянию страны, или преступления, совершенные против женщины или ребенка младше 14 лет, исключаются из данной практики.

Другие страны общего права
В некоторых юрисдикциях общего права, таких как Англия, Уэльс, австралийский штат Виктория, сделки с правосудием допустимы только для того, чтобы обвинитель и защита могли договориться о признании обвиняемым вины по некоторым обвинениям, при этом остальные обвинения прокурором не предъявляются. Суды на данных территориях оставляют за собой право принимать решение относительно меры наказания, сделки по поводу меры наказания здесь не допускаются.

Применение в странах континентального права
Сделки с правосудием сложно осуществить в странах континентального права. Это связано с тем, что, в отличие от системы общего права, системы континентального права имеют другое отношение к признанию вины. Если обвиняемый признается, его признание вносится в дело, но обвинитель не освобождается об обязанности полностью осветить дело. Суд может вынести решение о невиновности подсудимого, даже если он полностью признал вину. Также, в отличие от системы общего права, обвинители в странах континентального права имеют ограниченное либо никакого полномочия исключать из дела обвинения или смягчать их до того, как дело было передано в суд, что сводит на нет возможность сделки. Более того, многие правоведы считают сделки с правосудием недопустимыми, так как правосудие при этом сводится к бартеру.

Франция
Введение ограниченной формы сделки с правосудием во Франции (comparution sur reconnaissance préalable de culpabilité or CRPC, или коротко plaider coupable) вызвало бурные споры. В данной системе обвинитель мог предложить подозреваемым по довольно мелким преступлениям наказание, не превышающее 1 года тюремного заключения; если сделка принимается, ее должен одобрить и судья. Оппоненты считают, что введение системы сделок с правосудием в полном объеме нанесет существенный вред правам защиты, нарушит конституционный принцип презумпции невиновности, права подозреваемых на содержание под стражей в полиции и права на справедливый суд. Например, Robert Badinter высказывал мнение, что сделки с правосудием предоставят слишком много власти общественным обвинителям и будут провоцировать подзащитных на принятие приговора просто ради того, чтобы избежать рисков более серьезного приговора по суду, даже если они этого не заслуживают. Только небольшое количество дел разрешается путем заключения сделки с правосудием (CRPC): в 2005 году из 530 000 решений, принятых судом, только 21 000 были приняты на основании признания вины подозреваемым (CRPC).[8]

Эстония
Эстония - еще одна страна, где признание вины было введено в 90 годах, что позволяло смягчать наказание в обмен на признание и избежание многих судебных процедур. В этой стане сделки с правосудием допустимы для преступлений, караемых тюремным заключением на срок не более 4 лет. Обычно наказание смягчается на четверть.

Италия
В Италии процедура для «pentito» (буквально: тот, кто раскаялся) была впервые введена в «Свинцовые годы" для антитеррористических целей во время судебных процессов против мафии в 80 годы. Процедура также вызывала множество споров, так как приговоры для раскаявшихся pentiti выносились менее суровые, если они сообщали судьям информацию. В некоторых случаях возникали серьезные подозрения, что раскаявшиеся преступники намеренно вводили правосудие в заблуждение.

Польша
В Польше также практикуются сделки с правосудием, но в ограниченной форме, в случаях незначительных преступлений, наказуемых тюремным заключение на срок не более трех лет. Процедура называется “добровольная подчинение наказанию” и позволяет суду вынести согласованное постановление без проверки доказательств, что значительно сокращает сроки судебного разбирательства. При этом одновременно должны выполняться несколько условий:

- подзащитный признает вину и защитник предлагает наказание, - обвинитель соглашается;

- соглашается жертва;

- соглашается суд.

Однако суд может возражать против условий предложенной сделки (даже если подзащитный, жертва и обвинитель уже договорились) и предложить изменения (не специфические, а скорее общего характера). Если подзащитный принимает предложения и меняет предложенное наказание, суд одобряет сделку и выносит вердикт согласно договоренности. Вне зависимости от соглашения стороны (обвинение и защита) имеют право на апелляцию.

Спорить о плюсах и минусах сделки с правосудием можно долго. Однако в системе правосудия, как бы ни стремились участники системы к непредвзятости, как и в любой сфере жизни, огромную роль играет человеческий фактор. Представляем вашему вниманию интервью с Судьей по уголовным делам Майклом МакСпэддн, который с 1982 года работает в округе Хэррис (Хьюстон), Техас. В этом интервью освещается роль сделки в системе уголовного правосудия и роль судьи. Судья подчеркивает важность и пользу сделки с правосудием, однако признает, насколько важен человеческий фактор для правильного функционирования системы: "Сделка с правосудием заключается корректно в том случае, если у вас имеются опытные, компетентные адвокаты защиты, опытные, компетентные обвинители и проницательный судья, который проконтролирует процесс." Интервью состоялось 16 декабря 2003г. Вот его содержание.

- Почему в нашей стране заключается такое количество сделок с правосудием? Многие люди с подозрением относятся к этому и считают, что сделки – это неизбежное зло.

- Я считаю, что сделка с правосудием на основе признания вины обвиняемым – это необходимость для нас, главным образом из-за огромного количества дел, с которым нам приходится разбираться. Если бы каждое дело разбиралось судом присяжных, сторонам бы пришлось ждать разбирательств десятилетиями. У нас просто нет такого количества судов …

- Какова ваша роль в сделке?

- Контролировать, следить за тем, чтобы все было в рамках законности.

Я могу либо принять, либо аннулировать любую сделку. На суде лежит ответственность удостовериться в том, что обвиняемый, признавая вину или заявляя о нежелании оспаривать обвинение, делает это добровольно, полностью осознавая последствия своих действий.

- Вы считаете, что обвиняемый всегда точно знает, что происходит во время сделки?

- Я вижу это по тому, как подсудимый отвечает на все обвинения ... Процесс этот долгий, и я должен быть на 100% уверен. Если я вижу, что подсудимого каким-то образом принудили к признанию вины, я аннулирую сделку. Судья отвечает за соблюдение законности. Если я чувствую неуверенность в ответах подсудимого, возможно, он делает долгие паузы, я начинаю задавать ему дополнительные вопросы.

- Насколько хорошо судья обычно знает дело?

- Большинство судей не очень глубоко знают дело. Но допустим, речь идет об изнасиловании ребенка при отягчающих обстоятельствах, а участники сделки договорились о 10 годах условного освобождения. У судьи, естественно, возникнут вопросы об адекватности наказания в данном случае. Если суд сочтет наказание не соответствующим тяжести преступления, суд будет возражать против сделки. В каждом случае есть свои особенности, которые опытный судья видит и при необходимости задает вопросы.

Но большинство случаев, такие как хранение наркотиков, кражи, стандартны, процедура сделки к ним легко применима.

Необходимо понимать, что возможно корректное заключение сделки с правосудием при участии опытного, компетентного адвоката защиты, опытного, компетентного прокурора и судьи, которые проконтролируют процесс.

- Работает ли система для необеспеченных людей?

- Конечно же. Это один из мифов о правосудии. Люди почему-то думают, что, если у тебя недостаточно денег, чтобы нанять собственного адвоката, суд сам назначит адвоката, которому будет все равно, что с тобой произойдет.

Те адвокаты, которых назначает наш суд, лучше, чем 95 процентов наемных адвокатов. В нашем суде те, кто не может позволить себе иметь собственного адвоката, получают очень профессиональных представителей.

Что касается залога, он устанавливается судьей. Суд должен быть уверен, что подсудимый явится на заседание, таким образом, залог устанавливается на стандартной основе.

- Но разве в деле O.J. Simpson решающую роль не сыграла команда его хорошо оплачиваемых адвокатов?

- O.J. Simpson был оправдан не потому, что у него была лучшая команда. Его адвокаты были далеко не самыми лучшими. На мой взгляд, такие адвокаты — это позор нашей системы правосудия. Он был оправдан, потому что присяжные уже давно решили, что они не посадят знаменитость. Так что дело Simpson не иллюстрирует разницу в адвокатах. Надеюсь, это было скорее исключение из правила.

- Бывают случае, когда невиновные признают вину?

- На суде я перечисляю обвинения. Я могу задать подсудимому вопрос: "Признаете ли вы себя виновным, потому что вы действительно виновны?" Если подсудимый сомневается или отвечает "Нет, Ваша честь, но я думаю, что я должен признать вину," я не приму такое признание, дело будет слушаться на суде. Все достаточно просто. Если я понимаю, что, признавая себя виновным, подсудимый руководствуется какими-то причинами, отличными от его фактической вины, я не приму такое признание. Автоматически назначается слушание дела.

- Может ли судья аннулировать сделку?

- Конечно же. Несколько раз я делал это. Если я считаю, что суд присяжных вынес бы иное решение, отличное от сделки, сделка отклоняется. Однажды ураган Алисия разрушил полгорода. Я был в отпуске в Сан-Диего, когда узнал из новостей об урагане. Мародеры сразу же взялись за дело. Я позвонил в суд и запретил сделки с такими мародерами, которые попадут к нам в суд. Каждое дело слушалось отдельно судом присяжных, во всех случаях было принято решение о наказании в виде длительного тюремного заключения.

- Каковы отрицательные стороны сделки с правосудием?

- Обвинитель может ошибочно переоценить свое участие в деле, а защитник может недостаточно серьезно подойти к своим обязанностям, судья может оказаться ленивым и не будет контролировать процесс. Ошибки могут совершаться в сделках с правосудием, их также могут совершать и присяжные. Весь смысл сделки заключается в том, чтобы обвинитель мог правильно оценить дело, а потом предложить немного меньшее наказание чем то, что присудил бы суд присяжных, при этом решение по делу принимается достаточно быстро.

- Но ведь в таком случае все зависит от честности и добросовестности участников?

- Да, как и в любой профессии, все зависит от честности, человеческий фактор играет огромную роль. Можно установить всевозможные правила. Но если обвинитель, защитник или судья поступают неэтично, вся система не функционирует.

- Каковы плюсы? Эффективность?

- Каждый день в нашем суде слушается от 30 до 40 дел, и это далеко не предел. Например, на сегодняшнее утро назначено слушание 15 новых дел. Если мы будем тратить месяц на каждое дело, люди будут дожидаться решений десятилетиями. Мы делаем все возможное, учитывая количество дел.

04.12.2008

Перевод Сенниковой К.Г. Бюро переводов "Онлайн перевод"

 в избранное

Похожие статьи

«Беловоротничковая» преступность
Фокусы в суде
Правовые мифы и их значение
«Наденьте на него что-нибудь поприличнее…»
Сделка с правосудием (Отечественный опыт)
Разумно ли отказываться от суда присяжных?
"О потерпевшем замолвите слово"
Временное отстранение от должности
Очная ставка
О несоответствии Конституции РФ статей 20 и 21 Закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

Добавление комментария

Комментарии

  • Записей нет
ТЕМА НЕДЕЛИ ЮРИДИЧЕСКАЯ МОНОПОЛИЯ
Верховный Суд РФ предлагает распространить монополию дипломированных юристов на суды всех уровней, внеся изменения в статью 49 Гражданского процессуального кодекса («Лица, которые могут быть представителями...

Популярное
Новое