НВП вместо ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма? - 07.06.2012

НВП вместо ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма? - 07.06.2012

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Я приветствую аудиторию радиостанции «Говорит Москва» на частоте 92 FM. В эфире как всегда по четвергам программа «Де-юре». В студии Дмитрий Полянский и Рубен Маркарьян, заместитель президента Гильдии российских адвокатов, главный редактор информационно-правового портала «ЗАКОНИЯ». Рубен Валерьевич, добрый день.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Здравствуйте всем.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Тема у нас сегодня интересная. Звучит она следующим образом: НВП вместо ОБЖ – что нужнее для воспитания патриотизма? Я думаю, что вы как представитель более старшего поколения расскажете нашим слушателям о том, что такое НВП, а я поделюсь своими соображениями по поводу...

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Что такое ОБЖ, что ли?
 

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: ОБЖ, да. Таким образом...

РУБЕН МАРКАРЬЯН: ОБЖ, НВП... МОМОПЕПЕТЕТЕПОПО, как говорили, Молодой Московский постоянно передвижной тематический театр постоянных поисков, да?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Иначе говоря, мы обменяемся своими мнениями.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: О чем мы говорим, да. Основы безопасности жизнедеятельности – это предмет в школе, который сейчас изучают, да?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Или начальная военная подготовка – предмет в школе, который изучали когда-то. Интересует, в первую очередь, ваше мнение, уважаемые радиослушатели. Звоните, задавайте ваши вопросы, в том числе и делитесь впечатлениями по поводу того, как вы относитесь к этим двум предметам, достаточно неоднозначным, надо сказать – НВП и ОБЖ.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Я бы проще сформулировал вопрос для слушателей, наверное. Дело в том, что появилась инициатива в Государственной Думе выйти все-таки в очередной раз с законопроектом о том, чтобы ввести, точнее, вернуть начальную военную подготовку в образовательную программу средних образовательных учреждений, точнее, среднего образования.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но что самое интересное, Рубен Валерьевич – то, что депутаты каким-то образом пытаются связать НВП (начальную военную подготовку) с воспитанием патриотизма среди нашей молодежи. Давайте, немного обратимся к, так скажем, предыстории. Депутаты предлагают заменить школьный предмет ОБЖ на НВП. Соответствующий законопроект готовит к внесению на рассмотрение Госдумой Алексей Журавлев, заявивший, что иных предметов, которые развивали бы патриотизм, в школьной программе сегодня нет. 80% россиян выступают за возвращение в школы НВП. По данным опроса ВЦИОМ, эту идею поддерживает также большинство юношей допризывного возраста.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Вот это интересное, кстати, мнение ВЦИОМ и вот то, что мы вычитали в Интернете, что 80% поддерживают возврат начальной военной подготовки. Сразу хочу сказать: я тоже поддерживаю возврат ее – я объясню потом, почему. И дело не в том, что я более старшего поколения, я еще профессиональный военный, как закончивший Суворовское училище военное московское, Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета, 5 лет прослуживший офицером потом уже. Поэтому я как бы, в общем, не понаслышке знаю, что такое воинская служба.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: У меня просто есть ряд аргументов, для того чтобы вам возразить – немного позднее я их обязательно озвучу.  

РУБЕН МАРКАРЬЯН: А, может, сразу озвучим, потому как я хотел бы вопрос слушателям адресовать, который уже был сказан: вот вы как – поддерживаете, чтобы вместо непонятной аббревиатуры основы безопасности жизнедеятельности, где подготовка к военной службе в виде факультативного какого-то небольшого курса есть, чтобы эта в школе была? И что касается патриотизма, я думаю, что, наверное, либо из контекста вырвано у этого депутата, который выходит с инициативой, либо не дослушали до конца. Один из аргументов, конечно, да, ввести начальную военную подготовку, в том числе, и для воспитания патриотизма. Но, безусловно, патриотизм воспитывает не только...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Не только, нужно еще и вводить соответствующие гуманитарные предметы, согласитесь – литература, история.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да необязательно. Зачем их вводить – они есть. Поэтому речь...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Значит, нужно, может быть, дополнять их еще новыми часами.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, речь идет о том, что достаточно того, чтобы и эти предметы изучать правильно и с хорошим преподавателем. Потому как вот если вы, допустим, читаете «Войну и мир» и обращаете внимание с помощью вашего преподавателя на межличностные отношения между главными героями, вы, конечно, там патриотизма не заметите никакого.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: То есть нужно читать «Войну и мир» и обращать внимание на дислокацию, диспозицию – вот эти вот все военные слова, которые непонятны среднестатистическому школьнику?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну, в общем, там достаточно много таких вещей понятных. Просто если речь идет о патриотизме, это такая вещь, которая, если совсем просто расшифровать, как любовь к Родине и готовность пожертвовать ради нее чем-то. Не ура-патриотизм, да, а патриотизм именно – это именно любовь к Родине патриота.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Тогда, может быть, нужно ввести какие-то специальные уроки патриотизма, на которых бы «Войну и мир» читали правильно, а не так, как ее читают на литературе?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Я думаю, достаточно того, чтобы правильные преподаватели литературы обращали внимание и на межличностные отношения главных героев, и на то собственно, по поводу чего там этот роман, да – какой исторический этап рассматривается.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Рубен Валерьевич, а где взять таких преподавателей – вопрос?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ой, они у нас есть. Что же вы думаете, у нас нет преподавателей? Если есть школа, там есть преподаватели, а если есть армия преподавателей, то, безусловно, среди них есть хорошие. Хорошие, даже заслуженные. А плюс еще вот правильное изучение истории – оно ведь основывается не на том, чтобы читать учебник истории, а на том, чтобы читать литературу того периода, либо описывающую тот период. Поэтому это не только литература, это еще история. Вот в истории, если, допустим, говорить о высших учебных заведениях, то в вузах на исторических факультетах университетов – там не просто так вам дадут учебник или первичку какую-то, заставляют читать литературу того периода: читайте, вот оттуда выискивайте какие-то вещи. И я, честно говоря, как человек, увлекающийся военной историей, так сказать, в виде хобби, а не профессионально, я понимаю, что когда я изучал военную историю в Суворовском училище и в высшем, то этого мало.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Рубен Валерьевич, ну, история – это одно. Мы все-таки обсуждаем непосредственно НВП и ОБЖ: что делать с этими предметами, какой из них отменять, какой из них вводить? Давайте уже, наверное, потихоньку начнем наш спор с вами. Я себе даже специально выписал аргументы: почему я против НВП – начальной военной подготовки. Правда, мое мнение – заранее предупрежу – наверное, будет немного субъективным, поскольку сам я этот предмет не изучал и начальную военную подготовку не проходил, зато у меня было в школе ОБЖ. И что нам рассказывали на этом предмете – ну, какие-то такие общие вещи: эвакуация в случае пожара, эвакуация в случае наводнения, в случае радиационной угрозы, оказание первой медицинской помощи. Любовь к Родине – не знаю, не слышал. Я помню, там были какие-то отдельные главы в учебнике про дни и города воинской славы, но так, чтобы любить Родину, и каким образом это делать...

РУБЕН МАРКАРЬЯН: А кто рассказывал вам это?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Нам рассказывал бывший майор, в настоящий момент майор запаса, бывший военный.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: То есть он у вас все-таки был преподавателем с военным прошлым, да?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Именно так, да.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Вам-то еще повезло, что человек в этом понимал, потому что зачастую в школах рассказывают какие-то вещи, связанные с армией, люди, которые...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Иногда даже женщины рассказывают.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну да, не имеют отношения к этому и никогда не имели.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но все равно вот посмотрите, Рубен Валерьевич, человек с военным прошлым, бывший майор, а откуда у него педагогическая подготовка?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Потому что если человек закончил высшее военное учебное заведение, то у него, безусловно, есть вторая специальность. Вот как, допустим, я изучал – у нас был такой специальный предмет военная психология и педагогика. У нас специальность была – командная, тактическая. Командная – это означает, ну, командовать личным составом. Личному составу не только надо говорить там: «Налево, направо, вперед, вот туда», но еще и воспитывать. Поэтому вот она и есть. Есть отдельная – то есть, те люди, которые заканчивали, как это раньше называлось, политические училища, у них была именно такая вторая специальность, помимо командной, не так, как у нас там инженер по эксплуатации колесной и гусеничной техники, но еще и преподаватель там чего-нибудь. Поэтому основы обучения – ну, потому что солдаты ж не только обучаются военному делу, но и каким-то другим...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но еще и какой-то гражданской профессии.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну, не гражданской профессии. Вообще процесс обучения военнослужащего, там солдата – он же точно также очень похож на преподавание. Точно также составляется конспект лекции, занятия какого-то – какие вопросы, цели...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Хорошо. Допустим, с этим мы разобрались. Давайте, напомним телефон нашим радиослушателям, заодно привлечем их к интерактивному общению в эфире радиостанции «Говорит Москва» на 92 FM – 729-33-57, код города 495. Звоните, пишите, в том числе задавайте вопросы Рубену Маркарьяну – заместителю президента Гильдии российских адвокатов, главному редактору информационно-правового портала «ЗАКОНИЯ». Тема этой программы: НВП вместо ОБЖ – что нужнее для воспитания патриотизма? Мнения экспертов – я думаю, что к ним тоже нужно обратиться. Член Комиссии Общественной палаты по образованию и науке Ефим Рачевский – он считает, что НВП в том виде, в котором оно существовало в советских школах нынче неприемлемо. И вот цитата из эксперта: «Я давно работаю директором школы и помню, что такое НВП. Сегодня и армия другая, и требования другие, поэтому маршировка, сборка-разборка автомата Калашникова и душевные беседы с отставным полковником – это несовременно, это не XXI век». А вы как считаете, Рубен Валерьевич?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну, наверное, если ограничиваться только сборкой-разборкой автомата, то, безусловно.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ну, вот что было именно на ваших уроках НВП, когда вы учились в школе?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Слушайте, когда я учился в школе, я уже и не помню, что было на НВП, потому что я после 8 класса из школы ушел в Суворовское училище – у меня было сплошное НВП. Поэтому чего там в 9-10 классе проходили, мне известно только по слухам.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ну, понятно.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Но так как я лично встречал новобранцев, которые приходили к нам, когда я уже служил в комендантском полку и набирал этих новобранцев, безусловно, я видел, что некоторые из них умеют разбирать автомат, некоторые даже разбираются в каких-то других вещах, связанных с армейской службой. Некоторые не знают вообще ничего, потому что на уроках начальной военной подготовки откровенно валяли дурака, либо помогали разгружать уголь преподавателю.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Вот точно также и в наше время, наверняка, будут валять дурака или разгружать уголь преподавателю.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: И не только у нас, это в любой стране. Просто, знаете, когда мы говорим – я вот обратил внимание на то, что в Интернете пишут по этому поводу, что действительно большое количество наших граждан и моего поколения и старше, и очень много народа вашего возраста, который говорит: «Ну, в общем-то, надо». А вот правозащитные организации, которые существуют у нас в стране, они в один голос кричат, что: «Не-не-не, не нужно».

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Зачем устраивать муштру?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: «Что, мы казарма...» там и прочее. И при этом я точно знаю, что в такой стране, в общем-то, совершенно «неразвитой», видимо, как Великобритания такой предмет есть в школах. И я стал этому свидетелем – сам лично видел. И дети там выбирают себе род войск, и форму на них одевают, и в походы они ходят, и на самолетах даже летают, если у тебя ВВС королевские, и на танках катаются, и ездят в настоящие воинские части, и ходят строем.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Нам далеко, наверное, до такой системы, также как и до королевы.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, система-то понятно. То есть, если у них спросить, вот представьте, если спросить у английских этих детей: «Вам вот это вот надо?» – они скажут: «Нет, нам зачем это нужно, мы ни с кем воевать не собираемся». И в то же время, если им же сказать: «Ребята, вы знаете, а вот в России нет начальной военной подготовки»...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: И они скажут: «Как это так такое может быть?»

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, они скажут: «Ну, и слава Богу! Да и Бог с ними!»

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: 729-33-57 – телефон в студии радиостанции «Говорит Москва», 495 – это код, можете звонить. НВП вместо ОБЖ – что нужнее для воспитания патриотизма. На связи с нами Франц Клинцевич – это зампред Комитета Госдумы по обороне. Франц Адамович, здравствуйте.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Здравствуйте, Франц Адамович.

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: Здравствуйте, здравствуйте.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Франц Адамович, у нас вот как раз дискуссия на портале «ЗАКОНИЯ» с понедельника развернута по поводу инициативы о возврате, наконец-то (на мой взгляд, наконец-то) начальной военной подготовки в школы вместо основ безопасности жизнедеятельности. Как вы думаете, насколько это полезно, и насколько эта инициатива проходная будет в Госдуме?

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: На самом деле вопрос достаточно сложный. Но очень правильно, что в последнее время в практике наших депутатов, прежде чем вынести закон, он проходит некую общественную экспертизу – о нем говорят, обсуждают. А то, что сегодня в армии служат один год молодые люди, и с учетом сложностей, с которыми сталкиваются молодые ребята, вне всякого сомнения, нечто подобное надо делать.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но вы согласны с тем, что военная подготовка поможет молодых людей соответствующим образом подготовить к службе в армии?

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: Я думаю, что если нужно вводить, то она должна быть именно такой. Вы знаете, вот я недавно был на аналогичном обсуждении. Я вспоминаю начальную военную подготовку, которую проходил, уже как человек в возрасте 55 лет – у нас в школе это была профанация. А вот рядом сидел со мной парень значительно моложе – он гордится и преподавателем и тем, что было. Потому что в школе была по-настоящему хорошая школа подготовки молодых людей к службе в армии, где они получали знания, им было интересно, где они ездили в воинские части, знакомились с бытом, знакомились с оружием, участвовали в каких-то мероприятиях совместных.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Франц Адамович, в одном из своих интервью вы предлагаете ввести НВП в форме военно-патриотических игр. Можете прокомментировать, что это за игры такие?

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: Ну, когда молодые люди принимают участие, допустим, в каких-то учениях в мотострелковых подразделениях, обычных и так далее – с армией, с участием солдат. У нас этих военно-патриотических игр вообще на самом деле очень много, которые проходят среди военно-патриотических клубов, поддержку которым оказывает Министерство образования – таких игр очень-очень много. Поймите, сегодня даже молодежь сама востребовано проводит подобные вещи, применяет пейнтбольное, страйкбольное оружие – проводит без участия государства. Такая потребность есть и, может быть, такую возможность и надо давать молодежи. Конечно, учителя, директора школ знают, что сегодня увеличилось количество часов нагрузки на детей, есть санитарные нормы – все эти вещи требуют очень серьезной тщательной проработки, потому что ввести такой час, если дополнительно какое-то время взять, значит, надо понимать, откуда какие-то часы заберутся, хватит ли того времени, которое на ОБЖ взято.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Вот именно. Скажите, откуда эти часы забирать – из обычных предметов: литература, русский язык, математика? Мне кажется, что их итак недостаточно преподают в наших школах.

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: Конечно, согласен-согласен.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Или эти часы можно добавлять в нагрузку к уже существующим? Но тогда это будет нагрузка на школьников. Что делать?

ФРАНЦ КЛИНЦЕВИЧ: Да, этот вопрос требует серьезной тщательной проработки специалистов – я с этим согласен. Я в данном случае говорю как человек, который понимает, что подготовка к службе в армии предварительная – она нужна. Здесь должны участвовать и школа, и ДОСААФ, и сами молодые люди. Но это надо сделать так, чтобы это было интересно, чтобы люди хотели этим заниматься. И в то же время надо продумать, чтобы на это были специалисты. Ведь если мы введем этих специалистов, не в обиду скажем, не каждый офицер может в школе работать преподавателем. К сожалению, такая проблема тоже есть. А дальше – какие специалисты будут этим делом заниматься? Опять не превратится ли это в профанацию? То есть проблема есть, и ей надо очень серьезно заниматься.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Спасибо, Франц Адамович.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Франц Адамович Клинцевич – зампред комитета Госдумы по обороне – большое спасибо за комментарий – предлагает ввести начальную военную подготовку в форме военно-патриотических игр. Но попутно с этим возникло очень много вопросов: каким образом вклинить эту самую дисциплину в школьную программу, и кто будет, в том числе, преподавать.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: А вот кто будет еще финансировать? Я вот слушал Франца Адамовича и подумал: ведь одно дело ввести, преподавать, но чтобы это не осталось профанацией, все-таки должно быть, как в той же Великобритании, чтобы самолеты летали, танки катались, дети туда ходили, ездили и прочее.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Скорее всего, у нас будут муляжи автомата Калашникова и гранат, как это всегда было – да, наверное, и всегда будет.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: На самом деле тоже ведь это немаловажная вещь. Потому как, ну, вот я на форуме портала «ЗАКОНИЯ» поспорил (форум на то и есть, чтобы обмениваться мнениями) с одним потенциальным призывником Иваном Цветковым, который сказал, что, в общем, у нас нет необходимости вводить такой предмет. И у нас же там есть виртуальное голосование, которые мы развернули...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Так какие доводы приводит?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Доводы... Ну, давай, я сейчас вот открою как раз портал и процитирую, что говорит человек. Так, он сказал, что...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Давайте, я пока напомню телефон прямого эфира.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: 729-33-57, код города 495. Вы можете звонить и выражать свое мнение.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да, зачем военная подготовка? – ну, вот так образно. «Мы собираемся войной решать все вопросы? – спрашивает Иван.  – Если не все, тогда зачем всю войну к войне приучать? Мы же цивилизованное общество. Может, будем лучше учиться толерантному общению, терпеть плюрализм мнений, учиться жить в многонациональном и многорелигиозном обществе. Страна – это не казарма, мы не в Древней Спарте, поэтому пользы мирному гражданину от военных умений нет никакой». Вот я себе здесь позволил не согласиться по одной простой причине. Ну, я, абстрагируясь даже от того, что я – бывший военный...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Что любой мужчина должен это уметь?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, тут есть вот какая вещь. Вот представьте себе, вы же не можете сейчас сказать: «Мир во всем мире наступил»?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Конечно, нет.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: На нас же могут там напасть какие-нибудь варвары – не знаю, там с Северного Полюса, чтобы никого не обижать, да, или с Южного Полюса интеллектуалы.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Так, хорошо.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Вот, то есть какие-то люди все-таки...

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: И мы всегда должны быть к этому готовы?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Даже не то, что... Это общая фраза: «Быть готовым». То есть, не очень хочется в первые дни, пока вы, условно говоря, или там некоторые не успели дезертировать, сохранить свою жизнь хотя бы. Вот что нужно сделать, для того чтобы сохранить свою жизнь? Нужно элементарно знать какую-то простую вещь, например, сколько патронов в магазине автомата Калашникова. Причем, под словом «магазин» нужно понимать, что это магазин, что это не дьюти-фри в аэропорту, а что это такая штука, которая вставляется в автомат, и в ней есть патроны, которые стреляют.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: К слову, я не знаю.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да, вот сколько там.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: У меня не было НВП, у меня было ОБЖ. Я сейчас попытался ответить на ваш вопрос – я не знаю.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну, а вот представьте, да: вдруг там что-то такое началось – тотальная мобилизация, напали варвары, что исключать нельзя. Вам первому захочется сказать: «Слушайте, дайте мне что-нибудь, чтобы оно стреляло». Потому что, ну, как бы оно же нападает, сдаваться-то – понятно, все равно голову отрежут.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Понятно. Мне дадут, а стрелять я не умею.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: И вы попросите сами. Не то, что даже стрелять – вы попросите сами: «Дайте мне что-нибудь, чтобы я свою жизнь сохранил, пока тут не уляжется». Вам дадут автомат, вы не знаете, за какое количество секунд вы выпустите целую очередь. Стрелять – Бог с ним – мушка, прорезь.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Я понял. Я понял, что вы имеете в виду. Мы обязательно вернемся к этому. Егор ждет – не дождется, когда мы с ним выйдем в прямой эфир. Егор, здравствуйте.

ЕГОР: Здравствуйте, я говорю с вами из Анапы.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ух ты!

ЕГОР: Да, я сейчас в дюнах около Черного моря, и хочу высказать свое мнение по поводу этого вопроса.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Высказывайтесь из дюн.

ЕГОР: Значит, конечно, НВП, начальная военная подготовка – это предмет, который нужен нашим мальчикам, особенно тем, которые пойдут служить в армию, вот я, например, к сожалению, или к счастью, я не знаю, как, не пойду туда…

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но, значит, вам и НВП не нужно, а зачем тратить лишнее время на предмет, который вам не пригодится в армии.

ЕГОР: Вот, и этот вопрос очень интересный, и я рекомендую над ним подумать. Но я думаю, во-первых, зачем это делать вместо основ безопасности жизнедеятельности, ОБЖ, которого у меня в школе, кстати, нет, почему-то, но с другой стороны, я на эту проблему смотрю с какой точки зрения – это планируется как предмет в школе, с целью обеспечения патриотизма. Патриотизм – это гражданская позиция отдельного человека…

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Егор, подождите, так что получается, у вас в школе нет ОБЖ, а каким же образом вам прививают патриотизм тот самый?

ЕГОР: Пока это обеспечивается в школе крайне поверхностно, но я хочу сказать, что патриотизм – это гражданская позиция, как я уже сказал, отдельного человека, которая должна уже не в школе, а родителями на уровне уже в три года, когда он учится говорить, эта гражданская позиция у него должна быть сформирована родителями, а не учителями.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Понятно, спасибо большое, Егор.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Ну вот, опять же продолжаю нашу дискуссию, в пользу начальной военной подготовки, я люблю такие странные примеры приводить, ведь знания о начальной военной подготовке, сейчас, в том числе и Егор, и большинство других молодых людей черпают из фильмов, боевики-то все смотрят, в компьютерные игры играют.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: В боевиках просто не всегда правду показывают.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Так вот я об этом и говорю. Вот я опять же, возвращаюсь к тому примеру, дали вам автомат, две гранаты, одна из них – Ф-1, другая – РГД-5.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ни о чем не говорит.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да, ничего не говорит, поэтому вот вы что одну кинете метров на двадцать, что другую кинете, только от одной можно, достаточно присесть, и вас осколками не посечет, ну, там РГД-5, потому что это наступательная граната, и у нее радиус разлета осколков 25 метров, а Ф-1, так называемая «лимонка» – это 200 метров радиус разлета осколков, и вы убьете сами себя, если не спрячетесь. Эти вещи хотя бы надо знать, элементарно, уже не говоря о том, что как не надо зубами отрывать кольцо от предохранительной чеки, потому что останетесь без зубов, это надо хотя бы попробовать сделать один раз на том же уроке начальной военной подготовки.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Виктор дозвонился. Здравствуйте, слушаем вас.

ВИКТОР: Алло!

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да, Виктор, здравствуйте.

ВИКТОР: Значит, мнение следующее. Огромное количество, ну, достаточно большое количество предметов изучают в школе, и на самом деле, по жизни основная задача этого изучения – дать человеку право выбора, понимание, подходит ему этот предмет или нет. Отсюда простой вывод: незнание элементарного представления об оружии, ну, в большом смысле этого слова, лишает молодежь права выбора – служить или не служить, ну, понимания такого, да? Это первое.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: То есть это нужно делать в ознакомительных целях?

ВИКТОР: Да, потому что это продолжение той естественной системы отбора, выбора.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Понятно. А во-вторых, вы хотели продолжить?

ВИКТОР: Второе – это основа реальной безопасности, потому что оружие – это не только железо и взрывчатка, это еще и очень мощный фактор ответственности.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: И нужно знать, как вести себя с этим фактором. Большое спасибо, Виктор. Продолжаем интерактивное общение, телефон в студии прямого эфира 729-33-57, это программа «Де-юре», в гостях у нас Рубен Маркарьян, заместитель президента Гильдии российских адвокатов, главный редактор информационно-правового портала «ЗАКОНИЯ», как всегда по четвергам в эфире радиостанции «Говорит Москва» обсуждаем интересную тему: «НВП или ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма?» И вообще, каким образом эти предметы связаны с патриотизмом?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Я напомню, что эта тема на портале «ЗАКОНИЯ» обсуждается с понедельника, как обычно, с привлечением ряда экспертов и известных юристов, ну вот я сейчас как раз открыл форум, и в начале нашей программы, в первой части мы говорили о том, а, собственно, вы у меня спрашивали, да, а что такое НВП было в свое время, которое вы не изучали, у вас же предмет был ОБЖ только.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Именно так.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Вот тут я смотрю сообщение пользователя под псевдонимом Checryzhhik, настоящей фамилии и имени не указал человек, ну, не захотел, так вот, он делится своими воспоминаниями о начальной военной подготовке образца 70-х годов, прошлого века, естественно, вел предмет у него полковник-артиллерист в отставке Самодуров, говорит, строгий был, но умный и фамилии своей не соответствовал, вот, любили его. Так вот, учили ходить строем, крутиться на месте, держать автомат, собирать-разбирать автомат, пистолет Макарова, револьвер, работать с компасом и картой, пользоваться общевойсковым защитным комплектом, противогазами и прочими, даже у него была, оказывается, американская М-16 – штурмовая винтовка откуда-то, непонятно. Вот, учили, раз в год проходила «Зарница», «Орленок» – ну, то есть военно-патриотическая игра, отрабатывались в миниатюре разведка, рытье укрытий, скрытое передвижение, атака, таскание раненых, стрельба из пневматики по мишеням, метание гранат Ф-1 и РГД-5, правда, это были учебные, но это неважно, походы в лес зимой и летом с минимальным комплектом для выживания, разведение костра из сырых дров с одной спичкой, установка ловушек на птиц, преодоление полосы препятствий, прохождение маршрута по компасу и карте, ориентирование на местности, стрельба, посещение стенда.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Короче говоря, в таком позитивном свете представляют.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, вот к вопросу, спорящие стороны, у нас форум же, поэтому люди троллят и спорят, и говорят, что пригодилось. Он говорит, несмотря на то, что не стал, видимо, военным: «Навыки, полученные при изучении начальной военной подготовки, пригодились в жизни, например, ориентирование на незнакомой местности, чтение карт, выход из леса по компасу, карте, приметам, разведение костра из любых дров, хоть в дождь, хоть в снег, пользование средствами защиты, знание гражданской обороны. Так что военные и военная служба в дальнейшем здесь не при чем, просто пригодилось по жизни».

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Хорошо, теперь мой черед, открываем Live Journal, ЖЖ, тут тоже интересные комментарии на тему НВП и ОБЖ. Зачитываю, пользователь mgsupgs, ну, как есть, так есть, опять-таки настоящего имени не известно.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Что это вы непатриотичный такой, читаете Live Journal? Давайте на портал «ЗАКОНИЯ» заходите, там читайте, а то Live Journal.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: «Нынешние школьники уже, наверное, и не знают, что за дивное создание – школьный военрук, а это же песня». В качестве иллюстрации – аутентичный диафильм. Ну, тут картинки приводятся, я, по крайней мере, буду зачитывать именно текст. «Молодцеватой, слегка пошатывающийся походкой в класс входит «боровичок» преклонного возраста с красным носом в форме с погонами подполковника и общевойсковыми эмблемами в петлицах. Подполковник слегка глух, слегка пьян и серьезно туп – настоящий офицер старой закалки». Это не мое мнение, это мнение пользователя. «Зовут его в школе добродушно – «Полкан». Первый урок он начинает каждый раз вот уже лет 10 с одного и того же – вводной лекции о тяготах и лишениях военной службы. Почти церемониальным шагом он направляется от двери к столу, по пути он поскальзывается на подброшенной «добрыми» учениками тряпке, но удерживается на ногах благодаря отданной самому себе команде «отставить».

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Можно, прерву эту приятную цитату пользователя с какого-то враждебного нам ресурса, вирусная атака на нашу тему. Я могу привести другой пример, сейчас как раз смотрю сериал, не буду называть, как он называется в переводе с английского языка, так случайно он мне попался на маленьком моем компьютере, да, купил компьютер, и там уже был закачан этот сериал.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Так, и что там, в сериале?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Речь идет об учителе химии, у которого был обнаружен рак, и вот он, значит, понимая, что рак неоперабельный, решает применить свои знания химии на практике, начинает варить наркоту, причем пускается во все тяжкие, и применяет эти знания на практике, как то – утопление трупов в плавиковой кислоте, и прочее.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Иначе говоря, какой вывод? Можно применять хорошо, можно применять плохо, можно вообще не применять.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, вывод, который напрашивается сам собой. Вы рассказали про какого-то там полковника, про которого ученик рассказал, что вот он такой, я рассказал…

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: К сожалению, это собирательный образ.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: …Что есть учителя химии, которые, может быть, занимаются подобными вещами, применяя знание химии на практике. Каждая большая корпорация, к которой мы относим преподавателей, имеет право на своих негодяев, ну, и на своих героев, так вот, героев больше.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: В семье не без урода. Может быть, мы пытаемся это выяснить вместе с вами, 729-33-57, «НВП вместо ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма?» В эфире радиостанции «Говорит Москва» Олег Смолин, депутат Госдумы, первый заместитель председателя Комитета по образованию, член-корреспондент Российской Академии образования. Олег Николаевич, мы вам приветствуем. Олег Николаевич, слушаем вас.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: На связи, нет?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Нам подсказывают, что немного позднее, возможно, мы сумеем дозвониться до Олега Николаевича, а тем временем напомним, НВП и ОБЖ – достаточно спорные, так скажем, предметы, как один, так и другой, кстати, до сих пор программа ОБЖ, насколько я знаю, она не оформлена окончательно. То есть уже есть учебники, уже есть какие-то более-менее темы, которые входят в необходимые для изучения, но, тем не менее, происходит реформирование, что называется, на коленке, и это тоже неправильно, это тоже как-то не очень приятно. Вы представляете, приходишь, допустим, в десятый класс, у меня так было, на своем собственном опыте, там рассказывают одно, приходишь в одиннадцатый класс – там рассказывают, по сути, то же самое, но с какими-то небольшими добавлениями, вставками. Что это, как это?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Скучновато, когда только рассказывают, то есть хотелось бы на практике посмотреть, вот я опять же возвращаюсь к той химии, которую я в школе не любил из-за преподавателя, ну, из-за учительницы, которая, ну, либо неинтересно давала, я просто помню от нее, что она много кричит. А вот когда в Суворовское училище попал, у нас там был майор Иванов, который преподавал химию, это было настолько интересно, что потом эти знания химии я применял на практике реально.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Рубен Валерьевич, Олег Николаевич Смолин, дозвонились до него. Олег Николаевич, здравствуйте.

ОЛЕГ СМОЛИН: Добрый день.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Здравствуйте, Олег Николаевич. Мы тут обсуждаем вот на радиостанции «Говорит Москва» и на портале Zakonia.ru ту инициативу, которая родилась в недрах Госдумы – опять вернуться к начальной военной подготовке, ввести этот предмет, наверное, вместо основ безопасности жизнедеятельности, или вдобавок к ОБЖ. Как вы к этому относитесь?

ОЛЕГ СМОЛИН: Вы знаете, я не поклонник этой идеи, если сказать прямо, и вот почему. Не потому, что парням вредно что-то понимать в основах военной службы, наоборот, скорее, полезно. Но дело в том, что основы начальной военной подготовки – это не такой предмет, который можно познать теоретически на уроках, слушая военрука или даже маршируя, ни то ни другое особого толка не дает, и поэтому даже в конце советского периода очень многие ребята относились к этому предмету иронически. Совсем другое дело, когда их на неделю вывозили за город, и они действительно попадали в условия, в какой-то степени напоминающие условия военной службы – там учились метать гранаты, бегать кроссы, ориентироваться на местности, и массу других вещей. Но, кстати, все это можно сделать и в рамках курса обеспечения безопасности жизнедеятельности. Поэтому мне кажется, что с учетом разваленной базы начальной военной подготовки, с учетом общего настроения в обществе, с учетом того, что власть объявила, что она собирается двигаться в направлении профессиональной армии, я считаю, что это неэффективно.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Олег Николаевич, так может быть, нужно переломить эту негативную тенденцию и изменить настроения в обществе на позитивные, чтобы лучше стали относиться к армии, и это будет достаточно неплохой мерой, почему бы и нет? Будут теперь молодежь вывозить на целую неделю куда-нибудь за город, чтобы они там метали гранаты или стреляли из автоматов.

ОЛЕГ СМОЛИН: А вот если молодежь будут вывозить на неделю за город, ничего против я не имею, скорее, за, а вот против теоретических нудных уроков по НВП, когда происходит что-то похожее на то, когда нам компьютер преподавался без самих компьютеров. Я думаю, что это только будет профанация идеи.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Олег Николаевич, а возможен какой-то компромиссный вариант, может быть, сделать какой-то новый предмет, или даже не делать новый предмет, мы ранее обсуждали идею – на основе ОБЖ ввести какие-то дополнительные…

ОЛЕГ СМОЛИН: Дело в том, что сейчас и так реализуется компромиссный вариант. В рамках обеспечения безопасности жизнедеятельности существует часть курса, которая как раз посвящена, фактически, начальной военной подготовке. Тем более, не вижу необходимости менять шило на мыло.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Олег Николаевич, вот все-таки то, о чем вы говорите, вот эти военно-патриотические игры с выездом в воинские части настоящие – ну, за рубежом тоже такая практика имеется. У меня вопрос вот какого плана. Ведь все, в конце концов, упирается в финансирование, и либо это министерство образования финансирует этот предмет, либо министерство обороны. Ведь мне кажется, что на самом деле, если речь идет о денежных средствах на вот эту начальную военную подготовку, как ее ни назовите, она будет хорошая только тогда, когда есть деньги. Если деньги выделяет министерство обороны, и в воинские части дети ездят, стреляют, смотрят, как танки катаются – это же все деньги стоит, но это же не за счет Минобразования должно быть. Минобразования может только платить преподавателю – отставному военному.

ОЛЕГ СМОЛИН: Вы говорите с автором закона об образовании 1992 года. В законе об образовании 1992 года 20 лет назад мы написали, что основы начальной военной подготовки могут преподаваться на добровольной основе за счет заинтересованного ведомства, то есть за счет министерства обороны. Я думаю, что, в принципе, это был правильный подход.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: То есть это получается, как было декларативной нормой, так и осталось, потому что заинтересованное ведомство – оно должно быть назначено, а не просто изъявить какую-то свою инициативу, да?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Скорее всего, оно не заинтересовано.

ОЛЕГ СМОЛИН: Ведомство – это министерство обороны, это совершенно очевидно. Теперь бы мы написали по-другому, тогда был другой законодательный язык: за счет федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находятся вопросы военной службы.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: То есть до тех пор, пока вот это ведомство не выбьет или получит какую-то статью в бюджете на это, то есть все эти разговоры бесполезны.

ОЛЕГ СМОЛИН: Нет, это не факт, могут сделать по-другому, за счет расходов образовательных, но мне представляется, что если министерство обороны будет само финансировать это дело, оно внимательно посчитает деньги, как сделать правильно, чтобы было менее затратно и более эффективно, и тогда, скорее всего, мы получим как раз не чисто теоретические курсы о том, как надо держать автомат, а некую реальную помощь ребятам, которым потом потребуется служить в армии.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Олег Николаевич, скажите, а министерству обороны вообще есть дело до этого предмета? Потому что сейчас идет очень глобальная реформа обороны, и мне кажется, что это просто не в приоритете. Какой-то там непонятный предмет – НВП, кому он нужен, когда у нас стоят более важные задачи?

ОЛЕГ СМОЛИН: Вообще, министерство обороны и думский комитет по обороне всегда были с сторонниками этой идеи. Другое дело, вы правильно подметили противоречие нашей военной политики, они заключаются в том, что военные учебные заведения для профессионалов закрываются, или сливается десяток в один огромный вуз …чтобы правая рука внимательно подумала, что делает крайне правая, как сказал Рейган.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Спасибо.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Большое спасибо, это был Олег Смолин, депутат Госдумы, первый заместитель председателя Комитета по образованию, член-корреспондент Российской Академии образования. «НВП или ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма?» Хотелось бы услышать мнения наших радиослушателей, 5544 – мобильный портал, можно отправлять SMS-сообщения, или звоните по номеру 729-33-57, код города – 495.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Видите, как, мы, в общем, в десятку попали с вами по поводу финансирования. Да, все это хорошо и все эти военно-патриотические игры, и все с удовольствием будут в них принимать участие, выезжать в лес, разводить костер с одной спичкой на сырых дровах, кататься на танках, летать на самолетах, как в Великобритании, даже форму пошьют себе. Только за чей это счет? За свой счет – не будешь, за счет заинтересованного ведомства – вопрос, какое это ведомство. Ну, видимо, министерство обороны. Я как-то помимо того, что у меня был опыт общения с министерством обороны, так как я служил в армии, как, понятно, но у меня был опыт общения, очень краткий, общения с министерством обороны, имеется в виду – с пресс-службой, когда я обратился, как главный редактор портала «ЗАКОНИЯ», это было пару-тройку лет назад, сейчас уже там руководитель пресс-службы сменился, насколько я понимаю, и я предложил такую простую вещь, которую мы реализовывали с Федеральной Миграционной Службой, с правительством Московской области, когда через Интернет, через простенькую программу видеосвязи мы организовывали видеоприем, общение граждан с должностными лицами. Это не стоило ничего, потому что эта программа бесплатная, просто к нам обращаются люди, у нас же все-таки посещаемость приличная, причем, целевая аудитория, юристы, там, и прочее.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ну и чем кончилась эта история?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Я говорю: «Давайте мы для вас тут сделаем вот такую тему, наиболее актуальные вопросы будем вам пересылать, вот, а вы попытайтесь на них через каких-то должностных лиц ответить». На что я получил ответ, что в министерстве обороны в достаточной степени, и такое словосочетание было – «давным-давно налажено взаимодействие со средствами массовой информации, и, по мнению наших отечественных и зарубежных специалистов деятельность министерства обороны освещается достаточно широко». То есть я подумал, вот если спросить у зарубежных специалистов: «А все ли у нас хорошо в армии?» – они скажут: «Да конечно, вообще ничего делать не надо». Как они там умудряются пользоваться мнением зарубежных специалистов, непонятно.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Рубен Валерьевич, между тем, ряд экспертов считает, что от основ безопасности жизнедеятельности не стоит отказываться, по мнению члена комиссии Общественной палаты по развитию образования Сергея Волкова, ОБЖ – более широкий предмет, включающий в себя поведение при террористической угрозе, при чрезвычайных ситуациях, и множество бытовых задач, которых нет в НВП, а патриотизм, отмечает Волков, воспитывает также литература, история и общий уклад жизни в школе и стране. До нас дозвонилась наша радиослушательница. Здравствуйте, Зоя, слушаем вас.

ЗОЯ: Здравствуйте, добрый день, и очень хорошо, что эта тема затронута. О начальной военной подготовке часто вспоминаем мы, кто уже имел это в прошлом, по крайней мере, моя мама проходила, я знаю это. В общем, нужно использовать, действительно, патриотическую подготовку в полном объеме, который может предоставить ОБЖ, просто по принципу лучше меньше, да лучше.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Понятно, то есть оставляем ОБЖ, и делаем акцент, упор на патриотизм?

ЗОЯ: Делаем, и используем межпредметные связи, исторические ресурсы, не только Суворова, но, может быть, даже и раньше.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Спасибо, это была Зоя. И с нами на связь выходит Галина Шалдикова – председатель Совета родителей военнослужащих России. Галина Ильинична, добрый день.

ГАЛИНА ШАЛДИКОВА: Добрый день.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Здравствуйте, Галина Ильинична. Вот мы опять в той же теме, к которой неоднократно возвращались, ну, уже пять лет, насколько я помню, периодически депутаты выходят с инициативой вернуть начальную военную подготовку в школы. Как вы думаете, насколько это проходная инициатива, и насколько это полезно?

ГАЛИНА ШАЛДИКОВА: Вы знаете, это годы работы, мы вопрос этот поднимали – вернуть в школах НВП. Когда мы говорим о переходе к контрактной службе и профессиональной армии, но если приходит солдат-призывник и он не знает даже основы службы, какая может быть профессиональная армия? Поэтому, если, к примеру, вернуть НВП, парень должен уже понимать, что он должен быть защитником, и какие-то навыки должен знать первичные для службы. Потому что служили два года, сейчас служат год. После присяги выходят люди – ребята ни к чему не готовы.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Галина Ильинична, мы поняли вашу позицию. Хорошо, допустим, ввели мы это НВП, но каким образом это сделать? Дополнительные часы в школе, чтобы еще больше загружать детей? Вопрос неоднократно поднимался сегодня.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Галина Ильинична, вот мы еще выяснили, что речь идет о финансировании. То есть если это будет финансировать министерство обороны, заинтересованное ведомство, то пользы от этого будет больше. Что там думают по этому поводу?

ГАЛИНА ШАЛДИКОВА: Конечно.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Вы же член общественного совета, по-моему, при министерстве обороны, да?

ГАЛИНА ШАЛДИКОВА: Ну там других людей ввели, нас из совета вообще вывели.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: А, вот так вот?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Позиция ясна, да, большое спасибо, Галина Шалдикова – председатель Совета родителей военнослужащих России. Дозвонилась до нас Лидия Кирилловна. Лидия Кирилловна, здравствуйте.

ЛИДИЯ КИРИЛЛОВНА: Добрый день всем. Я хочу сказать, что в советское время даже в детских садах воспитывали чувство патриотизма, через все занятия, то есть пропускалось, как нить. В школах также. А сейчас даже не знают, кто такой Матросов, или кто такой Папанин.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: А как вы считаете, сами дети готовы узнавать, кто такой Матросов, и кто такой Папанин? Ведь многим школьникам это неинтересно.

ЛИДИЯ КИРИЛЛОВНА: Ну, если тогда были готовы, то почему сейчас они не готовы? Значит, им не дают такие знания.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: А я вот соглашусь с вами.

ЛИДИЯ КИРИЛЛОВНА: И не дают, никакого чувства патриотизма не воспитывается, раз они не знают даже, кто эти люди.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Спасибо, Лидия Кирилловна.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Я думаю, что Лидия Кирилловна права, вы ее несколько огорошили своим вопросом, потому что, а кто это будет спрашивать у детей, готовы они или не готовы. А готовы они изучать математику? Да не готовы, но надо.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Но тут вопрос в том, что если он не готов, то он не будет это делать, ему это неинтересно.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да ничего подобного, то есть я вам скажу, что многим неинтересно, действительно, изучение математики или какого-нибудь другого предмета, только не спрашивают, вот изучают и изучают, или русский язык, например, у нас государственный язык, национального общения, и это обязательный предмет, в ЕГЭ его ввели, его надо сдавать обязательно, а вот интересно вам или неинтересно – это никого не волнует, потому что, ну, мы вот так договорились – мы живем в этой стране, у нас есть определенное понимание, какими мы должны быть. Если вам не нравится, вы можете получать там двойки, работать каким-нибудь низкооплачиваемым специалистом на какой-нибудь стройке, таскать кирпичи, а все остальное вам пытается государство дать, в том числе – и общество, и родители. А если спрашивать у ребенка, а хочет ли он кашу с утра есть – ну он скажет: «Да не хочу, хочу шоколад, мороженое». Ну и чего от этого, толк-то какой будет?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Вы сказали про ЕГЭ, мне кажется, идея на грани фантастики, а почему бы и нет – ЕГЭ по НВП, или по ОБЖ.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет смысла, потому что у нас, если мы действительно говорим о том, что армия у нас, в общем-то, небольшая, и в перспективе будет профессиональная, то это очень специфический предмет, и этого делать не нужно. Вопрос другой, вот у нас кто-то из звонивших сказал, помните, начальная военная подготовка нужна хотя бы для того, чтобы у вас было право выбора. Мысль глубокая, может быть, звонивший не имел в виду даже то, что я сейчас скажу, но, тем не менее, все это очень правильно, потому как, не имея понимания, а что такое служба в армии, как вы выберете себе профессиональную службу в ней? То есть вот вы не знаете, что это такое, вы сейчас говорите: «Да у нас контрактная армия». А контракт – что, мы каких-то варягов, что ли, призываем себе на оборону, русичей каких-нибудь, еще каких-то наемников?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Иначе говоря, это будет один шаг в сторону контрактной армии?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Это безусловно, потому что как только вы получаете какие-то знания начальной военной подготовки, вы можете уже иметь хотя бы какое-то смутное представление, а чего это такое, и в дальнейшем вам, может быть, придет в голову мысль – либо пойти служить по контракту, вам понравится эта тема, и вы будете углубленно уже изучать эти предметы, либо, может быть, стать профессиональным военным. Но если вам этого в школе не дают, вы как этот выбор сделаете? Откуда мы будем брать ту же самую профессиональную армию, кто туда пойдет, если понятия не имеет, о чем речь?

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: «НВП вместо ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма» – обсуждаем эту тему в рамках программы «Де-юре», в эфире 92 FM. Интересует мнение учителей, родителей, и военных в первую очередь, то есть непосредственно тех людей, которые имеют отношение к процессу, и эксперты, которые пишут учебники, тоже они не остаются в стороне, я процитирую пару мнений. «Сегодня курса начальной военной подготовки в образовательных учреждениях нет, поэтому большой материал учебников посвящен основам военной службы» – имеется в виду учебник по ОБЖ. «Задача курса – правовая, теоретическая, морально-психологическая подготовка учащихся к выполнению своего конституционного долга, которая поможет им в дальнейшем успешнее адаптироваться к условиям армейской службы и тем самым смягчить стрессовую ситуацию». К чему я клоню, Рубен Валерьевич?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Не знаю.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: А клоню я к тому, что все-таки, может быть, какой-то компромисс, возможно – ввести курс ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности), в рамках которого допризывников отправляют на военно-учебные сборы, какие-то курсы, какие-то с ними проводят семинары, круглые столы, и так далее, и тому подобное, к тому же Минобразования еще, по-моему, в 1998 году рекомендовал это сделать, но почему идея заглохла? К сожалению, у нас многие достойные идеи не находят своего…

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Да я думаю, деньги все-таки.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Напомню, «НВП вместо ОБЖ. Что нужнее для воспитания патриотизма?»

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Что-то мы как-то все про патриотизм, это так тема была заявлена на портале, но обсуждается совсем другое – необходимость введения начальной военной подготовки в курс среднего образования, то, что часто называется «Основы безопасности жизнедеятельности».

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: В целом.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, я не против, если останется этот предмет – «Основы безопасности жизнедеятельности», если он хотя бы будет преподаваться, а то тут нам Егор из Анапы позвонил, ну, на самом деле, Егор из Мытищ, отдыхает он, видимо, в Анапе, и рассказал, что он про эти курсы понятия не имеет. Ну, может быть, кто-то тоже не в курсе, что он изучает за 9-11 класс, программа включает в себя правила действия в чрезвычайных ситуациях, классифицируются так: природные чрезвычайные ситуации – землетрясения, наводнения, цунами, лесные и степные пожары; техногенные чрезвычайные ситуации; ну и социальные.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Ну, и что, почему бы и нет?

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Нет, ничего против не имею, просто, видите, мы как в результате разговоров и со слушателями, и с экспертами нашими, которые у нас были в эфире, выяснили, на мой взгляд, вполне простую вещь – о том, что заинтересованное ведомство должно сделать вот эту самую начальную военную подготовку интереснее. Министерство образования вряд ли можно считать заинтересованным ведомством в начальной военной подготовке.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Определенно.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Поэтому наш мессидж так называемый мы адресуем министерству обороны. Уважаемые коллеги, если вам интересно получать в армию уже подготовленных призывников, тогда, будьте добры, поставьте вопрос о финансировании, создайте правильную программу, принимайте участие вот в этих военно-патриотических играх, направляйте школьников в воинские части, дайте нам покататься на танках, пострелять из настоящего автомата – нам будет интересно.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Дозвонился до наc Роман. Роман, здравствуйте.

РОМАН: Добрый день, я вот социальный педагог, тут у вас в эфире звучали такие слова, типа патриотизма. Мне кажется, что проблема в том, что эта милитаризация очень глупо путается с понятием патриотизма, потому что нельзя заставить выучить фамилии, имена генералов, военные действия – это сразу каждый ребенок просто уснет, и будет иметь отторжение к этим, так сказать, «знаниям». Нужно строить ролевые игры, нужно прививать любовь к Родине через желание, нужно мотивировать, чтобы был интерес.

ДМИТРИЙ ПОЛЯНСКИЙ: Спасибо. Роман дозвонился в студию, это была программа «Де-юре» по четвергам на 92 FM, у нас в гостях был Рубен Маркарьян, заместитель президента Гильдии российских адвокатов, главный редактор информационно-правового портала «ЗАКОНИЯ», услышимся через неделю.

РУБЕН МАРКАРЬЯН: Всего доброго.

 

07.06.2012

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Дамы и господа, присоединиться к обсуждению темы вы можете в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва» (92,0 FM) сегодня в 16.05 мск.
    Телефон прямого эфира: 8 (495) 729-33-57 и 729-37-78
    Написал Смирнова Ксения Александровна (Аскорбинка) 07.06.2012 15:35

  • Цитата:

    Сообщение от полуэкт

    Под предлогом туристических навыков не нужно протаскивать военщину. Это волк в овечьей шкуре. К патриотизму, как задаче НВП, точно отношения не имеет.


    Смотря как преподавать...
    Лично самому из курса средней школы (70-е г.г.) в жизни пригодилось не так уж много чего, но вот НВП - однозначно "ДА". Это о полезности. Причем, никак не сравнить с ГО и ОБЖ - это вообще профанация.
    Что касается патриотизма - одним предметом его не привить и не воспитать, как бы этот предмет ни обозвали. Система нужна. В общем и целом - и не тлько в образовании. Да, при СССР много чего было "не так" - но система-то была, и, что характерно, работала. Откосить от армии было позором - ни одна девушка не пойдёт с "белобилетником".
    Поэтому элементы патриотического воспитания должны быть везде и во всем - хоть в Законе божьем, хоть в арифметике. Тогда, м.б., что-то и произрастёт...
    Написал Необязательно Игорь (Vesh-a-Too) 07.06.2012 13:05
  • Под предлогом туристических навыков не нужно протаскивать военщину. Это волк в овечьей шкуре. К патриотизму, как задаче НВП, точно отношения не имеет.
    Написал полуэкт 07.06.2012 12:27

  • Цитата:

    Сообщение от Checryzhhik

    Это так, но НВП предмет на разы полезней изучения религии, что насаждается в современных школах



    Про религию я уж вообще молчу. Надеюсь моего ребенка минует чаша сия.
    Написал полуэкт 07.06.2012 12:20

  • Цитата:

    Сообщение от полуэкт

    И многим ли эти навыки нужны?




    Цитата:

    Сообщение от полуэкт

    Зачем всех-то заставлять?


    Когда ситуация случится, а ты не умееешь - поздно будет учиться Imho
    Написал Сайкин Кирилл Андреевич (Сайкин Кирилл Андреевич) 07.06.2012 12:17

  • Цитата:

    Сообщение от Checryzhhik

    Навыки полученые при изучении НВП мне пригодились и по жизни: ориентирование в незнакомой местности, чтение карт, выход из леса по компасу, карте и приметам, разведение костра из любых дров: хоть в дождь, хоть в снег,


    Это туризм, при чем тут НВП? И многим ли эти навыки нужны? Кому нужны, пусть занимаются в свободное от уроков время, в кружках, секциях и т.п. Зачем всех-то заставлять?
    Написал полуэкт 07.06.2012 12:09

  • Цитата:

    Сообщение от полуэкт

    ... когда тянут НВП в "перегруженный отсек трюма" я протестую. Корабль образования и так с приличным креном, не говоря уже о дырах в корпусе, слепом и глухом капитане и полупиратской команде.


    Это так, но НВП предмет на разы полезней изучения религии, что насаждается в современных школах
    Написал З. Виктор (Checryzhhik) 07.06.2012 12:06
  • ГО и ЧС тоже имеет главной задачей сохранение жизни и здоровья. Вопрос ведь не в названии предметов, а в балансе между видами деятельности (умственной и физической) и в рамках вида деятельности - приоритетах по предметам. Расставьте приоритеты, хоть в баллах, хоть в процентах, какими бы вы их хотели видеть для своего ребенка и для будущих граждан государства. А потом сравните их с положением дел в школе. Я вижу вопиющее несоответствие желаемого и действительного, поэтому когда тянут НВП в "перегруженный отсек трюма" я протестую. Корабль образования и так с приличным креном, не говоря уже о дырах в корпусе, слепом и глухом капитане и полупиратской команде.
    Написал полуэкт 07.06.2012 12:03

  • Цитата:

    Сообщение от полуэкт

    Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала ответить на другие. В стране не хватает военных? Вряд-ли при том уровне оплаты, какой сейчас существует. Нам предстоит всеобщая мобилизация?


    Навыки полученые при изучении НВП мне пригодились и по жизни: ориентирование в незнакомой местности, чтение карт, выход из леса по компасу, карте и приметам, разведение костра из любых дров: хоть в дождь, хоть в снег, уменее пользоваться средствами химзащиты, знания ГО... так что, причем тут военные? Хотя в Швейцарии все население военнообязанное и в случае войны каждый должн достать из под кровати автомат и топать на мобилизационный пункт, хоть и армия у них тоже не велика. Но в отличии от нашей власти они думают о безопасности своей страны.
    Написал З. Виктор (Checryzhhik) 07.06.2012 11:57
ТЕМА НЕДЕЛИ От оплаты не уйти
Минюст предлагает установить минимальный размер алиментов в виде твердой суммы, которая рассчитывается исходя из прожиточного минимума на ребенка или минимального размера оплаты труда в каждом конкретном...

Популярное
Новое