Валентин Лебедев. Точка зрения.

3 комментария Процесс глобализации подразумевает электронный и генетический контроль над людьми

В 90-е годы над православными верующими смеялись, обвиняли в обскурантизме, излишнем паникёрстве, когда они протестовали против ИНН. Но для людей духовных важна прозорливость. И что мы сейчас видим? Обсуждение применения генетической информации, электронная идентификация, цифровое правительство, различные технологии оцифровывания – это всё ячейки одной и той же системы, которая ведёт к тоталитарной слежке за человеком. Почему сейчас во многих автобусах сняли так называемые «вертушки» - пропускные системы? Это подготовка к тому, что вход будет по лицу, радужной оболочке глаз и т.д.

Патриарх Кирилл, будучи еще Митрополитом, на встрече с молодежью сказал одному европейскому общественному деятелю: вы сейчас находитесь на остановке, которую мы, бывшие советские люди давно проехали – тоталитарном обществе.

Но только теперь этот тоталитаризм осуществляется не с помощью личного дела, которое заводят спецслужбы, с данными паспорта, пропиской. Это всё уже ветхое дело. А с помощью всех перечисленных средств, о которых речь идёт и в предложенном к рассмотрению законе, и многих других.

Что такое глобализация? Когда умножается воинство Антихриста, а это всемирный, глобальный процесс, то тогда вводится и милый им электронный, генетический, биологический и т.д. контроль над людьми. Подаётся он, якобы, как помощь в совершении тех или иных действий, в том числе, при финансовых операциях и иных услугах. А у тех, у кого это знака на теле и на челе не оказывается, они выводятся за сферу так называемого цивилизованного общества.  То есть, в резервацию.

11.01.2019
Нужно с детства воспитывать неприятие коррупции на уроках православной этики
10 комментариев Нужно с детства воспитывать неприятие коррупции на уроках православной этики

Инициатива проведения антикоррупционных проповедей в СМИ звучит чуть-чуть наивно. Нельзя отдельно брать церковную проповедь (в СМИ, не в СМИ), надо вообще забыть постановку вопроса об отделении церкви от государства не в светском, а в советском понимании, то есть в отделении церкви от общества. Церковь должна участвовать в воспитании. Некоторые считают, что на таком уровне, как Васильева, что проповеди, что не проповеди - все бесполезно. Но, во-первых, иногда бывает полезно, а во-вторых, начинать-то надо с детства.

Надо понять, что главной причиной системного кризиса, который потрясает наше отечество, является вот эта вопиющая коррупционность, бесчестность человека, она же неисполнение служебных обязанностей, этот ряд можно продолжить. Этот кризис  связан с другим кризисом - духовно-нравственным, как часто напоминает патриарх на различных общественных собраниях, во время проповеди и т.д. А духовно-нравственный кризис это не кризис кинопроцесса, как многие думают. Духовно-нравственное воспитание это не поход в театр, нет, это вера!

Люди, за 80 лет советского режима отлученные от веры, выросли казнокрадами. Как же на них воздействовать? Да никак, кроме введения в курс школы тех же основ православной культуры. Не в 4-м, 5-м классе по одной четверти, а гораздо шире, до 10 класса. А может, и не Основ, а Закона Божия, который бы по другому сейчас назывался. Скажем, в Германии это уже есть. Там церковь отделена от государства, однако во всех учебных заведениях, воспитательных, детских садах, институтах преподают основы веры, а в университетах даже не основы, там существуют теологические кафедры. Мы страна многоконфессиональная, значит, по месту проживания должны вводиться основы исламской культуры, буддийской культуры. Предмет обязательный, но по выбору родителей. И потом дети, как и их родители, живут совершенно по-другому.

Да, некоторые родители против курса "Основы православия". Так им по сколько лет? По 20 лет им было во время крушения советской власти, это бывшие комсомольцы, а кто их родители? Крещеных-то много, 80% между прочим, но только 60% из них именуются церковными людьми. Где остальные 20%? В храм ходит еще меньше, конечно. А уж ведут практически церковную жизнь еще меньше. То, что 26% родителей не хотят православных уроков, это нормально, и, по существу, немного. Для нашего нынешнего общества это хорошие результаты.

Церковь учит человека быть нравственным в каждой своей проповеди. Если он ходит в церковь, то слушает о том, что надо жить по Евангелию, не красть ни у государства, ни у ближнего своего. Конечно, надо это объяснять и в СМИ. Уже пытаются сколько лет писать различные статьи, делать радиопередачи на нравственные темы. Но их не так много. Где вы, например, видите телепередачи, кроме «Слова пастыря»?

Самая простая цитата, еще из ветхих заповедей, общая для всех: «Не укради», «Не пожелай…»..., там целый ряд перечисляется, «...ближнего своего», это тоже самое. Это не просто нравоученьица, Библия - это Слово Божие. Нарушающий заповедь тяжко грешит. И ответит -  и в будущей жизни, и в этой - разрушением собственной жизни. Сколько бы веревочка ни вилась, что называется. Цитат таких много. Все Священное писание связано с установкой, чтобы человек не грешил.

25.01.2016
Лишних мер при охране веры и места богослужений быть не может
115 комментариев Лишних мер при охране веры и места богослужений быть не может

Да, я скажу, что закон о защите религий нужен. Конечно же, он нуждается в  доработке. Я видел, распечатку содержания того закона, который будет отнесен к 148 статье – «препятствование исполнению культов…», она всегда была, даже при Советской власти. Сама власть пресекала религиозные культы, однако для мировой общественности такой закон существовал. Нового закона не будет, как мы поняли в понедельник, но похожие статьи, а там два пункта, скорее всего, перекочуют в статью 148.

Я хочу сразу сказать, у нас почему-то в полемике, даже когда разработчики начинают разговаривать с противниками, возникает ощущение, что ни те, ни другие, ни третьи отечественного законодательства не читали. Недавно был Общественный стол: кто-то кричал о том, как быть с выставкой Сальвадора Дали, а другой человек, православный, боялся, что тогда сектанты тоталитарные будут подавать в суд на него как на активиста. Дело все в том, что в предлагаемом проекте, в этих двух пунктах,  речь вообще-то идет о местах совершения богослужения, почитания и паломничества. В первом случае, скажем, о Храме Христа Спасителя, о синагоге, о мечети и о каких-то святынях, например, крест на Поклонной горе.

В Финляндии во время рассмотрения «дела Пусси»  человек пришел поддержать их с банкой мочи и тут же был арестован. В Израиле человек пришел со свиной головой к Стене Плача, получил 2 года. В Германии,  Америке, во Франции, как мы помним, за такие вещи наказывают.

А вторая, более строгая санкция с возможным  тюремным заключением возможна, когда прекращение богослужения, молебна, сопрягается с прямым кощунством, с тем же вандализмом, который носит теперь антирелигиозный характер. Взяли, раскололи иконы, был случай, залили какой-то краской, нагадили, испачкали. Я думаю, такое действие – оно сознательное. Ведь в праве различается субъективная и объективная сторона. Человек или группа лиц по сговору приходит в то или иное место совершения традиционного богослужения и устраивает там вакханалию, да еще бьет иконы или другие священные предметы, то, наверное, государство, должно принимать меры строгие, а не просто внушение, не одни общественные работами 10 суток.

На самом деле, в Административном кодексе уже, по-моему, 5-6 лет существует статья, правда, слабенькая. Там штраф до тысячи рублей был до недавнего времени, и там есть «оскорбление чувств верующих». Значит, юридически это сформулировано и для правоведов, на самом деле, это понятно, о чем идет речь. Надо читать действующее уголовное право и знать, что там происходит. И последнее, почему все-таки про верующих, мы живем в стране, где 70 лет православным верующим, увы, и другим нашим традиционным был устроен  настоящий погром. Поэтому лишнего, охраняющего веру и места богослужений, быть не может. Кашу маслом не испортим, такое ощущение не только у меня.

19.04.2013
  • Валентин Лебедев Валентин Лебедев

    председатель Союза православных граждан

    Валентин Владимирович Лебедев - главный редактор журнала «Православная беседа»

    Эксперт