Рубен Маркарьян: Собственники снесенных в Москве павильонов имеют право на получение компенсации

Рубен Маркарьян: Собственники снесенных в Москве павильонов имеют право на получение компенсации

Для исключения возможности повторения в регионах московской «Ночи больших ковшей» до конца этой недели запланировано внесение в Госдуму законопроекта, запрещающего снос самовольных построек без решения суда. Недавняя ситуация в столице поставила перед законодателями неразрешимый пока вопрос: может ли право собственности, гарантированное Конституцией РФ, нарушаться во имя честности ведения бизнеса» и «удобства граждан».

Самое время, оглядываясь на события ночи с 8 на 9 февраля в Москве, вспомнить, что Правительство города объясняло выход экскаваторов на добрую сотню «объектов» близ станций метрополитена исполнением постановления N 829-ПП «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» (далее - Постановление).


В преамбуле Постановления N 829-ПП, принятого московским правительством 8 декабря 2015г., отмечается,  что документ принят в целях реализации положений ст. 222 Гражданского кодекса (ГК) Российской Федерации, в частности ч. 4 указанной статьи.

Помочь разобраться, насколько Постановление  столичных властей в действительности соответствует нормам ст. 222 ГК РФ, «ЗАКОНИЯ» попросила заместителя президента Гильдии российских адвокатов, члена общественного Совета при Министерстве юстиции РФ, кандидата юридических наук Рубена Маркарьяна.

Адвокат предложил обратиться к источнику – ст.222 ГК РФ, в ч .4 которой говорится, что решение о сносе самовольной постройки принимается органом местного самоуправления городского округа (муниципального района).

В соответствии с законом города Москвы от 6 ноября №56 «Об организации местного самоуправления в городе Москве» на всей территории города Москвы действуют органы местного самоуправления, которые формируются и финансируются независимо от городских органов власти. Это — муниципальные округа, городские округа, поселения. Передача полномочий по принятию решений о сносе самовольной постройки с муниципального уровня на городской (субъектовый) федеральным законодательством не предусмотрена. Не предусмотрена она и московским законодательством. Между тем, п. 4 Приложения № 1 к Постановлению прямо говорит, что «решение о сносе самовольной постройки принимается Правительством Москвы путем принятия правового акта, предусматривающего включение самовольной постройки в перечень». На каком основании органы власти города Москвы присвоили себе полномочия, предоставленные федеральным законодательством органам местного самоуправления, не ясно.

Кто обязан установить и проинформировать о принятом решении «лицо, осуществившее самовольную постройку»? В ч .4 ст. 222 ГК РФ эта обязанность возлагается на органы местного самоуправления. Однако Постановлением предусмотрено обязанность органов местной власти Москвы информировать кого угодно, но только не лицо, которое осуществило самовольную постройку. В соответствии с п. 5.1 Приложения №1 к постановлению информируются:

- собственник самовольной постройки по состоянию на момент ее создания (возведения),

- собственник самовольной постройки по состоянию на момент принятия решения о сносе самовольной постройки

- правообладатель земельного участка, на котором создана (возведена) самовольная постройка, на момент ее создания (возведения)

- правообладатель земельного участка, на котором создана (возведена) самовольная постройка, на момент принятия решения о сносе самовольной постройки.

О лице, осуществившем самовольную постройку, а так же об обязательстве проинформировать его о принятом решении о сносе самовольной постройки, в тексте Постановления нет ни слова.

В ч . 4 ст. 222 ГК РФ предусмотрены две процедуры информирования о принятом решении. Они зависят от того, выявлено ли лицо, осуществившее самовольную постройку:

а) в случае, если лицо выявлено, указанному лицу в течение 7 дней с момента принятия решения направляется копия решения с указанием срока для добровольного демонтажа объекта.

б) если лицо не выявлено, орган местного самоуправления, принявший решение о сносе самовольной постройки, в течение семи дней со дня принятия такого решения обязан: обеспечить опубликование в порядке сообщения о планируемом сносе самовольной постройки, обеспечить размещение на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» сообщения о планируемом сносе самовольной постройки, обеспечить размещение на информационном щите в границах земельного участка, на котором создана самовольная постройка, сообщения о планируемом сносе самовольной постройки.

Следуя логике, если лицо, осуществившее самовольную постройку, было выявлено уже после опубликования  сообщения о планируемом сносе самовольной постройки, то ему направляется копия решения с указанием срока для добровольного демонтажа объекта (п. а)).

Между тем, Постановлением предусмотрено, что эти два процесса идут параллельно и не зависят друг от друга. Как уже говорилось, о принятом решении информируются все, кроме лица, осуществившего самовольную постройку (и это даже в том случае, если абсолютно четко известно, кто построил объект!). Одновременно происходит публикация на официальном сайте мэра и Правительства Москвы в информационно-телекоммуникационной сети Интернет сообщения о планируемом сносе самовольной постройки и префектурой размещается щит с текстом сообщения в границах земельного участка. Это формула для ситуации, когда не известно, кто осуществил строительство. То есть власти Москвы и не ищут лицо, осуществившее самовольную постройку, как это предусмотрено ст. 222 ГК РФ. Делается вид, что это лицо и не может быть найдено.

Как предусмотрено п. 4. ч. 4 ст. 222 ГК РФ, в случае, если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено, снос самовольной постройки может быть организован органом, принявшим соответствующее решение, не ранее чем по истечении двух месяцев после дня размещения на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» сообщения о планируемом сносе такой постройки. То есть, для сноса постройки во внесудебном порядке абсолютно необходимое условие: факт невыявления лица, осуществившего самострой. Если не известно, кому предъявлять требование о сносе постройки, орган, принявший соответствующее решение, сносит объект самостоятельно. В иных случаях — работает требование о добровольном сносе, а если оно не исполняется, наверное, дальше требуется участие суда. По крайней мере, ч. 4 ст. 222 ГК РФ однозначно дает право самостоятельного сноса органу, принявшему соответствующее решение, только в случае, если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено. Тогда вопрос: если правительство Москвы приравнивает лиц, указанных в п.5.1 Приложения №1 Постановления, к лицам, осуществившим самовольное строительство, и рассылает им требования о добровольном демонтаже, то на каком основании оно реализует право сноса самовольной постройки, предусмотренное для случая, когда указанные лица не были выявлены?

И, наконец, самое любопытное. После осуществления мероприятий по сносу самовольной постройки лицо, являвшееся собственником самовольной постройки по состоянию на момент принятия решения о ее сносе, вправе обратиться в префектуру административного округа Москвы за получением компенсации за снос самовольной постройки при условии одновременного представления документов, подтверждающих прекращение права собственности на снесенную самовольную постройку и внесение соответствующих сведений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Если постройка была возведена незаконно, то компенсацию расходов за снос указанного объекта органы власти должны требовать с лица, осуществившего незаконное строительство, которое нанесло ущерб городу. По крайней мере, в 819-ПП «Об утверждении Положения о взаимодействии органов исполнительной власти города Москвы при организации работы по выявлению и пресечению незаконного (нецелевого) использования земельных участков» предусмотрена именно такая конструкция. Если у преступника конфисковывают незаконно полученные вещи, ему не выплачивается компенсации. 

По мнению Рубена Маркарьяна, «Постановление Правительства N829 вынесено с очевидным нарушением фундаментального права – права собственности.

Ошибочно думать, что чиновник, даже из самых добрых намерений, имеет право лишить собственника права собственности без судебного решения. В противном случае чиновники могут составлять и дополнять списки любого имущества, подлежащего принудительному изъятию по своему усмотрению.

Собственность – это не «липовая бумажка», это отношение между различными субъектами гражданского права по поводу материальных предметов, имущества, вещей. В этих отношениях один из субъектов относится к этому имуществу как к своему. Для остальных оно является чужим».

«Бумажка» всего лишь свидетельствует о наличии этого права, напомнил Рубен Маркарьян. «Поэтому сначала в отношении конкретного объекта и собственника должно быть принято решение суда, а пока этот орган еще существует в России, и лишь после этого кто-то может физически лишать уже бывшего владельца его имущества», - подчеркнул адвокат.

 

17.02.2016

Информационно-правовой портал "ЗАКОНИЯ"

 в избранное

Добавление комментария

Комментарии на форуме

  • Записей нет

Позднее об этом

ТЕМА НЕДЕЛИ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ПЭЧВОРК
Внешний облик российских новостроек законодательно ничем не регламентируется. Вот и зарастают исторические центры российских городов как сорняками стеклянно-бетонными монстрами, которые уничтожают самобытный...

Популярное
Новое