Исключённые из жизни? - 22.11.2018

Исключённые из жизни? - 22.11.2018

Слово invalidus с латыни переводится как бессильный. Можно ли считать бессильными людей, которые завоёвывают медали спортивных Чемпионатов, покоряют Эверест и мировые оперные сцены, руководят государствами, становятся литераторами, учеными, известными судьями и адвокатами? Комитет по правам инвалидов ООН считает, что нет. И рекомендовал так не считать России. По его рекомендации Минтруд предложил уточнить этот термин в российских законах. ОНФ проводит по этому поводу масштабный опрос.

В законах всё спокойно

Что касается законодательства в отношении инвалидов, то тут, что называется, не придерёшься. Они защищены ратифицированной Россией в 2008 году Конвенцией о правах инвалидов ООН, ст.39 Конституции, законами и подзаконными актами, главный из которых –  ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ». Реализуются программы «Доступная среда» и инклюзивного образования. Только вот интересно: по какому такому закону ребёнку-аутисту с няней не дали шанс купить бутылку воды в кафе «Фламинго», не пустили мальчика, страдающего ДЦП на борт лайнера на Урале? По какой программе тюменскому пенсионеру-инвалиду пришлось ползти по ступеням банка за пенсией? У банка не было денег на пандусы? Или чего-то другого не хватало? Неужели законов?

Гуманность не для всех?

Но есть среди 8% населения страны – более 12 миллионов инвалидов те, чьё положение у специалистов вызывает настоящую тревогу. Пациенты психоневрологических диспансеров  сталкиваются с проблемами от невозможности выходить даже не прогулки, до нарушения прав, когда недобросовестные родственники отнимают деньги и жилье. Но в еще более трудном положении оказываются инвалиды, отбывающие наказание в учреждениях ФСИН. «Для инвалидов это превращается в настоящую пытку, - утверждает Уполномоченный по правам человека в РФ  Татьяна Москалькова. - В пенитенциарной системе не предусмотрены помощь и сопровождение инвалидов». А таковых, между прочим, насчитывается более 20 тысяч. Еще 10 тысяч имеют признаки инвалидности. В Конвенции разве записано, что при заключении под стражу гуманность отменяется?

Терминологический спор

По данным правозащитников недовольство у инвалидов и их близких в большинстве случаев вызывает не законодательство об инвалидах, а качество его реализации. Что удивительно, учитывая тот факт, что 69% наших сограждан лично знакомы с инвалидами. А у каждого пятого инвалид является членом семьи. Так что надо менять: термин в Законе «О социальной защите инвалидов», или механизмы его реализации? Какие меры надо еще предпринять, чтобы 12 миллионов наших сограждан не испытывали порой бессилие перед средой, и могли в полной мере реализовать себя как полноправные члены общества? 

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Альбина Бикбулатова
Проректор по методической работе и инклюзивному образованию РГСУ, кандидат технических наук.

За последние годы в вузах России многое сделано для развития инклюзии

Москва в эти дни уже третий раз принимает IV Национальный чемпионат «Абилимпикс», организатором которого выступили федеральные Министерство просвещения и Министерство труда и социальной защиты при поддержке Правительства Москвы. В этом масштабном мероприятии принимают участие 1200 человек из 83 субъектов РФ, победители региональных чемпионатов, люди в возрасте от 14 до 65 лет с различной степенью инвалидности. Они соревнуются в конкурсах профессионального мастерства. В этом году в России в соревновательной программе было всего 107 компетенций, а на Национальный чемпионат приехали соревноваться по 57 компетенциям: это и поварское дело и художественный дизайн, ювелирное искусство, это очень большой блок IT-компетенций, связанных с 3D-проектированием, информационными технологиями, это медицинский и социальный уход, лабораторные анализы и так далее. То есть, практически представлена вся линейка профессий, которая доступна сегодня для абсолютно любого гражданина Российской Федерации с ограниченными возможностями здоровья.

Россия достаточно поздно присоединилась к Международной конвенции по правам инвалидов, и, конечно, еще не всё сейчас идеально в вузах Российской Федерации в вопросах инклюзивного образования. Это связано со многими причинами, не всегда зависит от государства, потому, что ряд вузов находится в исторических зданиях. Очень часто преподаватели не готовы к тому, чтобы развивать инклюзивное образование. Но за  последние четыре года, когда начался второй этап реализации Госпрограммы «Доступная среда» сделано очень много. Создана сеть вузов, которые поддерживают и разделяют принципы инклюзивного образования. Создан 21 ресурсный центр по всей стране, которые охватывают все федеральные округа и регионы. Один из них находится как раз в нашем университете. Аналогичная система создаётся в колледжах, в каждом субъекте есть базовая организация, которая развивает принципы инклюзии и также создана сеть из 25-ти ресурсных учебно-методических центров.

Я достаточно много и долго занимаюсь этим вопросом, хочу сказать, что студенты к инклюзии готовы в большей степени, чем педагоги. Этого внутреннего барьера в группах нет. А вот в педагогах – есть, потому, что это сложно учить разные категории, но мы говорим о том, что сегодня в образовании каждый должен получать индивидуальное внимание. То есть сложно работать с талантливым ребёнком, и есть особые потребности у людей, имеющих ограничения по здоровью. Поэтому, нужно готовить педагогов, нужно готовить и оснащать вузы и иные образовательные организации определенными техническими средствами.

И также по моему опыту могу сказать, что инвалиды на этот термин в большинстве своём не обижаются. Надо разделять общечеловеческий аспект, по которому мы называем их «люди с инвалидностью» - так случилось, что у них  есть особенность, и нормативно-правовое основание, которое позволяет получать выплаты. В федеральном законе написано: «инвалид» и «лицо, имеющие ограниченные возможности здоровья». Это разные статусы и разные выплаты. 

 

Андрей Бабушкин
председатель комитета «За гражданские права»

Государство борется с инвалидизацией населения механическим способом

Я еще не видел ни одного инвалида, которому мешал бы термин «инвалид», это исключительно теоретический спор тех, кто думает, что надо бороться за лучшее, тем самым нивелируя хорошее, это надуманная проблема.

Для того чтобы оказать помощь инвалидам, необходим комплекс мер. В первую очередь, должна быть ответственность за непризнание лица инвалидом. Если человек обладает признаками инвалидности, а медико-социальная экспертиза ему в этом отказывает, то необходимо прописать в законах, чтобы гражданин имел реальную возможность получить социальную помощь государства и государство за отказ его признать инвалидом, должно отвечать.

Пример из практики: приходит к нам человек, у него нет одного глаза, а ему говорят: у вас есть второй, мы вас инвалидом не признаём. И он должен доказывать, что у него сужается угол обзора, что при его профессии, если он, допустим, водитель, он не сможет видеть встречный транспорт и совершит аварию, что это означает снижение его трудоспособности. И он, наконец-то, это доказал, обратившись во все мыслимые и немыслимые инстанции, подняв на ноги общественность, журналистов. Но за два года, что он не был не был инвалидом, не мог работать и не получал никакой помощи от государства, он ничего добиться не мог.

Новые принятые критерии инвалидности очень сложны для восприятия. Там должна быть триада: тяжелое хроническое заболевание или увечье, наступать ограничения по способности к труду, социальному обслуживанию, общению, передвижению, учебе  и плюс к этому должна быть социальная недостаточность, требующая помощи государства. И вот люди должны доказывать, что они инвалиды, что у них нет возможности работать и содержать себя, сложнее учиться, чем всем остальным.  А если люди не имеют знаний, не имеют возможности обратиться к юристам, не имеют опыта отстаивания своих прав, как инвалида? И огромное количество инвалидов мгновенно перестали быть таковыми. То есть, государство начало бороться с инвалидизацией населения не путём улучшения здравоохранения, профилактики, усиления работы по пропаганде здорового образа жизни, качества питания. Оно стало добиваться этого механическим путем, создав непреодолимые барьеры для того, чтобы человек мог быть признан инвалидом. Особенно это тяжело оказалось для людей, которые проживают в небольших населенных пунктах, им сложно добраться до медико-социальной экспертизы, до юристов, они не пользуются интернетом. В уязвимом положении оказались заключенные. Вот человек был инвалидом два десятилетия, к сожалению, совершил преступление, попал в тюрьму, и хотя состояние здоровья его ухудшилось, ему говорят: все, ты не инвалид.

В последнее время ситуация, конечно, улучшается. Возрастает доступность безбарьерной среды, увеличивается перечень предоставляемых лекарственных препаратов, улучшаются условия содержания инвалидов-заключенных. Иногда, когда содержатся несколько инвалидов-колясочников, в тюрьмах специально для них строят лифты, как это было сделано в следственном изоляторе №4 ФСИН России в городе Ростов, появляются, наконец, индивидуальные программы реабилитации инвалидов, но само тюремное пространство для инвалидов не предназначено. Мы понимаем, что инвалид, оказавшись в тюремных условиях, более уязвим, чем все остальные. 

 

Дмитрий Поликанов
Президент «Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение»

Барьеры создаются обществом, а не только ограничениями по здоровью

На расширенном заседании Общероссийского народного фронта, где присутствовали все представители крупных и небольших организаций, работающих с людьми с инвалидностью, многие участники отмечали, что слово «инвалид» настолько уже прижилось и стало нейтральным в русском языке, что оно не задевает людей, во многих случаях не несёт в себе негативного смысла или содержания.

При этом есть проблемы с определением термина «инвалид» в законодательстве. Когда нам Женева даёт рекомендацию, как соблюдать Конвенцию о правах инвалидов,  думается, они имеют ввиду необходимость поменять подоплёку и содержание этого термина. Если менять сам термин, то придется вносить изменения в более чем 18 тысяч федеральных нормативных актов и в десятки тысяч региональных. А если его чуть-чуть подкорректировать в сторону более социального определения и менее медицинского, то мы бы удовлетворили рекомендациям международного сообщества, а с другой стороны – не сильно себе затруднили работу.

Обычно этот термин задевает  людей, у которых инвалидность не врождённая, они её приобрели во взрослом возрасте. Естественно, для них сложно психологически смириться с этим статусом. И задевает родителей инвалидов, которым нужно дойти до какой-то психологической стадии, чтобы принять такого ребенка.

Менять понятие «инвалид» на «человек с инвалидностью» наверное, психологически правильно, потому, что, таким образом, человек оказывается в центре. Но это не настолько принципиально, если мы потихоньку начнём менять не определение, а иные, более серьёзные вещи. Барьеры – они обществом создаются, а не только ограничениями по здоровью.

На днях состоялось встреча Дмитрия Медведева с представителями общественных организаций-инвалидов. Прозвучала цифра, что 50% объектов в нашей стране так или иначе оборудованы теперь доступной средой, что было совершенно немыслимо еще несколько лет назад.
Мне кажется, что меняется и отношение людей: если еще несколько лет назад мы были свидетелями большого количества скандалов, связанных с дискриминацией инвалидов, то сейчас таких случаев практически нет.

Очень хочется верить, что государству удастся поменять систему медико-социальной экспертизы. Два года уже идёт разговор о том, чтобы людям меньше надо бегать с бумажками, чтобы был электронный документооборот, чтобы не надо было подтверждать инвалидность в том случае, когда ясно, что у человека уже ничего не изменится.

В Азербайджане, например, вся эта процедура происходит заочно. Человек идет к врачу, врач делает медицинское освидетельствование, документы по электронной почте отправляет в соответствующее ведомство, оно на них смотрит, не зная ничего про самого человека, учитывая только  показатели, на которые указал врач, принимает решение и  человеку по электронной почте его отправляет. Инвалиду не надо мыкаться по кабинетам, записываться к десяти врачам, собирать какие-то справки. Вот вам пример, когда бывшая страна Советского Союза сумела у себя наладить такую удобную систему. 

 

 

22.11.2018

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Вот так "Защитил" Верховный суд мое право на жилье https://forum.zakonia.ru/showthread.php?t=300860
    Написал Лейканд Валерий (Valeron) 25.11.2018 17:11
  • На расширенном заседании Общероссийского народного фронта, где присутствовали все представители крупных и небольших организаций, работающих с людьми с инвалидностью, многие участники отмечали, что слово «инвалид» настолько уже прижилось и стало нейтральным в русском языке, что оно не задевает людей, во многих случаях не несёт в себе негативного смысла или содержания.

    При этом есть проблемы с определением термина «инвалид» в законодательстве. Когда нам Женева даёт рекомендацию, как соблюдать Конвенцию о правах инвалидов,  думается, они имеют ввиду необходимость поменять подоплёку и содержание этого термина. Если менять сам термин, то придется вносить изменения в более чем 18 тысяч федеральных нормативных актов и в десятки тысяч региональных. А если его чуть-чуть подкорректировать в сторону более социального определения и менее медицинского, то мы бы удовлетворили рекомендациям международного сообщества, а с другой стороны – не сильно себе затруднили работу.

    Обычно этот термин задевает  людей, у которых инвалидность не врождённая, они её приобрели во взрослом возрасте. Естественно, для них сложно психологически смириться с этим статусом. И задевает родителей инвалидов, которым нужно дойти до какой-то психологической стадии, чтобы принять такого ребенка.

    Менять понятие «инвалид» на «человек с инвалидностью» наверное, психологически правильно, потому, что, таким образом, человек оказывается в центре. Но это не настолько принципиально, если мы потихоньку начнём менять не определение, а иные, более серьёзные вещи. Барьеры – они обществом создаются, а не только ограничениями по здоровью.

    На днях состоялось встреча Дмитрия Медведева с представителями общественных организаций-инвалидов. Прозвучала цифра, что 50% объектов в нашей стране так или иначе оборудованы теперь доступной средой, что было совершенно немыслимо еще несколько лет назад.
    Мне кажется, что меняется и отношение людей: если еще несколько лет назад мы были свидетелями большого количества скандалов, связанных с дискриминацией инвалидов, то сейчас таких случаев практически нет.

    Очень хочется верить, что государству удастся поменять систему медико-социальной экспертизы. Два года уже идёт разговор о том, чтобы людям меньше надо бегать с бумажками, чтобы был электронный документооборот, чтобы не надо было подтверждать инвалидность в том случае, когда ясно, что у человека уже ничего не изменится.

    В Азербайджане, например, вся эта процедура происходит заочно. Человек идет к врачу, врач делает медицинское освидетельствование, документы по электронной почте отправляет в соответствующее ведомство, оно на них смотрит, не зная ничего про самого человека, учитывая только  показатели, на которые указал врач, принимает решение и  человеку по электронной почте его отправляет. Инвалиду не надо мыкаться по кабинетам, записываться к десяти врачам, собирать какие-то справки. Вот вам пример, когда бывшая страна Советского Союза сумела у себя наладить такую удобную систему. 


    Дальше...
    Написал Поликанов Дмитрий (Дмитрий Поликанов) 23.11.2018 14:14
  • Я еще не видел ни одного инвалида, которому мешал бы термин «инвалид», это исключительно теоретический спор тех, кто думает, что надо бороться за лучшее, тем самым нивелируя хорошее, это надуманная проблема.

    Для того чтобы оказать помощь инвалидам, необходим комплекс мер. В первую очередь, должна быть ответственность за непризнание лица инвалидом. Если человек обладает признаками инвалидности, а медико-социальная экспертиза ему в этом отказывает, то необходимо прописать в законах, чтобы гражданин имел реальную возможность получить социальную помощь государства и государство за отказ его признать инвалидом, должно отвечать.

    Пример из практики: приходит к нам человек, у него нет одного глаза, а ему говорят: у вас есть второй, мы вас инвалидом не признаём. И он должен доказывать, что у него сужается угол обзора, что при его профессии, если он, допустим, водитель, он не сможет видеть встречный транспорт и совершит аварию, что это означает снижение его трудоспособности. И он, наконец-то, это доказал, обратившись во все мыслимые и немыслимые инстанции, подняв на ноги общественность, журналистов. Но за два года, что он не был не был инвалидом, не мог работать и не получал никакой помощи от государства, он ничего добиться не мог.

    Новые принятые критерии инвалидности очень сложны для восприятия. Там должна быть триада: тяжелое хроническое заболевание или увечье, наступать ограничения по способности к труду, социальному обслуживанию, общению, передвижению, учебе  и плюс к этому должна быть социальная недостаточность, требующая помощи государства. И вот люди должны доказывать, что они инвалиды, что у них нет возможности работать и содержать себя, сложнее учиться, чем всем остальным.  А если люди не имеют знаний, не имеют возможности обратиться к юристам, не имеют опыта отстаивания своих прав, как инвалида? И огромное количество инвалидов мгновенно перестали быть таковыми. То есть, государство начало бороться с инвалидизацией населения не путём улучшения здравоохранения, профилактики, усиления работы по пропаганде здорового образа жизни, качества питания. Оно стало добиваться этого механическим путем, создав непреодолимые барьеры для того, чтобы человек мог быть признан инвалидом. Особенно это тяжело оказалось для людей, которые проживают в небольших населенных пунктах, им сложно добраться до медико-социальной экспертизы, до юристов, они не пользуются интернетом. В уязвимом положении оказались заключенные. Вот человек был инвалидом два десятилетия, к сожалению, совершил преступление, попал в тюрьму, и хотя состояние здоровья его ухудшилось, ему говорят: все, ты не инвалид. 

    В последнее время ситуация, конечно, улучшается. Возрастает доступность безбарьерной среды, увеличивается перечень предоставляемых лекарственных препаратов, улучшаются условия содержания инвалидов-заключенных. Иногда, когда содержатся несколько инвалидов-колясочников, в тюрьмах специально для них строят лифты, как это было сделано в следственном изоляторе №4 ФСИН России в городе Ростов, появляются, наконец, индивидуальные программы реабилитации инвалидов, но само тюремное пространство для инвалидов не предназначено. Мы понимаем, что инвалид, оказавшись в тюремных условиях, более уязвим, чем все остальные. 


    Дальше...
    Написал Бабушкин Андрей (Андрей Бабушкин) 23.11.2018 13:52
  • Москва в эти дни уже третий раз принимает IV Национальный чемпионат «Абилимпикс», организатором которого выступили федеральные Министерство просвещения и Министерство труда и социальной защиты при поддержке Правительства Москвы. В этом масштабном мероприятии принимают участие 1200 человек из 83 субъектов РФ, победители региональных чемпионатов, люди в возрасте от 14 до 65 лет с различной степенью инвалидности. Они соревнуются в конкурсах профессионального мастерства. В этом году в России в соревновательной программе было всего 107 компетенций, а на Национальный чемпионат приехали соревноваться по 57 компетенциям: это и поварское дело и художественный дизайн, ювелирное искусство, это очень большой блок IT-компетенций, связанных с 3D-проектированием, информационными технологиями, это медицинский и социальный уход, лабораторные анализы и так далее. То есть, практически представлена вся линейка профессий, которая доступна сегодня для абсолютно любого гражданина Российской Федерации с ограниченными возможностями здоровья.

    Россия достаточно поздно присоединилась к Международной конвенции по правам инвалидов, и, конечно, еще не всё сейчас идеально в вузах Российской Федерации в вопросах инклюзивного образования. Это связано со многими причинами, не всегда зависит от государства, потому, что ряд вузов находится в исторических зданиях. Очень часто преподаватели не готовы к тому, чтобы развивать инклюзивное образование. Но за  последние четыре года, когда начался второй этап реализации Госпрограммы «Доступная среда» сделано очень много. Создана сеть вузов, которые поддерживают и разделяют принципы инклюзивного образования. Создан 21 ресурсный центр по всей стране, которые охватывают все федеральные округа и регионы. Один из них находится как раз в нашем университете. Аналогичная система создаётся в колледжах, в каждом субъекте есть базовая организация, которая развивает принципы инклюзии и также создана сеть из 25-ти ресурсных учебно-методических центров.

    Я достаточно много и долго занимаюсь этим вопросом, хочу сказать, что студенты к инклюзии готовы в большей степени, чем педагоги. Этого внутреннего барьера в группах нет. А вот в педагогах – есть, потому, что это сложно учить разные категории, но мы говорим о том, что сегодня в образовании каждый должен получать индивидуальное внимание. То есть сложно работать с талантливым ребёнком, и есть особые потребности у людей, имеющих ограничения по здоровью. Поэтому, нужно готовить педагогов, нужно готовить и оснащать вузы и иные образовательные организации определенными техническими средствами.

    И также по моему опыту могу сказать, что инвалиды на этот термин в большинстве своём не обижаются. Надо разделять общечеловеческий аспект, по которому мы называем их «люди с инвалидностью» - так случилось, что у них  есть особенность, и нормативно-правовое основание, которое позволяет получать выплаты. В федеральном законе написано: «инвалид» и «лицо, имеющие ограниченные возможности здоровья». Это разные статусы и разные выплаты. 


    Дальше...
    Написал Бикбулатова Альбина (Альбина Бикбулатова) 23.11.2018 13:47
  • Надо не термины в законах туда сюда менять и механизмы реализации новые изобретать, а отношение к таким людям в социуме менять. Как человек с инвалидностью могу точно сказать, что реализовать себя в полной мере в своей профессии и работать в последующем адвокатом мне мешает не термин инвалид в законе, а отношение нашего общества ко мне как к человеку второго сорта. Я неоднократно отстаивала свои права еще в процессе обучения. Первая ситуация с дискриминацией возникла на 2 курсе университета, когда нас всех отправили в суд проходить учебную практику. Сотрудники суда, увидев что я передвигаюсь при помощи костылей, решили подписать мне практику за 2 минуты лишь бы меня в суде не было. Вторая ситуация возникла при попытке трудоустройства на должность помощника юриста. Мне в трудоустройстве было отказано и заявлено прямым текстом: "Посмотри на себя, ты на костылях, какой из тебя помощник юриста". И таких попыток с отказами было не мало. Мешают ли мне мои костыли по жизни релизовывать себя? Нет, не мешают. Я с успехом закончила школу, получила диплом бакалавра, сейчас учусь в магистратуре, консультирую на форумах....В этом мне мой соц. статус не помеха. А вот работать помощником юриста, адвоката по мнению работодателей я не могу, ибо ноги кривоваты и костыли имеются. Встречают как всегда по одежке. И в этом не термин виноват, а отношение к людям в обществе. И меняя туда сюда термины его не изменить. Сейчас конечно есть множество социальных програм по трудоустройству инвалидов, но проблема в том что эти программы реализуются для галочки, чтобы не платить штрафы. А работа, которую предлагают по таким вакансиям не по полученной специальности. На мой взгляд нужно развивать олимпиады, конкурсы профессионального мастерства, программы стажировок для маломобильных групп населения. Паралельно со стажировками для инвалидов необходимо развивать тренинговые программы для работодателей, для преодоления имеющихся в обществе стериотипов в отношении сотрудников с инвалидностью.
    Написал Анастасия Завьялова 22.11.2018 10:21
  • Термин "инвалид" лично мне не нравится ... Помню с детства, как тётка гордо рассказывала, что мой дядя Степан никак не идёт оформлять инвалидность, потому что инвалидом себя не считает... и ни льгот , ни денег ему ни от государства, ни от кого другого не надо... Настоящий Мужик был!
    Но не каждый человек, возможности которого по той или иной причине ограничены, может о себе позаботится и не нуждается в посторонней помощи...не говоря уже о разной степени инвалидности, а тем более детях-инвалидах. И , думаю, этим людям, на сегодняшнем этапе развития страны, всё равно, как их назовут, лишь бы помощь была своевременной и эффективной. Считаю, сегодня нужно думать о качестве и доступности мер на всей огромной территории РФ, а уж потом и термины обсудим, когда других проблем не будет.

    Переименовали вон милицию в полицию(кучу бюджетных денег потратили только на смену вывесок) и что, с преступностью теперь покончено? ...

    Даже если термин "инвалид" - так себе и не дай Бог никому его в биографию, думаю, что в настоящий момент продвижение инициативы по смене термина будут очередной "бурей в тазике", приведут только к потере не малых средств из бюджета(смена вывесок, изменения в норм.-прав. акты, удостоверения инвалидов... и т.п.) из которых сами инвалиды ни копейки не получат. Кроме того, считаю этот шаг вообще не эффективным, так как ни один нормальный человек не назовёт в лицо другого человека, возможности которого ограничены, инвалидом, прекрасно понимая, что ему это будет не приятно ( по аналогии: если человек, например, старый и толстый, он и сам о себе всё прекрасно знает и это факт, но указывать ему на это - дурной тон) ... а для тех, у кого проблемы с воспитанием и просто с мозгами, вообще разницы нет - заменят термин или нет ... - тут, по аналогии запрета на мат - запретить можно, но "слова" эти из обихода никуда не исчезнут - рты не позашиваешь ... поэтому, считаю и смысла нет.
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 21.11.2018 18:37
  • Слово invalidus с латыни переводится как бессильный. Можно ли считать бессильными людей, которые завоёвывают медали спортивных Чемпионатов, покоряют Эверест и мировые оперные сцены, руководят государствами, становятся литераторами, учеными, известными судьями и адвокатами? Комитет по правам инвалидов ООН считает, что нет. И рекомендовал так не считать России. По его рекомендации Минтруд предложил уточнить этот термин в российских законах. ОНФ проводит по этому поводу масштабный опрос.

    В законах всё спокойно

    Что касается законодательства в отношении инвалидов, то тут, что называется, не придерёшься. Они защищены ратифицированной Россией в 2008 году Конвенцией о правах инвалидов ООН, ст.39 Конституции, законами и подзаконными актами, главный из которых – ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ». Реализуются программы «Доступная среда» и инклюзивного образования. Только вот интересно: по какому такому закону ребёнку-аутисту с няней не дали шанс купить бутылку воды в кафе «Фламинго», не пустили мальчика, страдающего ДЦП на борт лайнера на Урале? По какой программе тюменскому пенсионеру-инвалиду пришлось ползти по ступеням банка за пенсией? У банка не было денег на пандусы? Или чего-то другого не хватало? Неужели законов?

    Гуманность не для всех?

    Но есть среди 8% населения страны – более 12 миллионов инвалидов те, чьё положение у специалистов вызывает настоящую тревогу. Пациенты психоневрологических диспансеров сталкиваются с проблемами от невозможности выходить даже не прогулки, до нарушения прав, когда недобросовестные родственники отнимают деньги и жилье. Но в еще более трудном положении оказываются инвалиды, отбывающие наказание в учреждениях ФСИН. «Для инвалидов это превращается в настоящую пытку, - утверждает Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. - В пенитенциарной системе не предусмотрены помощь и сопровождение инвалидов». А таковых, между прочим, насчитывается более 20 тысяч. Еще 10 тысяч имеют признаки инвалидности. В Конвенции разве записано, что при заключении под стражу гуманность отменяется?

    Терминологический спор

    По данным правозащитников недовольство у инвалидов и их близких в большинстве случаев вызывает не законодательство об инвалидах, а качество его реализации. Что удивительно, учитывая тот факт, что 69% наших сограждан лично знакомы с инвалидами. А у каждого пятого инвалид является членом семьи. Так что надо менять: термин в Законе «О социальной защите инвалидов», или механизмы его реализации? Какие меры надо еще предпринять, чтобы 12 миллионов наших сограждан не испытывали порой бессилие перед средой, и могли в полной мере реализовать себя как полноправные члены общества?
    Написал П. В. (аdmin) 21.11.2018 15:54
ТЕМА НЕДЕЛИ Небезопасное производство
Минтруд решил сделать апгрейд требований по охране труда. Законопроект «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ (в части совершенствования трудового законодательства в области охраны труда)» сейчас обсуждается заинтересованными ведомствами...

Популярное
Новое