У семи нянек…

У семи нянек…

Дети-маугли, дети-подкидыши, их выбрасывают или сдают в приюты, находят в квартирах-помойках. Следственный комитет профессионально и оперативно возбуждает уголовные дела в отношении родителей, участковых, медиков, работников опеки. Работники опеки оперативно ходатайствуют о лишении родительских прав и изъятии ребёнка из семьи. А кто-то поинтересовался, как случилось, что женщина оказалась в сложной жизненной ситуации, может, ей кормить ребёнка нечем из-за потери работы, и ей нужна помощь в трудоустройстве и поиске жилья, консультация психолога, а не клетка и наручники?

Пока гром не грянет

Когда СМИ рассказывают о случаях смерти 7-летнего мальчика-аутиста, спасении 5-летней девочки в захламлённых квартирах, или о молодых мамах, которые оставляют новорождённых детей на мусорках, у шокированной общественности возникают два вопроса: зачем рожали и куда смотрели органы опеки? Рожали, потому, что не соизмеряли силы, не понимали, что предстоит, может, рассчитывали на помощь отца, который исчез. И женщина остаётся одна со своими проблемами, не знает, куда идти, к кому обратиться. По идее в этот момент должны подключиться органы опеки. А по нынешним нормам, опека подключается лишь когда гром грянет. К тому же в российском законодательстве чётко не прописано, при каких именно признаках неблагополучия опека должна изъять ребёнка: это дано на откуп их сотрудникам. И мы читаем истории о том, как ребёнка пытаются забрать из семьи из-за, якобы, плохо вымытых полочек на кухне, или о том, как ребёнок неделю умирал в одиночестве, и никому до него не было дела. И почему именно изъять, а не сделать так, чтобы ребёнку было хорошо в своей семье?

Наказать нельзя помочь

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте Анна Кузнецова признаёт, что те же отчаявшиеся матери боятся обращаться в комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки, потому, что они воспринимаются как карательные. Их задача – защита имущественных прав несовершеннолетних, изъятие детей из семьи, устройство их куда-то и забота о них, как о сиротах. Соседи, которые понимают, что с семьёй и ребёнком проблема, тоже не знают, куда звонить или считают, что «стучать» по нашим понятиям неприлично. Специальных учреждений, которые занимались бы адаптацией заброшенных детей, в России нет. Пилотная система «Социальный навигатор», работающая по принципу одного звонка, а дальше оператор сам направляет женщину в нужные организации, запущена лишь в нескольких регионах. А пока же у множества разрозненных организаций, занимающихся социальной помощью, как в поговорке, дитя без глазу.

Латочный ремонт не помогает?

После убийства девочки опекуном в Татарстане и других трагических происшествий с детьми летом 2018 г. была создана рабочая группа почему-то при Минпросе для реформирования системы органов попечительства путём внесения изменений в профильное законодательство. Тогда речь шла о приёмных семьях и попечителях. Сейчас после волны сообщений о трагедиях в родных семьях снова заговорили о необходимости на законодательном уровне реформировать органы опеки. Вполне возможно, что на её гребне что-то и предпримут. Завтра ещё что-то случится – каждый раз законы переписывать? Может, хватит латать законодательство под каждый конкретный случай, а определить, наконец, координирующую структуру, те же органы соцзащиты, которые обязаны будут помогать попавшим в трудную жизненную ситуацию семьям превентивными методами, а не карательными? И под эти функции уже прописать нормы законодательства?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

 

Ольга Карабанова
Заведующая кафедрой возрастной психологии факультета психологии МГУ, профессор, доктор психологических наук, член-корреспондент Российской Академии образования

 

Безнадзорность, отсутствие внимания и любви губительно сказывается на психике и развитии ребёнка

До того момента, пока ребенка перемещают в специализированное учреждение или другую семью, у него уже присутствует негативный опыт отношений, когда в собственной семье он не получает в значительной мере любви, заботы, подтверждения того, что он чего-то стоит, что он значим для кого-то. В случае безнадзорности, низкого уровня заботы, протекции и даже жестокого обращения, лишения пищи, крова, это губительным образом сказывается для маленького ребёнка на всё его дальнейшее развитие.

В плане личностного, эмоционального развития, если он сталкивается с ситуацией отсутствия любви и заботы, отвержения, у него отсутствуют навыки привязанности, нет оптимизма, открытости к взаимодействию с другими людьми, общительности. Это находит отражение в дальнейшей социализации, в трудностях, связанных с развитием представления о себе, образа Я, трудностями с самооценкой, её заниженностью, низким самопринятием. Это также нарушение эмоциональной сферы, склонность к депрессивным состояниям, трудности сопереживания, эмпатии, высокий уровень тревожности  и так далее.

Жестокое обращение, трудности раннего возраста, влияют и на познавательное, умственное развитие ребенка.  У него имелся дефицит общения, с ним не играли, с ним не разговаривали, и у ребенка наступают нарушения в развитии речи, а на это накладываются уже вторичные нарушения: памяти, мышления, восприятия. Таким образом, ребенок оказывается в очень сложной ситуации социальной и педагогической запущенности, что усиливается трудностями собственного познавательного и умственного развития.

Даже если ребенка перемещают в интернат или другую семью, он уже испытывает сложности адаптации, развития, так как его психика претерпела крайне неблагоприятное влияние. Эти особенности развития порождают и особенности поведения, которые называются склоняющимися или девиантными: это агрессивность, враждебность, социальные провокации, когда ребёнок делает все с точностью до наоборот, чем от него ждут, стремление обратить на себя внимание, пусть даже в такой неадекватной форме.

Также для ребенка в этой связи характерны такие эмоциональные нарушения, которые у взрослых и сверстников вызывают недоверие.  

 

Александра Марова
Директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства, эксперт Общероссийского Народного Фронта

 

При помощи семьям на ранних стадиях кризиса, многих трагедий с детьми удалось бы избежать

На сегодняшний день у органов опеки имеются несколько ключевых болевых точек. Во-первых, нет утвержденного инструментария, которым сотрудники опеки могли бы руководствоваться при проведении оценки, и диагностики ситуации в семье. Ведь сейчас действует только акт обследования жилищно-бытовых условий, утвержденный на федеральном уровне, который предполагает преимущественно оценку внешних условий и совершенно не затрагивает вопросы, связанные с детско-родительскими отношениями, с любовью и привязанностью родителей и детей.

Поэтому, у нас часто встречаются перегибы, когда забирают ребёнка, где, допустим, антисанитария в доме, но родители и дети тесно связаны и любят друг друга. Или, напротив, когда органы опеки ни на что не обращают внимания, и ребёнка оставляют чуть ли не умирать. Нет точки объективизма, получается, у каждого сотрудника опеки точка опоры – это его сугубо личное мнение, что такое хорошо, что такое плохо. Но это принципиально неправильный способ принятия решения о судьбе маленького человека.
Вторая проблема – это отсутствие централизованной системы подготовки специалистов органов опеки, которая готовила бы их к решению тех актуальных задач, которые стоят перед ними. Курсы повышения квалификации есть, но это сухая теория, хотя практика бывает намного обширней и сложней.

Приведение этой системы в необходимый баланс и вид очень долгая кропотливая работа, в основе которой – выстраивание поддерживающей структуры для семей с детьми. Для начала надо разграничивать семьи, которые находятся просто в кризисе: мало денег, потеря работы,
невозможность обеспечить блага своим детям, и совершенно другую категорию: семьи, которые жестоко обращаются со своими детьми, несут прямую угрозу жизни и здоровью своих детей. Сейчас обе эти категории оценивают под одну гребенку, не разбираясь. Поддерживающая среда – это безбарьерный доступ семьи и ребенка к тем  услугам, которые им нужны. Это продленки, детские сады, дополнительный досуг,
медицинские услуги, услуги для детей с ограниченными возможностями. И при этом не надо собирать уйму бумаг, чтобы доказать, что ты в этом нуждаешься. Человек по месту жительства должен прийти в соответствующий орган и получить беспрепятственно эти услуги.

Пока этого нет, семьи от невозможности решить свои проблемы доходят до совершеннейшего кризиса, а потом система, которая им не помогла, не находит ничего лучшего, как изъять ребёнка. Если бы их «подхватили» на начальном этапе, многие семьи не дошли бы до такого кризиса и детских трагедий.

В тех же семьях, где есть угрозы жизни и здоровью ребёнка надо подходить тоже дифференцированно, уметь оценивать эти угрозы, Кроме того, когда органы опеки решают забрать ребёнка из семьи, он помещается в специализированное учреждение, а это убийство для его психики, полнейшая катастрофа. Вместо этого ребёнок может быть перемещен к близким и значимым людям, не обязательно родственникам, это могут быть знакомые родителей, друзья, которых ребенок знает, кому доверяет, и где он будет чувствовать себя в безопасности. Это будет более сохранно для его психики.  

 

Юлия Зимова
руководитель проекта "Ванечка.рф", член комитета ОП РФ по поддержке семьи, детей и материнства

 

Единого перечня услуг семьям со сложной жизненной ситуацией нет в широком доступе

Сейчас в стране активно обсуждается реформа опеки и попечительства, в направлении возможности передачи части полномочий другим организациям, так как у них очень большая нагрузка и, соответственно, большая текучка кадров. Недостаточна и подготовка таких специалистов, на данный момент есть профстандарт, но никакие вузы по нему не готовят. В этом году только состоялся набор в магистратуру МГПУ по специальности «Органы опеки и попечительства».

Но в тех случаях, которые сегодня на слуху с детьми, вопрос скорее, к возможности профилактики и работе системы социальной защиты. Не все дети, которые пострадали за последнее время, находились в поле зрения системы органов социальной помощи, не ходили в детский сад, в школу, не были прикреплены к поликлинике. Спасены они были во многом благодаря соседям.

К сожалению, у нас нет нигде в едином доступе перечня услуг, на которые может рассчитывать семья или одинокая мать. Но во многих регионах есть Центры помощи семье и детям, куда можно прийти и, не обращаясь в органы опеки, или центры  соцобслуживания, получить услуги: оформить льготы, выплаты, обратиться к психологу для работы с ребенком, вплоть до получения продуктового набора, билетов и путёвок.
 

 

Елена Альшанская
Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»
Елена Леонидовна Альшанская - Президент Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

 

В вузах России остро необходима новая специальность: «Органы опеки»

По любому сигналу, даже анонимному, поступившему о неблагополучии ребёнка в семье, угрозе для ребенка, органы опеки обязаны отреагировать. Каков будет результат проверки – это уже другой вопрос: насколько объективно будет исследована ситуация. Проблема заключается в том, как сегодня законодательство регулирует эту сферу.

У нас ни в одном вузе нет такой специальности: специалист органов опеки. В ряде регионов появляются первые ласточки, но это скорее переподготовка, чем изначальная специализация. Хотя это тонкие материи – понять, есть ли насилие в отношении ребенка, опасны ли условия жизни в семье для него, или нет. А у нас получаются, что люди, которые имеют в лучшем случае, психологическое, либо педагогическое и юридическое образование и сотрудники опеки принимают решение на своё усмотрение, руководствуясь общечеловеческими представлениями, на свой страх и риск.. Нет общих исчерпывающих списков, которые помогут верно оценить обстановку. Могут ли они ошибиться? Конечно, могут. В большинстве случаев угадывают и не забирают ребёнка из семьи без повода.

Что из себя представляет повод? Допустим, пьяные родители спят, ребёнок предоставлен сам себе, есть следы побоев, в доме антисанитария, тараканы и так далее. Любой обыватель принял бы такое решение, увидев все перечисленное. Но на самом деле, смотреть надо не столько на это, сколько на отношения между родителями и ребенком. Если имеет место антисанитария, надо определить, какого возраста ребенок. Если маленький, то это реально может быть угрозой ребенку, другое дело, если это подросток.

Кроме того, в обязанность работников органов опеки не входит задача разобраться, почему у матери возникла сложная жизненная ситуация, почему она осталась без работы, жилья, психологической помощи и поддержки. Их задача – усмотреть угрозу для ребёнка в этой ситуации, не исполнение родительских обязанностей. Безусловно, важно увидеть причины и оказать помощь попавшей в трудную ситуацию женщине, может, если агрессивный отец, отселить мать с ребёнком вместе, а не забирать ребёнка совсем из семьи, но у органов опеки нет ресурса для такой помощи, элементарно в штатном расписании не предусмотрены социологи, психологи.

По логике вещей они должны подключать соцзащиту, если они, как в Москве и области, не входят в её состав. Но там они между собой не сильно связаны и не обязаны реагировать на просьбу другого ведомства: у них разные подчинённости, разный функционал, разные обязанности. Кроме того, у нас система социальной помощи – заявительная. Они не могут прийти и сказать: какая у вас сложная ситуация, давайте мы вам поможем. Это мама должна прийти в соцзащиту, добрать кучу документов о том, что она малоимущая и неблагополучная, доказать, что нуждается в этих услугах, выбрать самой эти услуги, пройти комиссию, которая скажет: да, вы действительно нуждаетесь в помощи, тогда эти услуги ей достанутся бесплатно. Если не пройдет комиссию, то сможет получить услуги за деньги.

Вот такая у нас система, которая никак не бьется с реальными трудностями, когда семьи не очень справляются, не социализированы. Но нужна совершенно другая система, как и ювенальная юстиция, которая у нас, к сожалению, воспринимается как нечто ругательное и пугающее. На самом деле, это система правосудия именно для ситуаций, связанных с детьми и подростками, при которой её участники будут иметь специальное образование, знания и квалификации, которые позволят грамотно общаться с детьми, профессионально вести с ними беседы и допросы, принимать судебные решения, основываясь на глубоких знаниях детской психологии и особенностях поведения. 

 

21.03.2019

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • До того момента, пока ребенка перемещают в специализированное учреждение или другую семью, у него уже присутствует негативный опыт отношений, когда в собственной семье он не получает в значительной мере любви, заботы, подтверждения того, что он чего-то стоит, что он значим для кого-то. В случае безнадзорности, низкого уровня заботы, протекции и даже жестокого обращения, лишения пищи, крова, это губительным образом сказывается для маленького ребёнка на всё его дальнейшее развитие.

    В плане личностного, эмоционального развития, если он сталкивается с ситуацией отсутствия любви и заботы, отвержения, у него отсутствуют навыки привязанности, нет оптимизма, открытости к взаимодействию с другими людьми, общительности. Это находит отражение в дальнейшей социализации, в трудностях, связанных с развитием представления о себе, образа Я, трудностями с самооценкой, её заниженностью, низким самопринятием. Это также нарушение эмоциональной сферы, склонность к депрессивным состояниям, трудности сопереживания, эмпатии, высокий уровень тревожности  и так далее.

    Жестокое обращение, трудности раннего возраста, влияют и на познавательное, умственное развитие ребенка.  У него имелся дефицит общения, с ним не играли, с ним не разговаривали, и у ребенка наступают нарушения в развитии речи, а на это накладываются уже вторичные нарушения: памяти, мышления, восприятия. Таким образом, ребенок оказывается в очень сложной ситуации социальной и педагогической запущенности, что усиливается трудностями собственного познавательного и умственного развития.

    Даже если ребенка перемещают в интернат или другую семью, он уже испытывает сложности адаптации, развития, так как его психика претерпела крайне неблагоприятное влияние. Эти особенности развития порождают и особенности поведения, которые называются склоняющимися или девиантными: это агрессивность, враждебность, социальные провокации, когда ребёнок делает все с точностью до наоборот, чем от него ждут, стремление обратить на себя внимание, пусть даже в такой неадекватной форме.

    Также для ребенка в этой связи характерны такие эмоциональные нарушения, которые у взрослых и сверстников вызывают недоверие.  


    Дальше...
    Написал Карабанова Ольга (Ольга Карабанова) 22.03.2019 16:14
  • На сегодняшний день у органов опеки имеются несколько ключевых болевых точек. Во-первых, нет утвержденного инструментария, которым сотрудники опеки могли бы руководствоваться при проведении оценки, и диагностики ситуации в семье. Ведь сейчас действует только акт обследования жилищно-бытовых условий, утвержденный на федеральном уровне, который предполагает преимущественно оценку внешних условий и совершенно не затрагивает вопросы, связанные с детско-родительскими отношениями, с любовью и привязанностью родителей и детей.

    Поэтому, у нас часто встречаются перегибы, когда забирают ребёнка, где, допустим, антисанитария в доме, но родители и дети тесно связаны и любят друг друга. Или, напротив, когда органы опеки ни на что не обращают внимания, и ребёнка оставляют чуть ли не умирать. Нет точки объективизма, получается, у каждого сотрудника опеки точка опоры – это его сугубо личное мнение, что такое хорошо, что такое плохо. Но это принципиально неправильный способ принятия решения о судьбе маленького человека.
    Вторая проблема – это отсутствие централизованной системы подготовки специалистов органов опеки, которая готовила бы их к решению тех актуальных задач, которые стоят перед ними. Курсы повышения квалификации есть, но это сухая теория, хотя практика бывает намного обширней и сложней.

    Приведение этой системы в необходимый баланс и вид очень долгая кропотливая работа, в основе которой – выстраивание поддерживающей структуры для семей с детьми. Для начала надо разграничивать семьи, которые находятся просто в кризисе: мало денег, потеря работы, 
    невозможность обеспечить блага своим детям, и совершенно другую категорию: семьи, которые жестоко обращаются со своими детьми, несут прямую угрозу жизни и здоровью своих детей. Сейчас обе эти категории оценивают под одну гребенку, не разбираясь. Поддерживающая среда – это безбарьерный доступ семьи и ребенка к тем  услугам, которые им нужны. Это продленки, детские сады, дополнительный досуг, 
    медицинские услуги, услуги для детей с ограниченными возможностями. И при этом не надо собирать уйму бумаг, чтобы доказать, что ты в этом нуждаешься. Человек по месту жительства должен прийти в соответствующий орган и получить беспрепятственно эти услуги.

    Пока этого нет, семьи от невозможности решить свои проблемы доходят до совершеннейшего кризиса, а потом система, которая им не помогла, не находит ничего лучшего, как изъять ребёнка. Если бы их «подхватили» на начальном этапе, многие семьи не дошли бы до такого кризиса и детских трагедий.

    В тех же семьях, где есть угрозы жизни и здоровью ребёнка надо подходить тоже дифференцированно, уметь оценивать эти угрозы, Кроме того, когда органы опеки решают забрать ребёнка из семьи, он помещается в специализированное учреждение, а это убийство для его психики, полнейшая катастрофа. Вместо этого ребёнок может быть перемещен к близким и значимым людям, не обязательно родственникам, это могут быть знакомые родителей, друзья, которых ребенок знает, кому доверяет, и где он будет чувствовать себя в безопасности. Это будет более сохранно для его психики.  


    Дальше...
    Написал Марова Александра (Александра Марова) 22.03.2019 15:55
  • Сейчас в стране активно обсуждается реформа опеки и попечительства, в направлении возможности передачи части полномочий другим организациям, так как у них очень большая нагрузка и, соответственно, большая текучка кадров. Недостаточна и подготовка таких специалистов, на данный момент есть профстандарт, но никакие вузы по нему не готовят. В этом году только состоялся набор в магистратуру МГПУ по специальности «Органы опеки и попечительства».

    Но в тех случаях, которые сегодня на слуху с детьми, вопрос скорее, к возможности профилактики и работе системы социальной защиты. Не все дети, которые пострадали за последнее время, находились в поле зрения системы органов социальной помощи, не ходили в детский сад, в школу, не были прикреплены к поликлинике. Спасены они были во многом благодаря соседям.

    К сожалению, у нас нет нигде в едином доступе перечня услуг, на которые может рассчитывать семья или одинокая мать. Но во многих регионах есть Центры помощи семье и детям, куда можно прийти и, не обращаясь в органы опеки, или центры  соцобслуживания, получить услуги: оформить льготы, выплаты, обратиться к психологу для работы с ребенком, вплоть до получения продуктового набора, билетов и путёвок.
     


    Дальше...
    Написал Зимова Юлия (Юлия Зимова) 22.03.2019 15:45
  • По любому сигналу, даже анонимному, поступившему о неблагополучии ребёнка в семье, угрозе для ребенка, органы опеки обязаны отреагировать. Каков будет результат проверки – это уже другой вопрос: насколько объективно будет исследована ситуация. Проблема заключается в том, как сегодня законодательство регулирует эту сферу.

    У нас ни в одном вузе нет такой специальности: специалист органов опеки. В ряде регионов появляются первые ласточки, но это скорее переподготовка, чем изначальная специализация. Хотя это тонкие материи – понять, есть ли насилие в отношении ребенка, опасны ли условия жизни в семье для него, или нет. А у нас получаются, что люди, которые имеют в лучшем случае, психологическое, либо педагогическое и юридическое образование и сотрудники опеки принимают решение на своё усмотрение, руководствуясь общечеловеческими представлениями, на свой страх и риск.. Нет общих исчерпывающих списков, которые помогут верно оценить обстановку. Могут ли они ошибиться? Конечно, могут. В большинстве случаев угадывают и не забирают ребёнка из семьи без повода.

    Что из себя представляет повод? Допустим, пьяные родители спят, ребёнок предоставлен сам себе, есть следы побоев, в доме антисанитария, тараканы и так далее. Любой обыватель принял бы такое решение, увидев все перечисленное. Но на самом деле, смотреть надо не столько на это, сколько на отношения между родителями и ребенком. Если имеет место антисанитария, надо определить, какого возраста ребенок. Если маленький, то это реально может быть угрозой ребенку, другое дело, если это подросток.

    Кроме того, в обязанность работников органов опеки не входит задача разобраться, почему у матери возникла сложная жизненная ситуация, почему она осталась без работы, жилья, психологической помощи и поддержки. Их задача – усмотреть угрозу для ребёнка в этой ситуации, не исполнение родительских обязанностей. Безусловно, важно увидеть причины и оказать помощь попавшей в трудную ситуацию женщине, может, если агрессивный отец, отселить мать с ребёнком вместе, а не забирать ребёнка совсем из семьи, но у органов опеки нет ресурса для такой помощи, элементарно в штатном расписании не предусмотрены социологи, психологи.

    По логике вещей они должны подключать соцзащиту, если они, как в Москве и области, не входят в её состав. Но там они между собой не сильно связаны и не обязаны реагировать на просьбу другого ведомства: у них разные подчинённости, разный функционал, разные обязанности. Кроме того, у нас система социальной помощи – заявительная. Они не могут прийти и сказать: какая у вас сложная ситуация, давайте мы вам поможем. Это мама должна прийти в соцзащиту, добрать кучу документов о том, что она малоимущая и неблагополучная, доказать, что нуждается в этих услугах, выбрать самой эти услуги, пройти комиссию, которая скажет: да, вы действительно нуждаетесь в помощи, тогда эти услуги ей достанутся бесплатно. Если не пройдет комиссию, то сможет получить услуги за деньги.

    Вот такая у нас система, которая никак не бьется с реальными трудностями, когда семьи не очень справляются, не социализированы. Но нужна совершенно другая система, как и ювенальная юстиция, которая у нас, к сожалению, воспринимается как нечто ругательное и пугающее. На самом деле, это система правосудия именно для ситуаций, связанных с детьми и подростками, при которой её участники будут иметь специальное образование, знания и квалификации, которые позволят грамотно общаться с детьми, профессионально вести с ними беседы и допросы, принимать судебные решения, основываясь на глубоких знаниях детской психологии и особенностях поведения. 


    Дальше...
    Написал Альшанская Елена (Елена Альшанская) 22.03.2019 15:39
  • ..хотела, не читая админа писать коммент, но потом прочла и писать стало почти нечего. Согласна, о причинах никому думать не интересно, все шумят о последствиях и думают, что посадив в тюрьму или разорвав на куски ту или иную потерявшуюся в жизни, ни менее чем ребёнок, несчастную женщину, они сделают доброе дело. В таких случаях, когда в неблагополучных, неполных семьях страдает ребёнок, общество с выпученными глазами по всем ТВ-каналам начинает орать с пеной у рта(в том числе мужчины): -Что это за мать? -Да я бы её разорвал? -Зачем рожала? -Почему ребёнок оставался дома один?...и так далее... А все эти громко кричащие и обвиняющие хорошо одетые люди в теле-студиях были в её ситуации, чтобы иметь моральное право её обвинять? ...или хотя бы осуждать? ..а не хотели бы они представить в такой жизненной ситуации свою собственную дочь?... одну, без мужа(женился, сделал ребёнка, ушёл к другой, прекрасно живёт, алиментов не платит, т.к. у него уже др.дети), без поддержки родителей и близких, без денег, вынужденную работать на низкооплачиваемой работе, с которой её могут уволить в том числе за больничные по уходу за ребёнком, а может ещё и с жильём проблема..или ипотека? ..Когда происходят какие-то трагедии, (может быть даже убийства).. всегда важно понять причину ... ведь никто не родился убийцей, мучителем, или безразличной тварью... Думаю, всему есть причины, любого человека(ЛЮБОГО!) можно довести до такого отчаянного состояния, что он потеряет веру во всё чистое, светлое и справедливое, станет безразличен ко всему вокруг, или хуже того, станет ненавидеть и мстить, может готов будет убивать... тут уже от типа личности зависит.
    А ещё хочется спросить у тех возмущённых и призывающих посадить или разорвать: - Почему когда происходят трагедии с детьми у одиноких матерей никто не требует посадить в тюрьму отца этого ребёнка, который в один прекрасный момент просто взял и ушёл из дома, и его совершенно не волнует судьба его ребёнка...- одет ли он, кушал ли он сегодня, здоров ли... а может просит милостыню или собирает бутылки, или даже ворует, чтобы купить поесть себе и матери... Потому что женщина - мать? ... но если она придёт в магазин и гордо скажет: "-Я - женщина-мать!" , никто ей продуктовую корзину не заполнит, одежду даром не даст, ..и взнос по ипотеке за неё не заплатит, и за детские развивающие кружки и секции тоже... А отцы этих несчастных детей живут без проблем и забот, обществом не осуждаемы, а может ещё и весело посмеиваются над бывшей: - Я говорил, что вы без меня подохните!

    Где эти "отцы" кто-нибудь их нашёл...

    И ведь,думаю, у женщин, от которых мужья ушли к другим дамам(бросил с маленьким ребёнком), совсем другая психологическая травма, нежели у женщин-вдов или даже у женщин, мужья которых сидят в тюрьме... Я так думаю... И им, несомненно нужна помощь, а не тюремное заключение(пьющих баб я сюда не отношу...и не оправдываю... хотя, ни пьяницами, ни наркоманами тоже никто не рождается ).

    Если в обществе регулярно происходят какие-то явления, значит для этого есть предпосылки, которым не уделяется внимание. И хорошо, что эту проблему поднимает в т.ч. ЭСМИ "Закония" и именно в контексте поддержки и помощи матерям, а то осуждать, гнобить и хаять у нас все мастера, а помочь, поддержать, похвалить, разобраться в причинах - это в дефиците, на это нужно много времени, сил и средств.
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 20.03.2019 16:57
  • Дети-маугли, дети-подкидыши, их выбрасывают или сдают в приюты, находят в квартирах-помойках. Следственный комитет профессионально и оперативно возбуждает уголовные дела в отношении родителей, участковых, медиков, работников опеки. Работники опеки оперативно ходатайствуют о лишении родительских прав и изъятии ребёнка из семьи. А кто-то поинтересовался, как случилось, что женщина оказалась в сложной жизненной ситуации, может, ей кормить ребёнка нечем из-за потери работы, и ей нужна помощь в трудоустройстве и поиске жилья, консультация психолога, а не клетка и наручники?

    Пока гром не грянет

    Когда СМИ рассказывают о случаях смерти 7-летнего мальчика-аутиста, спасении 5-летней девочки в захламлённых квартирах, или о молодых мамах, которые оставляют новорождённых детей на мусорках, у шокированной общественности возникают два вопроса: зачем рожали и куда смотрели органы опеки? Рожали, потому, что не соизмеряли силы, не понимали, что предстоит, может, рассчитывали на помощь отца, который исчез. И женщина остаётся одна со своими проблемами, не знает, куда идти, к кому обратиться. По идее в этот момент должны подключиться органы опеки. А по нынешним нормам, опека подключается лишь когда гром грянет. К тому же в российском законодательстве чётко не прописано, при каких именно признаках неблагополучия опека должна изъять ребёнка: это дано на откуп их сотрудникам. И мы читаем истории о том, как ребёнка пытаются забрать из семьи из-за, якобы, плохо вымытых полочек на кухне, или о том, как ребёнок неделю умирал в одиночестве, и никому до него не было дела. И почему именно изъять, а не сделать так, чтобы ребёнку было хорошо в своей семье?

    Наказать нельзя помочь

    Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте Анна Кузнецова признаёт, что те же отчаявшиеся матери боятся обращаться в комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки, потому, что они воспринимаются как карательные. Их задача – защита имущественных прав несовершеннолетних, изъятие детей из семьи, устройство их куда-то и забота о них, как о сиротах. Соседи, которые понимают, что с семьёй и ребёнком проблема, тоже не знают, куда звонить или считают, что «стучать» по нашим понятиям неприлично. Специальных учреждений, которые занимались бы адаптацией заброшенных детей, в России нет. Пилотная система «Социальный навигатор», работающая по принципу одного звонка, а дальше оператор сам направляет женщину в нужные организации, запущена лишь в нескольких регионах. А пока же у множества разрозненных организаций, занимающихся социальной помощью, как в поговорке, дитя без глазу.

    Латочный ремонт не помогает?

    После убийства девочки опекуном в Татарстане и других трагических происшествий с детьми летом 2018 г. была создана рабочая группа почему-то при Минпросе для реформирования системы органов попечительства путём внесения изменений в профильное законодательство. Тогда речь шла о приёмных семьях и попечителях. Сейчас после волны сообщений о трагедиях в родных семьях снова заговорили о необходимости на законодательном уровне реформировать органы опеки. Вполне возможно, что на её гребне что-то и предпримут. Завтра ещё что-то случится – каждый раз законы переписывать? Может, хватит латать законодательство под каждый конкретный случай, а определить, наконец, координирующую структуру, те же органы соцзащиты, которые обязаны будут помогать попавшим в трудную жизненную ситуацию семьям превентивными методами, а не карательными? И под эти функции уже прописать нормы законодательства?
    Написал П. В. (аdmin) 20.03.2019 13:51
ТЕМА НЕДЕЛИ Грибы под контролем
Сбор, переработку и оборот дикорастущих грибов, ягод, орехов, берёзового сока и лекарственных растений Минсельхоз планирует взять под свой контроль. Проект соответствующего постановления Правительства опубликован на портале правовых инициатив...

Популярное
Новое