В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

В ГЛАЗАХ СМОТРЯЩЕГО

У нее нет не только юридического определения, но и единого общепризнанного. Но, тем не менее, она является предметом судебных споров, и их количество только растет. Имя ей – красота. Из-за нее перспективные, набирающие обороты направления – эстетическая хирургия и косметология – находятся на втором месте в медицине по конфликтности. При этом, поскольку деятельность пластических хирургов не направлена на  профилактику, диагностику и лечение заболеваний, а исключительно на улучшение человеческой внешности, к медицинским услугам она не относится. Также нет четко прописанных показаний к эстетическим операциям, оценке их эффективности и контролю качества. В итоге страдают обе стороны правоотношений – и врач и пациент.

Подзаконная красота

Косметология и эстетическая медицина – тот не раз уже нами описанный феномен, когда специальность есть – закона нет. Статья 2 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» и пункт 2 статьи 149 Налогового кодекса, дающие определения медицинским услугам, косметологию не видят в упор. Хотя по многим показателям – это медицина: используются соответствующие методики и технологии, направленные на снижение причиняемого или вероятного вреда здоровью. Более того – в противоречие нормам законодательства в ряде подзаконных нормативно-правовых актов они зафиксированы. Например, косметология предусмотрена как вид в Номенклатуре медицинских услуг, утвержденной Приказом Минздрава в 2015 году, также Приказом ведомства в 2018 году утвержден Порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия», в 2012 году – то же по профилю «косметология» и пр.

Шантаж и экстремизм

Есть еще одна проблема, с которой часто сталкивается это направление – перекос в правовой защищенности врача и пациента и проистекающей из него потребительский экстремизм. Вопреки расхожему мнению законодательство четко стоит на защите пациента и по одному из самых жестких законов о защите прав потребителя и как участника отношений по охране здоровья. Чего не скажешь о врачах. Все знают о тысячах исков к клиникам и врачам. Кто-то слышал об исках клиник к пациентам? Или пациенты ведут себя идеально? Не обвиняют в сексуальных домогательствах с целью шантажа, не затевают специально судебные споры с целью взыскания денежных средств?
Эксперты давно указывают на необходимость устранить противоречия, закрепив на законодательном уровне косметологию и эстетическую хирургию как медицинскую услугу, регламентировать медицинскую деятельность по изменению внешнего облика, прописать возрастные ограничения для пациентов, на важность обязательности института страхования профессиональной ответственности для врачей и так далее. Пока же вся эта сфера определяется на взгляд смотрящего.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

Асад Юсуфов
Сопредседатель Гильдии защиты медицинских работников

 

В соотношении «врач-пациент» чаша весов правосудия дала крен в одну сторону

К сожалению, понятие «потребительский экстремизм» стойко закрепилось в обиходе. Юридически правильно называть это явление «злоупотребление правом», это статья 10 Гражданского кодекса РФ. Чтобы защититься от него врачам, действующих правовых норм вполне достаточно, однако правоприменительная практика серьезно «хромает». Сложилась ярко выраженная однобокость в применении этих норм по той простой причине, что клиники, врачи дорожат своей репутацией, стараются не светиться в негативном ключе в информационном плане, опасаясь, что судебные разбирательства вызовут в отношении них негативное отношение.
Защитой врачей должны заниматься как на федеральном уровне, так и сами клиники, владельцы бизнеса, привлекать специализированные компании для проработки внутренних корпоративных правил и подготовки врачей для правильного общения с пациентом. Несомненно, обязательно должно быть страхование профессиональной ответственности врача. Такие системы существуют в Англии, США, но, к сожалению, в России они не развиты. Некоторые страховые компании к такому продукту проявляют интерес, но это не обязательное массовое явление. Поэтому надо вовлечь в этот процесс клиники, владельцев бизнеса, которые должны для себя понять, что это в их интересах в целях защиты от случаев потребительского экстремизма – вымогательствах, шантаже и так далее. Зачастую сами пациенты вовлекают врача в распри, ненужную трату времени и сил на разбирательства. Это повергает врача в депрессию, страх, что его могут осудить и засудить, хотя, возможно, что в его действиях не было ничего предосудительного и неправомерного, негативно повлиявшего на пациента. Но в силу своей правовой неосведомленности врач не осознает, что он может продолжать так же свободно работать, что он является нанятым работником, и его защитой должен заниматься и его работодатель и юристы.
Давно пора комплексно заняться этими вопросами, потому что в соотношении «врач-пациент» чаша весов правосудия дала крен в одну сторону. Понятно, что у страховых компаний есть опасения, что за врачей откажутся платить работодатели – то есть, процесс тормозится на самом начальном этапе: заключении договора о страховании. У медицинских клиник, в свою очередь, есть недоверие к системе страхования.
Нужны несколько ярких примеров, чтобы эта практика заработала. А работать она должна для того, чтобы врач занимался спокойно и сосредоточенно своими делами, не отвлекаясь на разбирательства, которые возьмут на себя страховщики и юристы. Пока же владельцы клиник говорят врачу: сам решай эту проблему за свой счет и своими силами, либо отправляют его в отпуск, чтобы «не позорил» репутацию клиники. А это может быть высококлассный специалист, просто попавший под пресс шантажа и вымогательства.       

 

Александр Саверский
Президент Лиги защитников пациентов

 

Система здравоохранения переведена в рынок и это создало неравенство доступа к ней

Защита прав пациентов и врачей – меч обоюдоострый, а приоритет отдается пациентам, потому, что они за ошибки и неправомерное поведение врачей расплачиваются самым важным: здоровьем, а то и жизнью. В иных случаях надо смотреть обстоятельства произошедшего конфликта. В косметологии и пластической хирургии, несомненно, разобраться не так просто. Конечно, существуют случаи, когда был дефект до операции, и он так и остался после нее, либо стало еще хуже. Есть случаи летального исхода при липосакции и вовсе не по причине анафилактического шока, а из-за инфекционного заражения. Что касается эстетических споров, то это споры «об искусстве».
В деле защиты врачей речь должна начинаться с определения главных материй. Например, что есть медицина – услуга или помощь? Ведь эти понятия влияют на всю структуру и общественных и правовых взаимоотношений в данной сфере. Споры об этом ведутся, сейчас перешли в активную фазу. Однако принимать решение будет очень сложно, так как в законе об охране здоровья определение медицинской помощи дано через услуги, в основе тарификации всей системы  ОМС лежат услуги, и придется отрывать от этой системы всю линейку финансирования. Но двигаться в этом направлении нужно, потому, что вся система здравоохранения переведена в рынок. К сожалению, спор: рынок или государственная функция сейчас до предела обострен. Есть официальные данные, что 34% людей, которые считают, что им нужна медицинская помощь, не обращаются к врачам. И это настоящая катастрофа доверия к системе здравоохранения. Люди не понимают, что это такое: «вторая грудь бесплатно». Аптеки тоже превратились в лавочки, где покупателям пытаются навязать еще какой-то товар. Коммерциализация этой сферы привела к тому, что нормы закона об обязательности оказания медицинской помощи не выполняются. Вместо них действует принцип: хочу лечу, хочу не лечу, из-за которого в регионах отсутствуют необходимые врачи по ряду направлений. И это создало реальное неравенство прав граждан Российской Федерации по доступности государственной помощи, что уже говорить о частной.   

 

Александр Мохов
Доктор юридических наук, заведующий кафедрой медицинского права Московского государственного юридического университета имени Кутафина (МГЮА)

 

Выработка критериев для эстетической медицины сложна из-за субъективности оценок результата

Все, что касается определения качества медицинской помощи или услуг даже основополагающих направлений, достаточно неустойчиво. Но в случае косметологии, эстетической хирургии, надо понимать, какова ее цель.  Улучшающие внешний вид операции проводились еще в Древней Индии, а также в других древних цивилизациях. То есть, это давнее направление. И чтобы определиться с критериями, важно ответить на указанный вопрос. Если это – устранение дефектов, которые негативно влияют на качество жизни, то в данном случае можно выработать определенные критерии. Но совсем другое дело, если есть просто желание человека изменить что-то во внешности, которое переменчиво во времени. Здесь приходится идти по зыбкой почве, когда кроме гражданско-правового договора никаких иных критериев нет. Отсюда риски особенно на первоначальном этапе, так как один участник правоотношений субъективно понимает одно, второй – видит другое. Все это создает проблемы, которые на сегодняшний день практически трудноразрешимы помимо общеизвестных рекомендаций в виде  использования формы информированного согласия и т.д. для защиты добросовестного врача. При этом существует и проблема недобросовестных врачей, которые рекламируют те услуги, которые не могут исполнить на высоком профессиональном уровне.   

 

Александр Эдигер
Врач, клинический фармаколог, токсиколог, эксперт в области медицинской этики. Эксперт общероссийского движения «Сильная Россия»

 

Перекос в защите пациентов в ущерб защиты врачей чудовищный

Врач, клинический фармаколог, токсиколог, эксперт в области медицинской этики. Эксперт общероссийского движения «Сильная Россия»
Перекос в правовой защите пациентов в ущерб защиты врачей существует и он чудовищный. И дело даже не в количестве уголовных дел, которыми радостно размахивают следователи по принципу «выполнения и перевыполнения соцобязательств» по привлечению к ответственности врачей, а о реальном отношении общества к ним. Все никак не определятся: врач – это слуга или, наоборот, господин здоровья. И до тех пор, пока этого не произойдет, ситуация будет оставаться плачевной с тотальным бегством специалистов из профессии.
Врачи не чувствуют своей значимости и нужности и из-за недостаточной правовой защиты, но даже из-за повального увлечения, рекомендованного к тому же отдельными представителями профессии, скачиванием в интернете рекомендаций по диагностике и лечению и отслеживанием их у доктора с карандашом в руках. Но ведь особенно сложные случаи требуют такого «пустячка», как участия профессионала. Врач – это огромный пласт знаний не только в своей узкой практической специальности, но и в физиологии, анатомии, гистологии, биохимии и иных базовых дисциплинах. Пациенту без знания всего этого нечего делать в определении методик лечения. Поэтому у врачей должен быть мандат доверия и уважения общества, гарантии их защиты.   

 

 

13.10.2022

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • К сожалению, понятие «потребительский экстремизм» стойко закрепилось в обиходе. Юридически правильно называть это явление «злоупотребление правом», это статья 10 Гражданского кодекса РФ. Чтобы защититься от него врачам, действующих правовых норм вполне достаточно, однако правоприменительная практика серьезно «хромает». Сложилась ярко выраженная однобокость в применении этих норм по той простой причине, что клиники, врачи дорожат своей репутацией, стараются не светиться в негативном ключе в информационном плане, опасаясь, что судебные разбирательства вызовут в отношении них негативное отношение.
    Защитой врачей должны заниматься как на федеральном уровне, так и сами клиники, владельцы бизнеса, привлекать специализированные компании для проработки внутренних корпоративных правил и подготовки врачей для правильного общения с пациентом. Несомненно, обязательно должно быть страхование профессиональной ответственности врача. Такие системы существуют в Англии, США, но, к сожалению, в России они не развиты. Некоторые страховые компании к такому продукту проявляют интерес, но это не обязательное массовое явление. Поэтому надо вовлечь в этот процесс клиники, владельцев бизнеса, которые должны для себя понять, что это в их интересах в целях защиты от случаев потребительского экстремизма – вымогательствах, шантаже и так далее. Зачастую сами пациенты вовлекают врача в распри, ненужную трату времени и сил на разбирательства. Это повергает врача в депрессию, страх, что его могут осудить и засудить, хотя, возможно, что в его действиях не было ничего предосудительного и неправомерного, негативно повлиявшего на пациента. Но в силу своей правовой неосведомленности врач не осознает, что он может продолжать так же свободно работать, что он является нанятым работником, и его защитой должен заниматься и его работодатель и юристы.
    Давно пора комплексно заняться этими вопросами, потому что в соотношении «врач-пациент» чаша весов правосудия дала крен в одну сторону. Понятно, что у страховых компаний есть опасения, что за врачей откажутся платить работодатели – то есть, процесс тормозится на самом начальном этапе: заключении договора о страховании. У медицинских клиник, в свою очередь, есть недоверие к системе страхования.
    Нужны несколько ярких примеров, чтобы эта практика заработала. А работать она должна для того, чтобы врач занимался спокойно и сосредоточенно своими делами, не отвлекаясь на разбирательства, которые возьмут на себя страховщики и юристы. Пока же владельцы клиник говорят врачу: сам решай эту проблему за свой счет и своими силами, либо отправляют его в отпуск, чтобы «не позорил» репутацию клиники. А это может быть высококлассный специалист, просто попавший под пресс шантажа и вымогательства.       


    Дальше...
    Написал Юсуфов Асад (Асад Юсуфов) 14.10.2022 10:49
  • Защита прав пациентов и врачей – меч обоюдоострый, а приоритет отдается пациентам, потому, что они за ошибки и неправомерное поведение врачей расплачиваются самым важным: здоровьем, а то и жизнью. В иных случаях надо смотреть обстоятельства произошедшего конфликта. В косметологии и пластической хирургии, несомненно, разобраться не так просто. Конечно, существуют случаи, когда был дефект до операции, и он так и остался после нее, либо стало еще хуже. Есть случаи летального исхода при липосакции и вовсе не по причине анафилактического шока, а из-за инфекционного заражения. Что касается эстетических споров, то это споры «об искусстве».
    В деле защиты врачей речь должна начинаться с определения главных материй. Например, что есть медицина – услуга или помощь? Ведь эти понятия влияют на всю структуру и общественных и правовых взаимоотношений в данной сфере. Споры об этом ведутся, сейчас перешли в активную фазу. Однако принимать решение будет очень сложно, так как в законе об охране здоровья определение медицинской помощи дано через услуги, в основе тарификации всей системы  ОМС лежат услуги, и придется отрывать от этой системы всю линейку финансирования. Но двигаться в этом направлении нужно, потому, что вся система здравоохранения переведена в рынок. К сожалению, спор: рынок или государственная функция сейчас до предела обострен. Есть официальные данные, что 34% людей, которые считают, что им нужна медицинская помощь, не обращаются к врачам. И это настоящая катастрофа доверия к системе здравоохранения. Люди не понимают, что это такое: «вторая грудь бесплатно». Аптеки тоже превратились в лавочки, где покупателям пытаются навязать еще какой-то товар. Коммерциализация этой сферы привела к тому, что нормы закона об обязательности оказания медицинской помощи не выполняются. Вместо них действует принцип: хочу лечу, хочу не лечу, из-за которого в регионах отсутствуют необходимые врачи по ряду направлений. И это создало реальное неравенство прав граждан Российской Федерации по доступности государственной помощи, что уже говорить о частной.   


    Дальше...
    Написал Саверский Александр (Александр Саверский) 14.10.2022 10:37
  • Все, что касается определения качества медицинской помощи или услуг даже основополагающих направлений, достаточно неустойчиво. Но в случае косметологии, эстетической хирургии, надо понимать, какова ее цель.  Улучшающие внешний вид операции проводились еще в Древней Индии, а также в других древних цивилизациях. То есть, это давнее направление. И чтобы определиться с критериями, важно ответить на указанный вопрос. Если это – устранение дефектов, которые негативно влияют на качество жизни, то в данном случае можно выработать определенные критерии. Но совсем другое дело, если есть просто желание человека изменить что-то во внешности, которое переменчиво во времени. Здесь приходится идти по зыбкой почве, когда кроме гражданско-правового договора никаких иных критериев нет. Отсюда риски особенно на первоначальном этапе, так как один участник правоотношений субъективно понимает одно, второй – видит другое. Все это создает проблемы, которые на сегодняшний день практически трудноразрешимы помимо общеизвестных рекомендаций в виде  использования формы информированного согласия и т.д. для защиты добросовестного врача. При этом существует и проблема недобросовестных врачей, которые рекламируют те услуги, которые не могут исполнить на высоком профессиональном уровне.   


    Дальше...
    Написал Мохов Александр (Александр Мохов) 14.10.2022 10:28
  • Врач, клинический фармаколог, токсиколог, эксперт в области медицинской этики. Эксперт общероссийского движения «Сильная Россия»
    Перекос в правовой защите пациентов в ущерб защиты врачей существует и он чудовищный. И дело даже не в количестве уголовных дел, которыми радостно размахивают следователи по принципу «выполнения и перевыполнения соцобязательств» по привлечению к ответственности врачей, а о реальном отношении общества к ним. Все никак не определятся: врач – это слуга или, наоборот, господин здоровья. И до тех пор, пока этого не произойдет, ситуация будет оставаться плачевной с тотальным бегством специалистов из профессии.
    Врачи не чувствуют своей значимости и нужности и из-за недостаточной правовой защиты, но даже из-за повального увлечения, рекомендованного к тому же отдельными представителями профессии, скачиванием в интернете рекомендаций по диагностике и лечению и отслеживанием их у доктора с карандашом в руках. Но ведь особенно сложные случаи требуют такого «пустячка», как участия профессионала. Врач – это огромный пласт знаний не только в своей узкой практической специальности, но и в физиологии, анатомии, гистологии, биохимии и иных базовых дисциплинах. Пациенту без знания всего этого нечего делать в определении методик лечения. Поэтому у врачей должен быть мандат доверия и уважения общества, гарантии их защиты.   


    Дальше...
    Написал Эдигер Александр (Александр Эдигер) 14.10.2022 10:25
ТЕМА НЕДЕЛИ ЮРИДИЧЕСКАЯ МОНОПОЛИЯ
Верховный Суд РФ предлагает распространить монополию дипломированных юристов на суды всех уровней, внеся изменения в статью 49 Гражданского процессуального кодекса («Лица, которые могут быть представителями...

Популярное
Новое