Справедливость – высший закон? - 24.01.2019

Справедливость – высший закон? - 24.01.2019

Россия перманентно удерживает лидерство по количеству обращений в ЕСПЧ, сумме присуждённых компенсаций (за 29 лет выплачено около €200 млн) и наибольшему числу неисполненных решений – четверть от общего числа. При этом доверие к отечественной судебной системе стабильно низкое. По мнению 43% сограждан, в стране часто выносятся несправедливые приговоры, 56% уверены, что большинство судей берут взятки. Можно, конечно, ЕСПЧ взять и отменить, уйдя из ПАСЕ, но отменит ли это автоматически социальную напряжённость? Ведь люди идут жаловаться в европы не от хорошей жизни. К тому же, в нашем понимании и судебной практике, закон и справедливость не всегда одно и то же.

По закону, но не по совести

Начальник УВД одного из районов Новосибирской области был осужден на три года за превышение полномочий. Его вина состояла в том, что отчаявшись бороться со взятками, запретил подчинённым носить на службе собственные деньги. А когда обнаружил у одного из них три тысячи рублей, конфисковал в пользу государства. В Сибири дочь высокопоставленной родительницы сбила двух пешеходов, и суд приговорил её к лишению свободы с отсрочкой приговора. Пенсионера полиции из города Врангель выселяют из единственного жилья – бывшей молочной кухни, которую ему оформили как служебную квартиру. Он получил травму позвоночника, ушёл на пенсию по здоровью, и тут же пришло уведомление суда – семье из пяти человек покинуть помещение. Они теперь бомжи. Мать маленького Данилы из Шадринска была сиротой, ей дали квартиру. Чтобы уберечь сирот от афер, в закон внесли поправки, по которым они не могли продать недвижимость: квартира оформлялась как жильё спецнайма и становилась их только через пять лет постоянного проживания. Мама умерла до этого срока. Суд приказал Даниле выйти вон без предоставления иного жилья. Истории разные, но всех их объединяет то, что решения приняты строго по закону, вызвали широкий общественный резонанс и народное недовольство.

Тонкости формулировок

В том, что касается понятий законности и справедливости, в российском законодательстве чёрт ногу сломит. По ст. 6 КАС РФ они являются разными признаками судопроизводства. Ст. 1 ГК РФ гласит: «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». То есть, можно действовать законно, но недобросовестно? В ГПК РФ законодатель в основном ограничился законностью, а про принципы справедливости вспомнил аж два раза. В ст. 206, говоря о святая святых – деньгах, которые подлежат взысканию в пользу истца и в ст. 391.11., если о ней, справедливости, напомнит Председатель ВС РФ, не меньше. В п. 3. ст. 2 АПК РФ написали-таки про справедливость решения, но скромно умолчали, что под этим понимается. А действительно, если нет представления о том, что это такое, зачем писать?

Что необходимо предпринять, чтобы добросовестность и справедливость стали синонимами законности, а формальное правосудие перестало ломать судьбы и вызывать общественное недовольство? Не пора ли дать им, наконец, четкое определение в гражданском и административном праве? Где проходят границы справедливости и закона, и почему они до сих пор разделены?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

 

Вячеслав Лысаков
Первый зампредседателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству

 

Законы не всегда справедливы

По общечеловеческим понятиям закон должен быть справедлив. К сожалению, не всегда так бывает. Закон защищает общественные интересы, но при этом он может быть несправедлив. Надо учитывать, что закон – это живой организм, и его надо менять в зависимости от новых ситуаций, рисков, вызовов. Надо дифференцировать пробелы в законодательстве, и принятый закон, который все считают абсолютно правильным, но если подходить с точки зрения науки, он несправедлив и неправилен.

Приведу пример из сферы уголовного права. На днях наш комитет одобрил к первому чтению законопроект, внесенный на рассмотрение Правительством РФ, и вызванный решением Конституционного суда. Он обратил внимание на то, что водители, оставляющие место ДТП, в случае, если имеются жертвы, находится в более выгодном положении, чем те, кто остались. Произошло ДТП, человек виноват, из-за него произошла авария, он сбежал, оставил истекающих кровью людей, которых можно было спасти, не оказал им помощь, никого не вызвал и прячется, чтобы уйти от ответственности. При этом, когда его находят, либо сам он является в органы правопорядка, он говорит, что у него был стресс, он испугался. Дело в том, что как правило, сбегают люди, состоящие в состоянии опьянения: алкогольного, наркотического, психотропного. Наркоманы очень боятся того, что будет зафиксировано, что они, находясь под воздействием наркотиков, совершили ДДП, и их поставят на учёт. Поэтому люди и скрываются, чтобы получить меньшее наказание, так как доказать состояние опьянения через 2-3 дня невозможно, и,  соответственно, они несут ответственность как водители, которые были трезвы на момент ДТП – получают срок на два года меньше. Это несправедливо. И эта несправедливость будет исправлена в ближайшее время. Теперь если человек сбежал, то наказание в случае, если есть жертвы, для него будет как для водителя, находившегося в состоянии алкогольного опьянения. 

В своё время был введён нулевой промилле, закон говорил, что любое количество алкоголя, выдыхаемого в воздухе и в крови, является доказательством состояния алкогольного опьянения.  При том, что этот вопрос сложный: опьянение  наступает с 0,8 промилле, запах с 0,3 промилле, но нарушение функциональных реакций организма наступает с 0,5-0,8 промилле.  Но тем не менее, мы решили отказаться от этого термина, потому, что многие думали, что разрешенный  промилле – это разрешение немного выпить. Я много времени потратил на то, чтобы доказать во многих инстанциях, в том числе в Госдуме, что есть такое понятие, как совокупная суммарная погрешность измерений. Эти показатели зависят от обмена  веществ (при повышенной кислотности, при сахарном диабете они выше), от состояния воздуха – физических, химических параметров, давления, газового  состава, влажности и от погрешности прибора. Вот это называется возможность суммарной погрешности измерений. Бывали случаи, когда суды признавали водителя пьяным даже за цифры, входящие в погрешность самого прибора. Судье показывали его паспорт и говорили: 0,02 и 0,05 – это погрешность прибора. А судья говорил: ничего не знаю, не ноль, значит, он пьян. Этот абсурд продолжался несколько лет. Потом законодательно этот перекос был исправлен, были внесены изменения в КоАП. Теперь существует понятие возможной суммарной погрешности измерений и человек признается употреблявшим алкоголь, если у него больше 0,16 мг на литр этанола. Я сделал депутатский запрос, и оказалось, что не менее 25% водителей на момент действия закона о нулевом промилле, были лишены водительского удостоверения по закону, но не справедливо, за цифры, которые сейчас входят в рамки возможной суммарной погрешности измерений. Закон имеет  обратную силу, если это улучшает положение граждан, поэтому те, у кого срок лишения прав не истек, получили свои назад свои удостоверения. Вот вам пример того, что закон есть закон, он строг, но он не был справедлив, он был даже не научен. Поэтому мы исправили эту несправедливость, и в этой части теперь закон и строг и справедлив. 

 

Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем

 

Суд присяжных чаще всего обеспечивает справедливое правосудие

Нет уверенности в том, что справедливость удастся транслировать в законодательство, создать полностью справедливые законы. Дело в том, что справедливость – трудноопределимая норма в применении к судопроизводству. Она не линейка, она конкретна в каждом отдельном случае, но не в целом. Пытаясь каждый раз уточнять законодательство с точки зрения частных случаев проявления справедливости, мы рискуем сделать его громоздким и субъективным.

Тогда у судьи появится люфт, в рамках которого именно он сможет определять, что законно, а что нет. А это чревато тем, что поскольку все мы люди, личное мнение судьи будет мерилом справедливости и подменять её.

В нынешней мировой системе единственный правовой механизм, который позволяет приблизиться к нормам справедливости – это институт суда присяжных. Люди, которые в нем заседают, могут не знать законов, но они на глубоком внутреннем уровне чувствуют, что справедливо, а что нет. Они не определяют, сколько лет должен получить подсудимый и какова квалификация его деяния, они определяют, виновен он или нет. Разумеется, этот институт не 100% панацея от неверных решений. Человек не Бог. Но на то есть и судья, который рассматривает дело уже с точки зрения права и определяет степень вины человека.

В революционные годы начала прошлого века в нашей стране уже была практика, когда справедливость была поставлена над законом, и он слился с революционным сознанием. Ни к чему хорошему это не привело. Мы должны делегировать вопросы законности и справедливости суду. Другое дело, что законы должны быть прописаны так, чтобы избежать двоякого толкования и возможности обхода справедливого решения в пользу законного, но ущемляющего права гражданина.

 

Тамара Морщакова
экс-судья Конституционного суда РФ, Заведующая кафедрой судебной власти факультета права ВШЭ, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека
доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ

 

Большинство решений судов не являются законными и обоснованными

Не соглашусь с посылом о необходимости четкой регламентации понятия несправедливость в законодательстве. Надо снижать сначала число решений, которые не являются ни законными, ни обоснованными. И тогда уже можно  говорить внутри тех решений, которые мы можем признать такими, о  справедливости, как категории, имеющей разный смысл. Категории, которая  предполагает, что справедливое решение должно восстанавливать право человека, который обратился за защитой в суд, решение, которое принято в правильных, справедливых процедурах, позволивших гражданину защитить себя перед судом.

Я не согласна с тем, что большинство наших решений является законными и обоснованными, хотя суды часто ссылаются на то, что жалоб мало, граждане не оспаривают вынесенные акты, значит, они хорошо работают. Они это не делают, потому, что надежды после того, как их дела были рассмотрены судом первой инстанции на то, что суд будет справедливо разбираться, у них просто не остается.  

Снижать количество незаконных решений – сложная проблема, надо её решать просто на основе принципов. Прежде всего, суд должен быть независимым, таковым он не является, поэтому он не принимает решения так, как положено. У нас очень много плохих законов, их суды должны сами проверять на их соответствие представления о праве, включая и справедливость, и не применять несправедливые законы,  говоря юридически – неправовые. Законы, которые отступают при   регулировании тех или иных отношений от правовых принципов. Пример: есть принцип, запрещающий наказывать за одно и то же деяние, а у нас уголовная ответственность построена в основном на том, что человека уже дважды наказали в административном порядке. И его уже третий раз будут наказывать за то же деяние

Подводя итоги, скажу, для обеспечения справедливых решений нам нужны: независимость суда и хорошие правовые акты. У нас нет ни того, ни другого. Поэтому у нас так много жалоб в Конституционный суд. 

 

Рубен Маркарьян
Телефон приемной: +7 (495) 691-62-63
Главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», заместитель Президента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член рабочей группы президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и взаимодействию со структурами гражданского общества, кандидат юридических наук

 

Суды должны проверять свои решения не только на законность, но и на справедливость

В Конституции Российской Федерации, в преамбуле указывается, что мы, многонациональный народ России, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, принимаем настоящую Конституцию. То есть, мы её приняли, в том числе, потому, что верим в справедливость. Кстати, в Основном законе написано, что каждый имеет право на судебную защиту. То есть, первично, получается, мы, веря в справедливость, предоставляем право на судебную защиту граждан в рамках судопроизводства. А вот в ГПК, который регулирует гражданское судопроизводство, забыли написать, что это такое. Написали, только что решение суда должно быть законным и обоснованным. И при этом, аж в какой-то 391.11 статье ГПК, практически на его задворках указано, что Председатель Верховного суда, увидев  фундаментальное нарушение норм права, может, исходя из принципов справедливости, внести  представление на отмену судебного акта. То есть, получается, что Председатель ВС – это единственное лицо, которое проверит решение на соответствие справедливости. Все остальные вышестоящие инстанции, после первой, оказывается, на справедливость не проверяют. Они проверяют только законность и обоснованность.

Теперь, что же это такое, справедливость, на примерах. Решение может быть по логике вещей законным и обоснованным, но не справедливым. Хотя, по-моему,  это нонсенс: не может быть справедливым решение, если оно незаконно и наоборот: оно законно и обосновано, но несправедливо. Так не бывает. Потому, что закон пишется как раз, исходя из Конституции, для того, чтобы восстановить эту самую справедливость. Пример: сидит человек в СИЗО 26 месяцев, хотя по закону положено 18-ть. И следователь его не хочет выпускать. Он все время идет в суд и продлевает срок пребывания под стражей. Единственное основание для такого – ознакомление с материалами дела. Суд ему законно под эту 217 статью УПК продлевает содержание под стражей каждый раз на месяц. Следователь передает дело прокурору после того, как обвиняемый ознакомился, прокурор не утверждает обвинительное заключение вот уже третий раз, и отправляет следователю для проведения расследования. А срок содержания под стражей еще идет, потому, что он судом установлен. Следователь, игнорируя прокурора, снова выносит постановление о прекращении стадии предварительного расследования, снова выходит в суд, суд снова продлевает, и всё по закону. Но получается, что человек вроде законно сидит под стражей больше 18-ти месяцев, но это совершенно точно несправедливо, потому, что он не должен находиться под стражей.

Несколько лет назад был у меня один клиент – многократный чемпион Мира по боевым искусствам. Он представлял Россию, но сам был в своё время гражданин  Армении. Ему в Посольстве РФ в Армении вручили российский паспорт, вот он и выступал за Россию, поднимал её флаг на соревнованиях, в его честь звучал российский гимн во время церемонии награждения. Когда через семь лет его спортивная карьера прекратилась, тут кто-то вспомнил, что паспорт когда-то в Посольстве России ему был выдан незаконно, потому, что тот, кто выдавал, не имел права ставить подпись в документах. И его лишили российского гражданства. С одной стороны, вроде законно. Но в тот момент, когда ему вручали паспорт, это было, видимо, очень нужно для России? Он за неё восемь лет выступал, живёт здесь 15 лет, женат, дети в школу ходят. Справедливо ли это, хотя и законно?

Или взыскали алименты с папы 50% от прожиточного минимума в Москве – это около 7 тысяч рублей, учитывая, что у родителей равные права в соответствии с Семейным кодексом. Папа сказал: я безработный, доходов нет. А то, что он раньше был чиновником, что у него приличные капиталы за рубежом, что у ребенка в связи с этим был другой уровень жизни, никого не интересует. И вроде законное решение суда, но ведь и не справедливо, ведь так круто жизнь ребёнку поменяли.

Приведу диаметрально противоположный пример справедливого решения суда, но незаконного. Только этот случай произошел не у нас, а в Великобритании, где, как известно, прецедентное право. Есть у них закон, который регламентирует предоставление вида на жительство. Один из наших соотечественников, студент, отучился больше 10 лет в Великобритании, обзавелся связями, друзьями,  имуществом. Он с детства там, уже не представляет, что такое вернуться в Россию и говорить с акцентом. Обращается он к британскому Home Office, аналогу нашего ФМС и говорит: по закону после 10 лет постоянного проживания в Великобритании, предоставьте, пожалуйста, вид на жительство. 

И ему эта местная миграционная служба отказывает, потому, что по закону имеет право на получение вида на жительство постоянного только тот, кто не выезжал из Англии в течение 10 лет более 500 дней. А у него получилось где-то 600 или 700. Выезжал, в отпуск ездил, на каникулы. И этот человек подает в суд на местный ФМС, и говорит: у меня тут друзья, квартира, я тут получил образование, тут моя будущая работа, владею свободно английским, почему мне надо отсюда уезжать? Потому, что я нарушил какое-то формальное требование о нахождении в стране? Я лично читал это решение суда и просто плакал, честное слово. Потому, что судья удовлетворил требования этого человека, обязал миграционную службу предоставить вид на жительство и указал: да, закон нарушен формально, но нет  оснований не применить исключение. Этот человек не обуза для британского общества, он может платить налоги, он владеет языком, он социально адаптирован и я не вижу оснований для отказа, несмотря на формальное нарушение. Вот у нас никогда в жизни бы никакой суд не принял справедливого решения, просто руководствовался законом. Вот что такое справедливость и почему я ратую за то, чтобы в законе появилась четко прописанная норма, о том, чтобы вышестоящие инстанции и сам суд проверял решение не только на законность и обоснованность, но и на справедливость, коль скоро об этом сказано в Конституции.  

 

24.01.2019

 в избранное

Добавление комментария

(Добавить через форум)

Комментарии

  • Россия перманентно удерживает лидерство по количеству обращений в ЕСПЧ, сумме присуждённых компенсаций (за 29 лет выплачено около ?200 млн) и наибольшему числу неисполненных решений – четверть от общего числа. При этом доверие к отечественной судебной системе стабильно низкое. По мнению 43% сограждан, в стране часто выносятся несправедливые приговоры, 56% уверены, что большинство судей берут взятки. Можно, конечно, ЕСПЧ взять и отменить, уйдя из ПАСЕ, но отменит ли это автоматически социальную напряжённость? Ведь люди идут жаловаться в европы не от хорошей жизни. К тому же, в нашем понимании и судебной практике, закон и справедливость не всегда одно и то же.

    По закону, но не по совести

    Начальник УВД одного из районов Новосибирской области был осужден на три года за превышение полномочий. Его вина состояла в том, что отчаявшись бороться со взятками, запретил подчинённым носить на службе собственные деньги. А когда обнаружил у одного из них три тысячи рублей, конфисковал в пользу государства. В Сибири дочь высокопоставленной родительницы сбила двух пешеходов, и суд приговорил её к лишению свободы с отсрочкой приговора. Пенсионера полиции из города Врангель выселяют из единственного жилья – бывшей молочной кухни, которую ему оформили как служебную квартиру. Он получил травму позвоночника, ушёл на пенсию по здоровью, и тут же пришло уведомление суда – семье из пяти человек покинуть помещение. Они теперь бомжи. Мать маленького Данилы из Шадринска была сиротой, ей дали квартиру. Чтобы уберечь сирот от афер, в закон внесли поправки, по которым они не могли продать недвижимость: квартира оформлялась как жильё спецнайма и становилась их только через пять лет постоянного проживания. Мама умерла до этого срока. Суд приказал Даниле выйти вон без предоставления иного жилья. Истории разные, но всех их объединяет то, что решения приняты строго по закону, вызвали широкий общественный резонанс и народное недовольство.

    Тонкости формулировок

    В том, что касается понятий законности и справедливости, в российском законодательстве чёрт ногу сломит. По ст. 6 КАС РФ они являются разными признаками судопроизводства. Ст. 1 ГК РФ гласит: «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». То есть, можно действовать законно, но недобросовестно? В ГПК РФ законодатель в основном ограничился законностью, а про принципы справедливости вспомнил аж два раза. В ст. 206, говоря о святая святых – деньгах, которые подлежат взысканию в пользу истца и в ст. 391.11., если о ней, справедливости, напомнит Председатель ВС РФ, не меньше. В п. 3. ст. 2 АПК РФ написали-таки про справедливость решения, но скромно умолчали, что под этим понимается. А действительно, если нет представления о том, что это такое, зачем писать?

    Что необходимо предпринять, чтобы добросовестность и справедливость стали синонимами законности, а формальное правосудие перестало ломать судьбы и вызывать общественное недовольство? Не пора ли дать им, наконец, четкое определение в гражданском и административном праве? Где проходят границы справедливости и закона, и почему они до сих пор разделены?
    Написал П. В. (аdmin) 22.01.2019 21:11
  • у каждого класса своя справедливость...(у одних хлеб чёрствый, а у других бриллианты мелкие).....а у работника и работодателя, например, прямо противоположные интересы(у первых меньше работать и больше получать, у вторых - наоборот) ...я уж не буду говорить, что у мужчин и женщин своя правда у каждого (судья-мужчина и судья-женщина одно и то же дело, например, по ст.131 УК РФ рассмотрят по-разному..) Так что, сколько раз не напиши слово "халва", а слаще она от этого не станет.
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 22.01.2019 22:45
  • ..... А если судья принимает решение по внутреннему убеждению, то тут "справедливость" решения будет зависеть от личного жизненного опыта конкретного судьи и от его совести... и ещё от его смелости(судебная власть ведь ни всегда независима на практике), ....а это всё личные качества человека. Человек - ни машина, любым человеком всегда можно манипулировать... Что делать и где найти справедливость в этом продажном мире?... Ну что-то делать конечно нужно, что бы не сорваться в неконтролируемый хаос и анархию... Возможно создать параллельную электронную судебную систему и выносить сперва решение человеческого суда, а потом решение суда электронного(без вмешательства эмоций и личных предпочтений) ... потом сравнить эти решения на коллегии - найти "ключевую фразу"и вынести "окончательный вердикт" Smile
    Написал БольшаяМедведиЦЦа 22.01.2019 23:23
  • Попытки внедрить "справедливость" в правовые концепции предпринимались всегда. В нашей истории - еще со времен Мономаха и Ярослава Мудрого. Но, времена меняются, а проблема остается.

    По сути "справедливость" - это морально-этическая категория. Она может и должна быть использована при формировании правовых норм, но не может подменять их. Именно в силу того, что границы морали, этики не могут очерчены четко и недвусмысленно. Они преимущественно субъективны. А право, закон - не должны быть субъективными.

    Таким образом, пытаться юридически определить понятие справедливости - из области "что такое хорошо и что такое плохо".
    Написал Необязательно Игорь (Vesh-a-Too) 23.01.2019 07:38
  • Прошу обратить внимание, что законодательные формулировки уже содержат в себе суть справедливого правосудия. О чем говорите вы - суть простого несогласия.
    Написал xport 25.01.2019 11:25
  • Орехова Эмилия Георгиевна - Судебный пристав-исполнитель.Кому нужен сотовый телефон этой дамочки, пожалуйста: 8-902-659-5643.https://ahgeliz-3.livejournal.com/16695.html
    Написал Сокол Саша (Саша Сокол) 25.01.2019 15:38
  • В Конституции Российской Федерации, в преамбуле указывается, что мы, многонациональный народ России, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, принимаем настоящую Конституцию. То есть, мы её приняли, в том числе, потому, что верим в справедливость. Кстати, в Основном законе написано, что каждый имеет право на судебную защиту. То есть, первично, получается, мы, веря в справедливость, предоставляем право на судебную защиту граждан в рамках судопроизводства. А вот в ГПК, который регулирует гражданское судопроизводство, забыли написать, что это такое. Написали, только что решение суда должно быть законным и обоснованным. И при этом, аж в какой-то 391.11 статье ГПК, практически на его задворках указано, что Председатель Верховного суда, увидев  фундаментальное нарушение норм права, может, исходя из принципов справедливости, внести  представление на отмену судебного акта. То есть, получается, что Председатель ВС – это единственное лицо, которое проверит решение на соответствие справедливости. Все остальные вышестоящие инстанции, после первой, оказывается, на справедливость не проверяют. Они проверяют только законность и обоснованность.
    Теперь, что же это такое, справедливость, на примерах. Решение может быть по логике вещей законным и обоснованным, но не справедливым. Хотя, по-моему,  это нонсенс: не может быть справедливым решение, если оно незаконно и наоборот: оно законно и обосновано, но несправедливо. Так не бывает. Потому, что закон пишется как раз, исходя из Конституции, для того, чтобы восстановить эту самую справедливость. Пример: сидит человек в СИЗО 26 месяцев, хотя по закону положено 18-ть. И следователь его не хочет выпускать. Он все время идет в суд и продлевает срок пребывания под стражей. Единственное основание для такого – ознакомление с материалами дела. Суд ему законно под эту 217 статью УПК продлевает содержание под стражей каждый раз на месяц. Следователь передает дело прокурору после того, как обвиняемый ознакомился, прокурор не утверждает обвинительное заключение вот уже третий раз, и отправляет следователю для проведения расследования. А срок содержания под стражей еще идет, потому, что он судом установлен. Следователь, игнорируя прокурора, снова выносит постановление о прекращении стадии предварительного расследования, снова выходит в суд, суд снова продлевает, и всё по закону. Но получается, что человек вроде законно сидит под стражей больше 18-ти месяцев, но это совершенно точно несправедливо, потому, что он не должен находиться под стражей.

    Несколько лет назад был у меня один клиент – многократный чемпион Мира по боевым искусствам. Он представлял Россию, но сам был в своё время гражданин  Армении. Ему в Посольстве РФ в Армении вручили российский паспорт, вот он и выступал за Россию, поднимал её флаг на соревнованиях, в его честь звучал российский гимн во время церемонии награждения. Когда через семь лет его спортивная карьера прекратилась, тут кто-то вспомнил, что паспорт когда-то в Посольстве России ему был выдан незаконно, потому, что тот, кто выдавал, не имел права ставить подпись в документах. И его лишили российского гражданства. С одной стороны, вроде законно. Но в тот момент, когда ему вручали паспорт, это было, видимо, очень нужно для России? Он за неё восемь лет выступал, живёт здесь 15 лет, женат, дети в школу ходят. Справедливо ли это, хотя и законно?

    Или взыскали алименты с папы 50% от прожиточного минимума в Москве – это около 7 тысяч рублей, учитывая, что у родителей равные права в соответствии с Семейным кодексом. Папа сказал: я безработный, доходов нет. А то, что он раньше был чиновником, что у него приличные капиталы за рубежом, что у ребенка в связи с этим был другой уровень жизни, никого не интересует. И вроде законное решение суда, но ведь и не справедливо, ведь так круто жизнь ребёнку поменяли.

    Приведу диаметрально противоположный пример справедливого решения суда, но незаконного. Только этот случай произошел не у нас, а в Великобритании, где, как известно, прецедентное право. Есть у них закон, который регламентирует предоставление вида на жительство. Один из наших соотечественников, студент, отучился больше 10 лет в Великобритании, обзавелся связями, друзьями,  имуществом. Он с детства там, уже не представляет, что такое вернуться в Россию и говорить с акцентом. Обращается он к британскому Home Office, аналогу нашего ФМС и говорит: по закону после 10 лет постоянного проживания в Великобритании, предоставьте, пожалуйста, вид на жительство. 

    И ему эта местная миграционная служба отказывает, потому, что по закону имеет право на получение вида на жительство постоянного только тот, кто не выезжал из Англии в течение 10 лет более 500 дней. А у него получилось где-то 600 или 700. Выезжал, в отпуск ездил, на каникулы. И этот человек подает в суд на местный ФМС, и говорит: у меня тут друзья, квартира, я тут получил образование, тут моя будущая работа, владею свободно английским, почему мне надо отсюда уезжать? Потому, что я нарушил какое-то формальное требование о нахождении в стране? Я лично читал это решение суда и просто плакал, честное слово. Потому, что судья удовлетворил требования этого человека, обязал миграционную службу предоставить вид на жительство и указал: да, закон нарушен формально, но нет  оснований не применить исключение. Этот человек не обуза для британского общества, он может платить налоги, он владеет языком, он социально адаптирован и я не вижу оснований для отказа, несмотря на формальное нарушение. Вот у нас никогда в жизни бы никакой суд не принял справедливого решения, просто руководствовался законом. Вот что такое справедливость и почему я ратую за то, чтобы в законе появилась четко прописанная норма, о том, чтобы вышестоящие инстанции и сам суд проверял решение не только на законность и обоснованность, но и на справедливость, коль скоро об этом сказано в Конституции.  


    Дальше...
    Написал Маркарьян Рубен (Рубен Маркарьян) 25.01.2019 17:04
  • Не соглашусь с посылом о необходимости четкой регламентации понятия несправедливость в законодательстве. Надо снижать сначала число решений, которые не являются ни законными, ни обоснованными. И тогда уже можно  говорить внутри тех решений, которые мы можем признать такими, о  справедливости, как категории, имеющей разный смысл. Категории, которая  предполагает, что справедливое решение должно восстанавливать право человека, который обратился за защитой в суд, решение, которое принято в правильных, справедливых процедурах, позволивших гражданину защитить себя перед судом.

    Я не согласна с тем, что большинство наших решений является законными и обоснованными, хотя суды часто ссылаются на то, что жалоб мало, граждане не оспаривают вынесенные акты, значит, они хорошо работают. Они это не делают, потому, что надежды после того, как их дела были рассмотрены судом первой инстанции на то, что суд будет справедливо разбираться, у них просто не остается.  

    Снижать количество незаконных решений – сложная проблема, надо её решать просто на основе принципов. Прежде всего, суд должен быть независимым, таковым он не является, поэтому он не принимает решения так, как положено. У нас очень много плохих законов, их суды должны сами проверять на их соответствие представления о праве, включая и справедливость, и не применять несправедливые законы,  говоря юридически – неправовые. Законы, которые отступают при   регулировании тех или иных отношений от правовых принципов. Пример: есть принцип, запрещающий наказывать за одно и то же деяние, а у нас уголовная ответственность построена в основном на том, что человека уже дважды наказали в административном порядке. И его уже третий раз будут наказывать за то же деяние

    Подводя итоги, скажу, для обеспечения справедливых решений нам нужны: независимость суда и хорошие правовые акты. У нас нет ни того, ни другого. Поэтому у нас так много жалоб в Конституционный суд. 


    Дальше...
    Написал Морщакова Тамара (Тамара Морщакова) 25.01.2019 17:08
  • Нет уверенности в том, что справедливость удастся транслировать в законодательство, создать полностью справедливые законы. Дело в том, что справедливость – трудноопределимая норма в применении к судопроизводству. Она не линейка, она конкретна в каждом отдельном случае, но не в целом. Пытаясь каждый раз уточнять законодательство с точки зрения частных случаев проявления справедливости, мы рискуем сделать его громоздким и субъективным.

    Тогда у судьи появится люфт, в рамках которого именно он сможет определять, что законно, а что нет. А это чревато тем, что поскольку все мы люди, личное мнение судьи будет мерилом справедливости и подменять её.

    В нынешней мировой системе единственный правовой механизм, который позволяет приблизиться к нормам справедливости – это институт суда присяжных. Люди, которые в нем заседают, могут не знать законов, но они на глубоком внутреннем уровне чувствуют, что справедливо, а что нет. Они не определяют, сколько лет должен получить подсудимый и какова квалификация его деяния, они определяют, виновен он или нет. Разумеется, этот институт не 100% панацея от неверных решений. Человек не Бог. Но на то есть и судья, который рассматривает дело уже с точки зрения права и определяет степень вины человека.

    В революционные годы начала прошлого века в нашей стране уже была практика, когда справедливость была поставлена над законом, и он слился с революционным сознанием. Ни к чему хорошему это не привело. Мы должны делегировать вопросы законности и справедливости суду. Другое дело, что законы должны быть прописаны так, чтобы избежать двоякого толкования и возможности обхода справедливого решения в пользу законного, но ущемляющего права гражданина.


    Дальше...
    Написал Журавлев Дмитрий (Дмитрий Журавлев) 25.01.2019 17:11
ТЕМА НЕДЕЛИ Погост с амбициями
В России могут появиться частные кладбища – Минстрой завершает работу над новым законом «О похоронном деле». Речь идёт не о коммерческом объекте, а о государственно-частном партнерстве: земля – государственная, оператор – частный...

Популярное
Новое